Вход Регистрация
Подписка
Новости Войти в раздел

Европейские платежные директивы как регуляторные «песочницы»

Павел Тамаров, президент Союза участников платежного рынка, и Тимур Аитов, член комитета по финансовым рынкам и кредитным организациям ТППРФ, в кулуарах конференции «Экосистема PAY: вызовы и возможности для банков» подвели ее итоги


Тимур Аитов: Павел Александрович, на состоявшейся только что конференции состоялся полезный разговор, в котором все участники высказались о том, зачем заниматься внедрением инновационных технологий платежей, в частности, таких, как Aple Pay, Samsung Pay. Было сказано, что до сих пор очень мало людей пользуется этими технологиями и в Европе, и в нашей стране. Есть конкретные цифры, показывающие, что, например, в лондонской подземке всего 0,04% пассажиров используют этот инструмент оплаты. Тем не менее банки настроены решительно и не отступают. Также на конференции было несколько ярких докладов, в частности доклад Райффайзенбанка, об успешном внедрении этих технологий. Были высказаны мнения о том, зачем это нужно делать. Прошу вас коротко сказать, зачем банкам нужно заниматься этими технологиями?

Павел Тамаров: Во-первых, очень ценным на конференции было то, что на ней присутствовали представители не только российских организаций, но и люди, представляющие интересы зарубежных компаний. Хотя Райффайзенбанк создал в Российской Федерации свою «дочку» и действует как резидент, тем не менее в его работе воплощается и европейский опыт. Очень интересной была позиция выступающих в отношении того, что Россия как платформа для продвижения инновационных решений представляет для западных игроков большой интерес. Если конкретно о вашем вопросе (зачем это банкам?), то по результатам обсуждения я сделал для себя вывод, что платежные технологии для банков постепенно становятся скорее инструментальной частью, нежели бизнес-продуктом. Но без них банки не смогут продвигать свои традиционные сервисы: сервисы инвестирования, сервисы кредитования. Поэтому, чем более удобны эти инструменты, тем скорее клиенты придут к ним и воспользуются традиционными инструментами. Отсюда и заинтересованность в том, чтобы платежные инструменты были современными, удобными, доступными, и в этом смысле новации и продвижение, которые pay-технологии дают банкам, заслуживают самого большого интереса.

Тимур Аитов: Но ведь монетизации до сих пор нет, и даже представитель Райффайзенбанка, говоря об использовании этой технологии во Франции (кстати, там она применяется не так широко, как у нас), тоже посетовал, что особого дохода от нового инструмента бизнеса не было. И большинство присутствующих сказали, что внедрение новых технологий на самом деле — никакая не революция, а эволюция, которая естественным путем продвигает банки и, возможно, повышает лояльность общения с клиентом и позволяет в большей степени его закрепить. А вы единственный из всего зала не согласились и настаиваете, что это революция. Почему? В чем вы видите революцию?

Павел Тамаров: Все-таки есть нюансы, и в определенном смысле я с коллегами согласен, что это есть некоторое эволюционное развитие продвижения тех сервисов, которые банки предлагают своим клиентам. Я считаю, что нужно сдвинуть акцент, который связан с вопросом о революции, с того механизма, который предлагает банк исключительно своим клиентам, на те новации, которые демонстрирует Европа, продвигая новые технологические решения. Они соответствуют новому типу провайдеров платежных услуг, которые позволяют агрегировать информацию обо всех счетах банков, и банки, согласно соответствующей Директиве, обязаны им такую информацию предоставить. Это позволяет потребителю платежных услуг как клиенту одного или нескольких банков не только выполнять доступ к различным своим счетам в разных банках, но и инициировать платежи из банка, клиентом которого он не является. Эта новация, зафиксированная Второй европейской платежной директивой, сейчас продвигается, но технические решения будут введены в действие только с 2018 года. Есть у нее сторонники, но есть и оппоненты. Тема, как мы слышали сегодня, обсуждается. При таких обстоятельствах достаточно большое внимание должно быть уделено стандартам технологического характера, в том числе строгой аутентификации клиентов и авторизации web-сайтов.

Тимур Аитов: А какой вы видите роль Центрального банка как регулятора всех этих процессов внедрения инноваций? Должен ли он как-то поддерживать, продумывать специальную, льготную регуляторику, «песочницы» или оставаться в стороне? Чем он должен заниматься, какие пробелы в законодательстве, может быть, сразу видны (с учетом наших реалий и европейского опыта, в частности эти европейских директив)?

Павел Тамаров: Следуя международному опыту, могу сказать, что роль центральных банков в развитии платежной инфраструктуры, платежных систем, национальных платежных систем во всем мире признана доминирующей, поэтому позиция Банка России в этом направлении, на мой взгляд, является одним из определяющих факторов. Вместе с тем, если посмотреть материалы, опубликованные по итогам Форума Finopolis, недавно прошедшего в Казани, то видна озабоченность Центрального банка в отношении продвижения платежных услуг именно как банковских. Поэтому мне представляется, что дискуссия на эту тему еще не так широко развернута. В этом смысле большая роль в координации усилий рынка принадлежит различным некоммерческим объединениям, организациям, союзам, ассоциациям, советам...

Тимур Аитов: Расскажите о вашем Союзе участников платежного рынка. Каковы его задачи в связи с появлением pay-технологий?

Павел Тамаров: Если кратко, то задачи не сильно отличаются от задач других организаций подобного рода, но я бы сделал акцент на наших инициативах сотрудничества с госструктурами, прежде всего по вопросам, связанным с противодействием мошенничеству по всевозможным операциям. У нас есть определенные планы на этот счет. А в целом задачи примерно такие же, но число участников пока еще невелико; тем не менее мы рассчитываем на то, что он состав будет постепенно расширяться.

Тимур Аитов: Все-таки новые технологии, инструментарии, payment service providers работают через Интернет. Не возникнут ли у нас новые проблемы с санкциями в случае обострения отношений? Ведь вопросы сертификации и лицензирования находятся, что называется, на той стороне. Если мы начнем тиражировать и копировать, внедрять этот опыт, не попадем ли мы под новые риски в смысле национальной безопасности? Что вы нам как эксперт в этой связи рекомендуете делать?

Павел Тамаров: В определенной степени угроза подобного рода существует, аналогично тому, как существует угроза, условно говоря, отключения от SWIFT, о которой говорили раньше, и, конечно, быть готовыми к этому нужно. Мне представляется, что продвижение технических решений и по Второй платежной директиве ведет к авторизации web-сайтов всех европейских платежных провайдеров. А учитывая то, что в последние годы во многом мировые стандарты продвигаются в том числе при непосредственном участии и даже всевозможном давлении со стороны ключевых игроков глобального финансового рынка, исключить давление подобного рода невозможно, и авторизация web-сайтов сопровождается определенными требованиями к их владельцам, которые они должны выдержать; они будут опубликованы официально, в открытом доступе. Фактически это будет означать, что инициатор платежа, для того чтобы выполнить операцию через Интернет, обращается к сервису через браузер, в котором уже будут встроены обращения к соответствующему реестру. Если в этом реестре не находится нужный сервис-провайдер или он хочет туда попасть, но его туда почему-то не пускают, то это может означать определенные ограничительные меры. Более того, если принять во внимание тот факт, что ключевые, главные серверы ограничены по количеству и большинство из них располагается на территории Соединенных Штатов, то здесь тоже усматривается определенный предмет для внимания. Насколько мне известно, наши госорганы проводят учения, чтобы убедиться в устойчивости российского сегмента Интернета. Он остается в определенной степени зависимости от серверов: расположенных на территории США, поэтому внимание к этому вопросу, мне кажется, тоже должно быть достаточно пристальным.

Тимур Аитов: Когда участники всех процессов инновационных технологий платежей начнут на этом зарабатывать? Кто это будет? Не получится ли так, что плодами революции будет пользоваться кто-то другой, а не ее создатели? Кто заработает на этих технологиях и когда?

Павел Тамаров: Как реально пойдет процесс, сказать трудно. Мне даже кажется, что в какой-то степени то, что происходит в этом направлении сейчас в Европе, можно со стороны рассматривать как регуляторную «песочницу», своеобразный эксперимент, который покажет, приведет ли к повышению эффективности услуг реальная конкуренция банковских и небанковских провайдеров. Общий концепт, которого придерживаются разработчики Второй директивы и ее последователи, заключается в ожидании того, что небольшие технологически продвинутые небанковские провайдеры платежных услуг, которые не имеют серьезных накладных расходов, аналогичных тем, что есть у банков, более эффективно смогут соотносить свои затраты и прибыли, и скорее именно здесь, по моим ожиданиям, кроится выгода. А для банков весьма важной является задача просчитать, в какой степени им разумно продвигать собственное IT-решение в этой сфере. Может, все-таки лучше привлечь какую-то стороннюю организацию, которая будет решать эти вопросы? Мы можем посмотреть на результаты этого «эксперимента» и сделать свои выводы. Не стоит только забывать, что наряду с правовыми аспектами создания конкурентных условий в соответствии с Директивой практически продвигаются единые технические стандарты и авторизационные правила, которые в любом случае могут повлиять на российскую платежную отрасль. Думаю, нам нужно как следует в этом разобраться и понять, как развиваться в перспективе.



Эта статья была разослана 1190 on-line подписчикам bosfera.ru
Выбор редакции
Real-time аналитика и Business intelligence (BI) в банке Были времена, когда BI была нужна в финансовой сфере, главным образом, для перевода необработанной информации, собранной внутри организации, в осмысленную, удобную для восприятия человеком форму....
24.04.2017
Материалы альянса финансовых медиа:
закрыть