Вход Регистрация
Подписка

Лидеры страхования на ближайшие 5–10 лет уже известны

06.06.2016

Что было позитивного на страховом рынке за прошедший год? Правильно ли работает регулятор? Сложно ли в страховании работать с западными партнерами в режиме страновых санкций? Где ожидать роста по отрасли? Об этом и о достижениях в работе Страхового Дома ВСК Павел Самиев поговорил с председателем совета директоров компании Сергеем Цикалюком

 

Павел Самиев: Сергей Алексеевич, давате начнем с итогов прошлого года в позитивном ключе, не затрагивая пока проблем с ОСАГО и прочее. Мы наблюдаем прогресс в технологическом плане, как минимум попытки запустить электронный полис. Есть прогресс в плане дигитализации рынка. Что можно еще выделить позитивного?

Сергей Цикалюк: На мой взгляд, главное достижение прошлого года заключается в том, что не произошло серьезного обвала рынка, несмотря на достаточно сложную экономическую ситуацию. Причем не провалились ни корпоративный сегмент, ни розничный сектор. Я позитивно воспринимаю то, что ЦБ стал смотреть на активы и резервы страховых компаний более серьезно. Жесткая позиция, которую занял регулятор, это очень важный шаг в направлении оздоровления рынка. Иначе ситуация с недостаточными резервами приведет к болезненным последствиям, связанным с уходом части игроков, что в очередной раз усилит негативный фон на рынке. В этом контексте продолжающуюся консолидацию рынка также можно отметить как положительный результат. Уже определились крупные игроки-лидеры на ближайшие 5–10 лет.

Павел Самиев: Да, есть круг основных компаний, которые увеличивают свою долю на рынке. За последние годы это проявилось достаточно явно. В общем-то, звучат иногда по этому поводу мнения, что рост концентрации рынка может сказаться негативно на качестве услуг, на конкурентности. Но на самом деле пока мы видим, что это идет на пользу рынку.

Сергей Цикалюк: Конечно, рынок только выигрывает от того, что на нем действуют компании, которые выстраивают серьезную и ответственную работу. Эти компании капитализированы, а рынку не нужны потрясения, связанные с уходом неустойчивых игроков. Для формирования позитивного имиджа отрасли необходим строгий контроль соблюдения требований к финансовому положению страховщиков, а значит, исключение политики демпинга, характерной для «временных» его участников. В этой связи любой крупный страховщик, нацеленный на долговременную добросовестную работу, может только порадоваться снижению количества таких компаний. Поэтому мы приветствуем последовательные действия регулятора.

Павел Самиев: На банковском рынке мы видим, что Центральный банк применяет не только меру по отзыву лицензий, ограничительные санкции в виде запрета на некоторые операции, на прием вкладов, но и очень активно использует санации банков. Вот буквально сегодня Центробанк заявил, что в качестве важной меры по развитию страхового рынка в этом году, он видит внедрение санаций для страховых компаний. Как вы считаете, появление такой практики, которая есть на банковском рынке, может поспособствовать тому оздоровлению, о котором вы говорите?

Сергей Цикалюк: С моей точки зрения, санация может стать правильным инструментом регулирования страхового рынка. И все же банковский механизм здесь неприменим. Дело в том, что банковский рынок имеет дело с длинными деньгами, там есть корпоративное кредитование, потребкредитование, ипотека. И если регулятор выявляет у банка проблемы с ликвидностью, у него все равно есть живые активы. А когда проблемным признается страховщик, там элементарно уже нечего санировать. Чаще всего с трудностями сталкиваются некрупные компании, которые занимаются, как правило, только ОСАГО или просто не обладают (намеренно или нет — это отдельный вопрос) основными знаниями страховщика: умением точно оценить принимаемые риски и не тратить резервы.

Павел Самиев: Насколько я понимаю, политика Страхового Дома ВСК заключается в поддержании высокого уровня ликвидности активов. Часть средств размещена в крупных банках с высокими рейтингами. Как вы выбираете партнеров?

Сергей Цикалюк: Компания управляет активами в соответствии с политикой, выработанной советом директоров, в основе которой лежат принципы обеспечения надежности, ликвидности и доходности. Безусловным приоритетом для нас является размещение активов в банках с высоким уровнем надежности, в первую очередь мы говорим о ведущих игроках. Мы ориентируемся на рынок, и если сегодня ведущие банки устанавливают по депозитам и ценным бумагам определенный процент, то исходим из него.

 

Сергей Цикалюк, председатель совета директоров Страхового Дома ВСК

 

Павел Самиев: В продолжение темы банков: сколько сейчас банков-партнеров? У вас, насколько я знаю, их рекордное количество среди страховых компаний.

Сергей Цикалюк: У ВСК заключено свыше 150 соглашений о сотрудничестве с банками федерального и регионального уровней, работа по разным направлениям ведется с 460 банками-партнерами.

Павел Самиев: Банкострахование некоторое время было драйвером для рынка. Безусловно, продажи страховых продуктов через кредитование — это модель, которая очень резко реагирует на провалы в банковском кредитовании. Тем не менее мы видим, что в последнее время есть прогресс в работе через банки, начинают продаваться продукты, которые привязаны не только к кредитам. Расскажите об этом.

Сергей Цикалюк: Если посмотреть статистику за последний год, то мы увидим, что не восстановился только сегмент потребкредитования. Но мы отмечаем, что во многом благодаря программе по льготной ипотеке наш портфель в этом году не сокращается, как не сокращался и в прошлом году. Сборы при автокредитовании тоже не уменьшаются, несмотря на падение покупательского спроса на автотранспорт. Я отмечу, что если компания технологична, если у нее есть широкая линейка продуктов и эти продукты конкурентны, то падения практически не происходит. Кроме того, мы отмечаем, что на региональном рынке нет такой концентрации страховых компаний, как в Москве и Санкт-Петербурге. Что является конкурентным преимуществом в регионах? Там работает репутация, надежность компании, которая завоевывалась на протяжении более чем 20 лет. С учетом того, что в российские регионы мы пришли в середине 90-х годов, имидж компании во многом позитивный, и мы его не теряем. Отработанные технологии, работа с банками и лидирующими предприятиями, как федеральными, так и региональными, позволили нам в 2015 году увеличить общие сборы в региональной сети на 36%.

Павел Самиев: А как вы оцениваете перспективы страхового рынка в России в целом? Какие факторы, на ваш взгляд, способствуют его развитию, а какие, наоборот, сдерживают?

Сергей Цикалюк: Как и 20 лет назад, можно утверждать, что российский страховой рынок по-прежнему перспективен. Однако, если посмотреть внимательнее, его доля в валовом продукте практически не растет.

Павел Самиев: Даже снизилась.

Сергей Цикалюк: За счет чего будет рост? Мы видим, что сейчас идет серьезное развитие регулирования. Центральный банк выдвигает новые требования и к отчетности, и к IT. Это, конечно, настраивает на позитивный лад, но все же институт развития страхования стагнирует. На сегодняшний день мы фиксируем, что реальные рыночные механизмы страхования отсутствуют, а те, что есть, вместо того чтобы развиваться, ухудшаются. Что я имею в виду? Рынок с интересом воспринял решение о появлении Национальной перестраховочной компании, понимая, что создание российской перестраховочной емкости под те предприятия, которые попали под санкции, — это плюс. Но когда устанавливается общая «десятина» — это уже минус. Такие решения антирыночны и отбрасывают экономику Российской Федерации назад. Наша компания не лидер в страховании ответственности дольщиков, тем не менее мы занимаемся этим видом деятельности со всем необходимым вниманием и видим, что страхование в его нынешнем виде — это абсолютно рыночный механизм. Но сейчас возникает инициатива его убить и заменить очередным непрозрачным компенсационным фондом.

Павел Самиев: Возьмем НСПК. Нормальное функционирование возможно, если это будут санкционные риски и не будет обязательного сбора?

Сергей Цикалюк: Обязательно должны быть созданы рыночные условия.

Павел Самиев: Как я понимаю, в мире нет такого примера, чтобы со всех собирали 10%?

Сергей Цикалюк: Нет, такого нет. По сути, это налог на страхование, сама идея противоречит целям развития рынка.

Павел Самиев: По застройщикам все-таки решения еще нет?

Сергей Цикалюк: Решения нет, но есть инициатива.

Павел Самиев: Хорошо, давайте посмотрим на другие виды страхования. Хотелось бы подробнее обсудить динамику убыточности, в том числе мошенничество со стороны клиентов в корпоративном секторе. Пару лет назад был мощный скачок убыточности. Стабилизировалась ли ситуация сейчас? Есть ли прогресс в борьбе с мошенничеством? Мы сейчас не берем физических лиц, автострахование прежде всего, а рассматриваем корпоративный сегмент. Есть ли здесь прогресс?

 

Павел Самиев, управляющий партнер НАФИ,
исполнительный директор Анатитического центра «Институт страхования» при ВСС

 

Сергей Цикалюк: Я считаю, что все зависит от состояния экономики. Когда в стране складывается достаточно сложная экономическая ситуация, количество мошенников возрастает, они только активизируются. Но крупные страховые компании стали очень серьезно относиться к принятию рисков по товарно-материальным ценностям, по страхованию имущества, по страхованию складских помещений. За последние два года мы научились более жестко подходить к предстраховой оценке — осмотрам, соблюдению требований безопасности складских помещений, ко всем этим вопросам. Этот подход повлиял и на повышение тарифов, что несколько исправило ситуацию с убыточностью.

Павел Самиев: С точки зрения перестрахования, если опять же не касаемся санкционных тем, все-таки сложнее стало перестраховывать риски на Западе?

Сергей Цикалюк: Что касается нашей компании, мы никаких сложностей не видим. У нас выстроенные десятилетиями прочные партнерские отношения с западными перестраховщиками.

Павел Самиев: А какое-то изменение структуры внешних рынков произошло, куда риски отдаются? Поворот на Восток, вообще, есть, или все те же самые западные партнеры?

Сергей Цикалюк: Западные партнеры как были, так и остались. Наши основные риски размещены в компаниях Big Four перестраховочного рынка: Swiss RE, Hannover RE, Partner RE и SCOR. Более чем на 90% риски перестрахованы в компаниях с рейтингом А- и выше по оценке S&P и A.M. Best. Часть рисков размещена в крупнейших компаниях стран БРИКС: PICC и GIC of India.

Павел Самиев: Где вы видите точки роста в корпоративном сегменте? Мы говорили, что сложно прогнозировать рост, бурного роста не будет, но где-то, может, есть перспективные сегменты экономики?

Сергей Цикалюк: Не секрет, что большие надежды корпоративного страхования связаны с программой импортозамещения, реализация которой не может обойтись без модернизации производства, расширения производственных мощностей, строительства необходимой инфраструктуры. Предприниматели, которые сегодня в России строят бизнес, уже аккуратнее взвешивают риски. А поскольку это люди, серьезно занимающиеся своим делом, они верят в экономику, в ее перспективы, они готовы страховаться.

Павел Самиев: Возвратимся к теме технологий, качественного развития рынка. Что можно сказать о первых результатах работы Бюро страховых историй? Насколько проект успешен? Покажет ли он рынку настоящую статистику?

Сергей Цикалюк: Вы знаете, Бюро страховых историй — это очень интересный, хороший и правильный механизм. Мы заинтересованы в прозрачном, открытом рынке. Но Россия находится еще в самом начале пути формирования подобных баз. Для того чтобы Бюро стало эффективным рабочим инструментом страховщиков, к вопросам его развития необходимо активнее привлекать и профессиональные объединения, и регулятора.

Павел Самиев: Поговорим еще о технологических изменениях. Сейчас многие компании говорят, что драйвер роста по физическим лицам — это «коробочные» продукты. Согласны ли вы, что «коробочные» продукты сейчас больше всего растут и за этим есть перспектива, потенциал роста? Или это иллюзия, краткосрочный эффект, и мы придем к классическим формам работы?

Сергей Цикалюк: Будущее «коробочных» решений зависит, опять же, от состояния экономики государства, от доходов населения. Сегодня они продолжают пользоваться спросом, поскольку привлекают невысокой ценой и простотой покупки и в то же время выполняют базовые задачи страхования.

Павел Самиев: Есть ли какие-то особенности спроса в региональной структуре?

Сергей Цикалюк: Конечно, спрос меняется в соответствии с изменением структуры российской экономики. Например, мы видим, как развивается российский туризм. Если за первый квартал 2015 года мы продали 300 полисов по внутреннему туризму, то в первом квартале 2016 года — уже 50 тысяч полисов. Это говорит о том, что 50 тысяч граждан остались в России, они приехали в российские гостиницы, на российские турбазы и оставили деньги здесь. Значит, российская туристическая отрасль получила эти деньги в оборот. И, когда говорят, что нет позитива в нашей экономике, я не соглашаюсь. 300 полисов и 50 тысяч полисов — вот позитив, нужно перестраиваться. И эти положительные изменения касаются не только Москвы, а всей территории Российской Федерации. На Дальнем Востоке это развитие территорий опережающего развития, что очень интересно. Мы видим, как сильно изменились регионы — и Владивосток, и Сахалин, и Тюмень, и Воронеж. В Белгородской, Пензенской областях, в Краснодарском крае — во многих регионах мы видим изменения. Екатеринбург неожиданно стал городом высоток, изменился и Челябинск. Россия меняется в лучшую сторону.