Вход Регистрация
Подписка

Четыре особенности сделок по отмыванию денег

24.08.2017

Отмывание денег посредством совершения банковских сделок — явление частое и, можно сказать, повседневное. Методы сокрытия преступных доходов совершенствуются. Иногда на практике трудно отделить злоупотребление гражданским правом (ст. 10 ГК РФ) от мошенничества (ст. 159 УК РФ). Прошли 90-е, когда отдельные субъекты бизнеса заключали устные договоры в обход фискальных органов и банковских структур. В настоящее время сделки бизнеса опосредованы простой письменной формой, то есть положениями ст. 160 ГК РФ. Часто именно эта статья является гранью между злоупотреблениями гражданским правом и мошенничеством

В качестве практических рекомендаций по выявлению необычных сделок можно привести следующие особенности.

В первом случае для придания законного вида нелегальной сделке или процессу отмывания денег бизнесмены прибегают к дроблению крупных сделок на более мелкие с договорной ценой для юридических лиц не более 500 000 рублей, для индивидуальных предпринимателей — не более 250 000 рублей. Особенность состоит в том, что один из контрагентов (который, как правило, участвует в отмывании денег) после заключения договора не исполняет его условия ровно на эту сумму. В такой операции могут использоваться именно кредитные деньги. Второй частью этой операции является подача в арбитражный суд иска в порядке упрощенного производства согласно ст. 226–229 АПК РФ. Согласно ч. 5 ст. 228 АПК РФ, судья рассматривает дело в порядке упрощенного производства без вызова сторон. Таким образом легализуется вывод денежных средств путем обычных поставок, возмездного оказания услуг, строительного подряда и иных сделок, основу которых составляют кредитные деньги. Само собой разумеется, что коммерческий банк не в состоянии будет оспорить данный судебный акт ввиду малозначительности и бесспорности долга. Необычность этих сделок заключается в том, что бизнес с миллионными оборотами внезапно начинает заключать крупные сделки в виде множества мелких, объясняя эту ситуацию хозяйственной необходимостью. Также теряют смысл состязательность сторон процесса, доказывание и обжалование судебных актов, так как сама технология отправления упрощенного судопроизводства имеет иную суть. Указанные обстоятельства позволяют законно вывести деньги со счетов организации путем прикрытия судебными актами.

Вторая особенность связана с тем, что многие современные компании и индивидуальные предприниматели заключают сделки, которые прямо соответствуют их уставным целям, но предмет и структура таких договоров настолько нетипичны, что позволяют на практике моделировать ситуации по уходу от возмещения ущерба, взыскания страховых выплат по спланированным ДТП (несчастным случаям на стройке и т.п.) и др. Здесь прослеживается небольшая конкуренция принципа свободы договора (ч. 3 ст. 421 ГК РФ) и принципа соответствия договора требованиям закона (ст. 422 ГК РФ).

Примером может служить следующая ситуация. Транспортная компания вместо заключения с клиентом — юридическим лицом обычного традиционного в таких случаях договора перевозки груза заключает договор об оказании услуг по организации перевозок груза. При этом название договора полностью повторяет предмет договор. Таким образом транспортная компания уходит от ответственности за сохранность груза в пути следования согласно ст. 796 Гражданского кодекса РФ, а в случае «запланированного ДТП» или «гибели товара в пути следования» возможны варианты с выплатой страховых возмещений. Получается, что оказывается некая услуга, закрепить результат которой или оспорить его — задача практически невыполнимая. Основное бремя имущественной ответственности несет фактический перевозчик груза (часто водитель или мелкий предприниматель), но не транспортная компания.

Третья особенность — несоответствие сделки целям деятельности организации, установленным учредительными документами. Как следствие — возможное признание недействительной сделки юридического лица, совершенной в противоречии с целями его деятельности согласно ст. 173 ГК РФ. На практике иногда виды деятельности бизнеса не совпадают с официально заявленными или имеют некоторые расхождения с договорной практикой. Не всегда это криминал, наоборот, может быть так, что мелкий и средний бизнес допускает ошибки в юридическом оформлении бизнеса или происходит путаница с внесением данных в ЕГРИП или ЕГРЮЛ относительно видов экономической деятельности (коды ОКВЭД) без какого-либо умысла. Однако такая картина присуща российскому деловому климату и процессам отмывания денег.

Четвертая особенность — рынок микрофинансирования и деятельность потребительских обществ. Не всегда указанные организации берут или дают заемные деньги на законные цели. Происходят случаи банкротства и фактического прекращения деятельности этих структур. В этом случае можно говорить о защите гражданских прав обманутых пайщиков. Криминал и отмывание денег в этой цепочке построены именно на необычных сделках. Например, клиентов завлекают натуральными продуктами, особыми товарами, вновь открытым производством и т.п., что, как правило, является временной ширмой и предпосылкой невозврата денег.

В заключение следует отметить, что правовую природу необычной сделки нельзя определить однозначно на практике. Такое обязательство формально соответствует определенному виду договоров, и в этом основная сложность выявления необычных сделок в банковской сфере. Необычная сделка имеет единственную цель — отмывание денежных средств, полученных преступным путем, или финансирование терроризма.



24.08.2017
Эта статья была разослана 1380 on-line подписчикам bosfera.ru
Материалы альянса финансовых медиа:
Разговоры финансистов

АДРЕСА БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТИ
Перейти в Раздел
Вверх