Вход Регистрация
Подписка

Британский опыт: пруденциальный надзор всегда берет верх над поведенческим

03.03.2017

Сью Люис, председатель Экспертного совета по защите прав потребителей финансовых услуг при Управлении финансового регулирования (Великобритания), рассказала исполнительному вице-президенту АРБ Эльману Мехтиеву о взаимодействии Совета с регулятором

Эльман Мехтиев: Добрый день, Сью! Спасибо, что нашли время в вашем плотном графике. Цель нашей беседы — понять, как в вашей нынешней роли руководителя Экспертного совета по защите прав потребителей финансовых услуг при FCA (Financial Conduct Authority) вы представляете права потребителей перед финансовыми институтами и регулятором. В чем вы видите роль поведенческого надзора в защите прав потребителей? Что FCA делает для защиты потребителей и как это все может повлиять на поведение потребителей, их благополучие, все то, что мы часто называем финансовым здоровьем?

Сью Люьис: Спасибо за вопрос и возможность рассказать. У регулятора три цели: одна — стабильность и целостность финансовой системы, вторая — конкуренция, третья — защита потребителей. Если мы говорим больше о защите прав потребителей, позвольте мне ответить на ваш вопрос исходя именно из этого. У нас был один регулятор, который несколько лет назад был разделен на две организации: по пруденциальному надзору и по поведенческому. FCA, ответственный за поведенческий надзор, имеет очень широкие полномочия — он может остановить распространение продуктов, может запретить продукты и наказать конкретные лица или компании за неправильное поведение. Важно не забывать, что в Великобритании очень длинная история неправильных продаж.

Эльман Мехтиев: Я помню кризис в банковской сфере начала 90-х в Великобритании, связанный с Payments Protection Insurance.

Сью Люьис: Да, и проблемы в сфере страхования продолжаются до сих пор…

Эльман Мехтиев: До сих пор?

Сью Люьис: Итог — 37 млрд фунтов стерлингов.

Эльман Мехтиев: Это суммы, которые вернули потребителям или только сами штрафы?

Сью Люьис: Это общая сумма компенсаций за неправильные продажи.

Эльман Мехтиев: Компании, которые выплатили эти суммы, все еще живы?

Сью Люьис: Они все еще платят. Банки заплатили в последние 15 лет 51 млрд фунтов стерлингов за различные типы неправильных продаж или иного неправильного поведения. Вы, наверное, слышали про манипуляции с LIBOR и ситуации вокруг FOREX-операций. Это было очень плохо, и регулятор выписал некоторым компаниям очень большие штрафы. К сожалению, выглядит так, что все эти штрафы рассматриваются компаниями как расходы на осуществление бизнеса, потому что они не оказали существенного влияния на их поведение. Мы видим и слышим, как высшие руководители компаний и банков заявляют: «Потребители находятся в самом центре, в сердце нашего бизнеса», но потом оказывается, что средний персонал, те, кто работают в отделениях, до сих пор получают вознаграждение за продажу финансовых продуктов, неважно — подходят они потребителю или нет, «потянет» он их или нет. Мы знаем, что это продолжается. Поэтому, я думаю, шаг за шагом, медленно, но верно, регулятор пришел к тому, что сформулировал всеобъемлющие принципы, которые общими словами можно охарактеризовать так: «Как обращаться с потребителями честно». У этой политики много составляющих элементов, но до сих пор не все работает идеально, потому что основные условия (Terms & Conditions) слишком длинны и не очень понятны и цены не совсем прозрачны. А с продвижением таких услуг, как robo-advising и онлайн-сервисы, клиенты еще больше перестают понимать ценообразование и риски, связанные с продуктами и услугами. Поэтому потребители до сих пор не осознают, что они получают за ту цену, которую платят. Шаг за шагом, возможно, банки и поменяются, но у них есть огромные ресурсы и влияние в Великобритании.

Эльман Мехтиев: В чем тогда роль Экспертного совета? Вы собираете жалобы потребителей?

Сью Люьис: Совет является официальным органом, и его роль заключается в следующем. По закону, регулятор должен создать четыре экспертных совета — Совет представителей финансовых институтов, Совет по малому и среднему бизнесу, Экспертный совет по маркетингу и Совет по защите прав потребителей. В последний входят 13 человек, и FCA предоставляет нам организационную поддержку (аппарат и прочее). Мы все — сотрудники данного Совета на «неполный рабочий день», и у нас небольшой бюджет на исследования. Мы консультируем регулятора — как только видим проект нового регулирования от FCA, мы анализируем этот документ на предмет защиты прав потребителей финансовых услуг.

Эльман Мехтиев: То есть вы представляете потребителей?

Сью Люьис: Да, но не конкретных потребителей. Потребителей в целом.

 

Сью Люис, председатель Экспертного совета по защите прав потребителей финансовых услуг при Управлении финансового регулирования (Великобритания)

 

Эльман Мехтиев: FCA обязан спрашивать ваше мнение заранее по всем вопросам, относящимся к сфере компетенции вашего Совета?

Сью Люьис: Да, должен.

Эльман Мехтиев: В таком случае возникает вопрос: откуда вы и ваши коллеги по Совету знаете, что понравится потребителю, а что — нет? Как это устроено?

Сью Люьис: Сам Совет состоит из людей с различными опытом и знаниями. У нас есть люди с самым разным, если можно так сказать, «потребительским» опытом, советники, юристы. Есть несколько журналистов, которые видели много проблемных историй из области персональных финансов. Есть специалисты, которые знают, какие исследования осуществлялись по тем или иным вопросам в стране или за рубежом. Мы изучаем исследования, беседуем с иными потребительскими организациями в стране. Но мы — единственная организация, которая занимается исключительно финансовыми вопросами.

Эльман Мехтиев: Для понимания… Если, например, FCA исследует ситуацию с некоторым продуктом или собирается выпустить новое регулирование по какому-либо продукту, по ипотеке, по раскрытию информации по процентной ставке или что-то подобное, то они приходят к вам. У вас есть некоторое время для исследований, проведения дискуссий и тому подобное. Далее вы приходите к ним с рекомендацией: «Вам нужно исправить кое-что здесь или там в вашем тексте». Я правильно понял?

Сью Люьис: Да, именно так это и работает. Конечно, это не означает, что они всегда прислушиваются к нам.

Эльман Мехтиев: Конечно, это же регулятор!

Сью Люьис: Да, именно так…

Эльман Мехтиев: Нам этот подход очень хорошо известен — часто мы слышим: «Спасибо за совет, но решаем мы». В советское время была поговорка «Мы посовещались, и я решил». Получается то же самое вне зависимости от типа власти.

Сью Люьис: Они решают. Но очень часто мы видим, что они меняют точку зрения. Может быть, понемногу в разных местах или в одном.

Эльман Мехтиев: Спрошу об эффективности разделения надзорных органов на пруденциальный и поведенческий. Великобритания — одна из немногих стран, где такое организационное разделение существует. Как вы считаете, такая модель более жизнеспособна или должен быть один объединенный регулятор? Например, в Португалии и других странах континентальной Европы это одна организация. Что более эффективно для защиты прав потребителей, с вашей точки зрения?

Сью Люьис: Одним из преимуществ модели «twin peaks» является возможность для регулятора сконцентрироваться на проблемах поведенческого характера, потому что в противном случае они могут быть отвлечены на проблемы стабильности и прочие пруденциальные проблемы. Но я думаю, что, когда ситуация становится критичной, пруденциальный надзор всегда берет верх. Я не уверена, что влияние настолько разнится из-за разделения организаций — глава FCA входит в Совет директоров органа пруденциального надзора, и наоборот. Они очень плотно взаимодействуют, и, конечно же многие проблемы пруденциального характера влияют на защиту прав потребителей, но у меня нет возможности влиять на «пруденциального» регулятора, и для меня это составляет некоторые проблемы.

Эльман Мехтиев: Если можно, задам еще один вопрос, с учетом вашего опыта и ваших знаний… Мы, в России, только начинаем думать о том, как построить систему поведенческого надзора. С чего вы посоветуете начинать? Что должно быть сделано в первую очередь, во вторую, в третью? Ваш совет касательно первых шагов?

Сью Люьис: Всегда изучайте бизнес-модель!

Эльман Мехтиев: Даже если это совет регулятору?

Сью Люьис: Да, всегда изучайте бизнес-модель. Как мы говорим, «идите за деньгами», потому что, если банк или иная организация зарабатывают много денег или получает большую прибыль на одном продукте или типе услуг, это, может быть, и нормально. Но это должно заставить регулятора задать некоторые вопросы о том, не наносится ли ущерб потребителям этим продуктом, понимают ли они его, разумна ли его цена. Если кто-нибудь заранее проанализировал бы бизнес-модель того самого страхования от невыплаты по кредитам (PPI), у нас не было бы сейчас беспорядка с этим продуктом, потому что увидели бы, что продукт продается людям, которые никогда не смогут использовать его или даже не имеют права на возмещение по нему. Это всего лишь некоторые мысли на данную тему. Мы видели то же самое и с «займами до зарплаты», когда компании делали свою прибыль за счет многократного перекредитовывания просроченных долгов, пока люди не попадали в конце концов в ситуацию закредитованности. На мой взгляд, то же самое происходит с кредитными картами, когда позволяется сделать всего лишь минимальный платеж, 5% или что-то подобное, не уверена. Так же и у вас в России, но если люди будут платить только минимальный платеж, в конце концов они будут вынуждены платить по очень высоким ставкам, и может уйти до 20, 30 или даже 40 лет на выплату всего долга. Если внимательно изучать бизнес-модель, то это очень вам поможет. Как сказано — «идите за деньгами»!

Эльман Мехтиев: Это отличный совет! Мне очень также нравится то, что делают некоторые регуляторы в этой сфере, например CFPB в США. В своей «методологии» инспекций одним из первых пунктов они указывают именно то, о чем вы говорите — анализ бизнес-модели. Они не используют формулировку «идите за деньгами», и я не дам им этой подсказки, но это действительно важно, и мы видим, что в России это может быть хорошо, если регулятор воспользуется ей. Все-таки если бы вы были руководителем FCA или другого такого регулятора, как бы вы начали создание такoго Совета «с нуля»?

 

Эльман Мехтиев, АРБ

 

Сью Люьис: Думаю, что точно так же. Если регулятор считает, что такой Совет полезен для него, вне зависимости от того, требуется ли это по закону, как у нас в Великобритании, или нет такого требования, как в Германии, соберите экспертов вместе, предоставьте им некоторые ресурсы, и Совет начнет работать.

Эльман Мехтиев: И регулятор будет слушать такой Совет?

Сью Люьис: Все взаимосвязано. Если они действительно хотят сделать рынок лучше, они будут прислушиваться. Эльман Мехтиев: Спасибо! Ваше последнее замечание очень точное и очень важное. Если регулятор заинтересован сделать рынок работающим лучше, он сделает это!

Сью Люьис: Да, и это касается и улучшения рынка для всех его участников: и для организаций, и для потребителей! И вам спасибо за беседу!



03.03.2017
Эта статья была разослана 1402 on-line подписчикам bosfera.ru
Материалы альянса финансовых медиа:
Разговоры финансистов

АДРЕСА БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТИ
Перейти в Раздел
Вверх