Вход Регистрация
Подписка

Два бича ПОД/ФТ

16.08.2017

Международное и российское законодательство, направленное на борьбу с легализацией доходов и финансированием терроризма, начало формироваться еще в 80-е годы. Термин «отмывание денег» (money laundering) впервые был использован в 1980-х годах в США применительно к доходам от наркобизнеса и обозначает процесс преобразования нелегально полученных денег в легальные

Питер Лилли1, утверждает, что термин «отмывание денег» впервые появился в Америке в 20-е годы прошлого века. В то время преступные банды стремились примерно к тому же, к чему стремятся и в наши дни, — отделить плоды преступных деяний от соответствующей им противозаконной деятельности. В этих целях они начинали какое-либо дело с большим кругооборотом наличных денег (например, открывали прачечную или автомойку), вкладывали в него деньги, вырученные в результате нечестных деяний, и получали законную прибыль, оправдывая тем самым (с коммерческой точки зрения) правомерность обращения столь крупных денежных средств. И, хотя в наши дни термин «отмывание» является синонимом таких слов, как «стирка» и «чистка», в те далекие годы эта связь была обоснована существующими реалиями: преступники в таких целях действительно использовали стиральные машины. По сути, в наши дни ничего не изменилось, только схемы «стирки» денег стали разнообразнее, с использованием порой новейших достижений и новых тенденций.

Для начала рассмотрим две основные причины, указанные в последних документах МВФ, FATF, Евразийской группы по противодействию легализации преступных доходов и финансированию терроризма (EAG), Комитета экспертов по оценке мер борьбы с отмыванием денег и финансированием терроризма — органа Совета Европы (MONEVYAL), Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), Группы «Эгмонт» (неформального объединения подразделений финансовой разведки мира), которые учитываются в типологиях и стандартах в текущий период.

Коррупция названа одной из главных причин, попадающих в поле зрения регуляторов, специалистов, юристов и правоохранительных органов, занимающихся ПОД/ФТ. Несмотря на жесткие требования законодательства (как мирового, так и российского), расследования журналистов, органов борьбы с коррупцией, это явление не искоренено ни в нашей стране, ни в мире в целом.

Банки как агенты налогового, валютного и иного контроля в рамках ПОД/ФТ не всегда выполняют свои функции. Судя по различным публикациям в прессе и возбужденным уголовным делам, существуют разные подходы, но результат одинаковый. Денежные средства от коррупционных преступлений и действий обнаруживаются на самом высоком уровне во всех странах. По индексу Corruption Perceptions Index 2016 Россия из 176 стран занимает 29-е место (https://goo.gl/kjnjqB).

Так, при появлении чиновника с большими деньгами или его детей, супругов и других близких родственников из России в первоклассном банке Западной Европы, США, Скандинавии или Соединенного Королевства в соответствии с мировым законодательством они должны предоставить документы, подтверждающие происхождение денежных средств, и заполнить ряд анкет. Банки, как оказалось, вполне устраивают документы из России, позволяющие подтвердить легальность происхождения денег.

Не случайно МВФ, FATF, специалисты Группы «Эгмон» и Вольфсбергской группы (объединяет следующие крупнейшие международные финансовые институты: ABN AMRO, Banco Santander Central Hispano, Bank of Tokyo-Mitsubishi UFJ, Barclays, Citigroup, Credit Suisse, Deutsche Bank, Goldman Sachs, HSBC, J.P. Morgan Chase, Societe Generale, UBS) не раз в своих рекомендациях для мировых и российских банков и правоохранительных органов ставили задачей проверять все сделки и способ заработка крупных состояний и транзакций. Как оказалось, многие сделки были притворными, схемы документального представления — фиктивными, что попадало под понимание сомнительных и криминальных сделок. И проходили эти сделки не только через офшоры, но и через первоклас­сные банки мира (Deutsche Bank, Dresdner Bank, HSBC, Standard Chartered Bank, JPMorgan Chase, Bank of America и другие банки, уличенные в отмывании капитала через утечки в прессу). Российские банки из топ-30, имеющие в уставе доли государства, тоже были замечены в таких сделках. Что же говорить о небольших и региональных банках, которые, как правило, принадлежат самим руководителям регионов или чиновникам высшего звена российской власти?

Коррупция подразумевает использование денежных средств лицами, обладающими властью. Естественно, при такой схеме необходим контроль через собственные банки и финансовые структуры, чтобы легализовать и отмывать денежные средства и активы, полученные в результате коррупции. Нет ничего удивительного в том, что конечными бенефициарами банков или инвестиционных фондов и компаний оказываются чиновники, представители судебно-правоохранительной системы России или их дети и родственники.

Конечно, представители МВФ, FATF, ЕАГ и других органов прямо не скажут на своих конференциях, в отчетах и пресс-релизах о подозрениях, а передадут материалы для анализа в группы спецслужб или спецгруппы по выявлению нарушений ПОД/ФТ, так как это уже сфера уголовного права. Но стоит об этом знать и помнить.

Мошенничество (в том числе финансово-банковское) и отмывание денежных средств, полученных от преступной деятельности, названы второй по масштабам причиной незаконной легализации денежных средств, имущества и иных ценностей (золота, недвижимости, активов, движимого имущества, акций и различных финансовых инструментов и деривативов). Спектр объектов мошеннических действий и схем — преступлений ОПГ постоянно расширяется.

Легализация денежных средств, полученных в результате незаконного оборота наркотиков, контрабанды, азартных игр, а также обналичивания денег через банковскую систему, — это самый криминальный, известный, выявляемый в ходе оперативных мероприятий в правоохранительных органах вид деятельности при ПОД/ФТ. Тем не менее уже почти 30 лет (с 1988 года) все органы активно борются с контрабандой, а контрабанда есть, была и будет.

И очень редко в прессе появляются статьи о том, как банки участвуют в процессе отмывания капиталов, полученных в результате контрабанды, незаконного оборота наркотиков или иных видов традиционного криминального бизнеса. Редки и соответствующие уголовные дела. В сводках МВД, ФСБ, Следственного комитета и Прокуратуры очень редко появляются сообщения о возбуждении уголовных дел по статьям 174, 174.1 УК РФ в связи с мошенничеством в особо крупных размерах, контрабандой или незаконным оборотом наркотиков. Максимум, что можно увидеть в постановлениях о возбуждении уголовных дел по совокупности, — это уклонение от уплаты таможенных или налоговых платежей. До суда такие дела доходят нечасто. Будучи адвокатом по ряду дел о банкротстве банков или уклонении от налоговых платежей, в ходе ознакомления с материалами я не нашла в них отражения таких преступных действий, как легализация и отмывание денежных средств, полученных преступным путем, хотя признаки статьи 174 УК РФ были.

Мошенничество стало одной из самых распространенных статей в России при возбуждении уголовных дел и почему-то самой сложной при передаче этих дел в суд. Мошенничество в банковской сфере, неправомерные действия при банкротствах банков, преднамеренное банкротство банков практически никогда не рассматриваются как состав преступления, подпадающий под статью 174 УК РФ.

Впоследствии мы слышим и читаем в официальных пресс-релизах, что средства были выведены из банка, а куда и как — не уточняется. Хотя цепочку вывода средств, если это вывод за рубеж или вывод через «обналичку» и впоследствии легализацию этих денег, можно рассматривать как действия, подпадающие под сферу изучения сделок ПОД/ФТ и дальнейшее возбуждение уголовных дел.

Анализ уголовных дел о финансовых мошенничествах, преднамеренных банкротствах банков, неправомерных действиях при банкротствах банков, редких случаев возбуждения уголовных дел по легализации и отмыванию денежных средств дает яркую картину несоответствия, а порой сокрытия преступлений по категории легализация (отмывание) денежных средств.

В продолжении этой статьи я опишу типичные схемы и типологии, используемые для отмывания денежных средств (как в России, так и за рубежом) через кредитные учреждения. Это, возможно, позволит доработать методические указания и предложить новые пункты Правил внутреннего контроля для банков.


1. Питер Лилли (род. в 1943 году) — известный государственный деятель Великобритании, в 1990–1992 годах занимал пост государственного секретаря Министерства торговли, в 1992–1997 годах — пост госсекретаря по вопросам социальной защиты населения, в 1997–1998 годах — пост министра финансов, с 2005 года — председателя Комиссии по вопросам глобализации при «теневом» кабинете министров. URL: http://www.russ.ru/avtory/Lilli Piter (дата обращения: 19.10.2009).



16.08.2017
Эта статья была разослана 1442 on-line подписчикам bosfera.ru
Материалы альянса финансовых медиа:
Разговоры финансистов

Вверх