Вход Регистрация
Подписка

Михаил Батуев (Visa): Две ипостаси токенов

21.11.2016

В России наконец заработали мобильные платежные приложения Apple Pay и Samsung Pay на основе NFC и токенов. О том, в чем отличие Pay от традиционного дистанционного банковского обслуживания, об их безопасности и бизнес-перспективах рассказывает глава департамента по инновациям и развитию новых продуктов компании Visa в России Михаил Батуев

— Михаил, в чем основа концепции токенов, когда она появилась?

— Токены на самом деле — достаточно простая технологическая концепция, и ей уже несколько лет. Но начать разговор об успехах ее распространения необходимо с обзора того, как выглядит классическая платежная инфраструктура с точки зрения международной платежной системы Visa.

Когда мы говорим о платежах, в классическом варианте банки выступают в двух ролях. Первая — это эмитент карт, вторая роль — эквайер. Эмитенты — это те банки, которые выпускают и обслуживают платежные карты физических лиц. Карты им нужны для осуществления расчетов в безналичной форме. Эквайеры — это те банки, которые взаимодействуют с торгово-сервисными предприятиями, что позволяет потребителям, совершая покупку, использовать карты. Взаимодействие эквайеров и эмитентов в рамках платежной системы обеспечивает осуществление транзакций, в том числе электронных транзакций. Ролью платежной системы является организация такого взаимодействия между эквайерами и эмитентами при осуществлении ими транзакций в соответствии с правилами платежной системы и действующим законодательством.

Для начала кратко расскажу, как выглядит транзакционный цикл. Банк-эмитент выпускает для физического лица пластиковую карту. Человек приходит в торговую точку и расплачивается картой на POS-терминале. В момент платежа терминал направляет запрос банку-эквайеру на проведение транзакции. Банк-эквайер связывается с банком-эмитентом через платежную систему Visa с просьбой подтвердить транзакцию. Если эмитент дает согласие, то Visa передает эту информацию в банк-эквайер, после этого на POS-терминале печатается чек, а владелец торговой точки отпускает покупателю товар. Эта схема отлично функционирует на протяжении десятилетий.

Но если говорить о картах как о форм-факторах, то у них есть несколько объективных недостатков. Во-первых, карты имеют ограниченный срок действия. Во-вторых, для того чтобы карту получить, необходимо, как правило, посетить отделение банка, написать заявление на выдачу карты, пройти идентификацию. Затем нужно снова явиться в банк и забрать карту. В наш век полностью дистанционного банкинга это выглядит уже архаично.

— А откуда берутся данные «ограничения»?

— Ограничения по сроку действия или необходимость, например, использовать различные механизмы верификации, CVV2 со стандартами платежных систем, которые исполняются и банками для обеспечения безопасности. Например, такие стандарты определяет верхний предел срока действия карты. Банк по своему усмотрению может снизить этот срок с трех или пяти лет до одного года. Кроме того, выпуск банковских карт сопряжен с расходами на производство пластика, микросхем (чипа), что влияет на масштаб эмиссии.

— Что же изменилось в классической инфраструктуре?

— Если оглянуться назад, на последние лет десять, то многое. Например, появилось огромное количество мобильных устройств. На сегодняшний день по данным аналитиков Johnson and Partners1 около 67% россиян владеют смартфонами. Как ожидается, к 2020 году эта доля значительно увеличится. Получили распространение и другие подключенные устройства (часы, очки, брелки, кольца и т.д.), которые могут быть использованы как средство платежа.

В результате конфигурация платежной экосистемы претерпела заметные изменения. Появились новые крупные мировые игроки из числа производителей мобильных устройств, сотовых операторов. В последнее время они активно ищут модель, в рамках которой все участники индустрии могут взаимодействовать друг с другом, чтобы реализовывать возможности для осуществления платежей.

— Какие факторы тормозили эту интеграцию?

— Во-первых, ограничения сети приема электронных платежей, поскольку не везде можно было расплачиваться новым способом. Необходимо было модернизировать имевшиеся POS-терминалы, чтобы они могли принимать бесконтактные платежи. Вторая сложность заключалась в том, чтобы реализовать NFC-технологию на самих картах. Компания Visa разработала с этой целью технологию бесконтактной оплаты Visa payWave. Наконец, мобильные устройства тоже должны поддерживать технологию NFC и иметь для этого встроенную специальную антенну, микрочип и необходимое программное обеспечение.

Решение всех этих задач требовало значительных инвестиций. Но результат стоит того. На сегодняшний день по оценке экспертов2 около 10–15% POS-терминалов в России принимают бесконтактные платежи. Однако все вышеперечисленное, по сути, является лишь частью усилий, которые необходимо предпринять для развития новых форм оплаты.

— Что еще же необходимо?

— Как только первые три условия стало можно считать выполненными и появилась возможность создавать новые форм-факторы, выявились другие недостатки. Например, выяснилось, что всегда носить с собой множество различных карт — платежных, дисконтных, программ лояльности, транспортных — не очень удобно. Даже если есть возможность загрузить их в мобильное устройство, то как добиться того, чтобы для каждой карты не приобретать, образно говоря, отдельное устройство?

Как интегрировать новых игроков — производителей смартфонов и, например, смарт-часов — в платежную экосистему таким образом, чтобы обеспечить прежний или даже более высокий уровень информационной безопасности? Ведь использование смартфона помимо новых возможностей создает и новые риски. Если говорить о возможностях, то поддержка биометрических технологий смартфонами может использоваться для верификации платежей. Кроме того, возможность проводить геолокацию устройства, создавать фото и видеоконтент позволит создать весьма эффективную систему борьбы с мошенничеством.

— Так почему же не складывалась общая бизнес-модель?

— Тестировались самые разные бизнес-модели. Один из подходов предполагал выпуск предоплаченных карт, которые были привязаны к виртуальному кошельку и могли быть использованы для совершения платежей в POS-терминалах. Но этот путь оказался непродуктивным.

В свою очередь, производители телефонов работают иначе и больше заинтересованы в реализации дополнительных сервисов, которые можно установить на телефон для скачивания музыки, видео либо для получения каких-либо других дополнительных услуг, что совершенно не типично для банковского бизнеса.

В итоге эти эксперименты привели к тому, что требовался универсальный механизм взаимодействия с новыми участниками платежной экосистемы. Сервис токенизации Visa (Visa Token Service) позволил использовать традиционные платежные инструменты, такие как банковские карты, в инфраструктуре, созданной производителями смартфонов. При этом не требуется менять что-либо на уровне сети приема, поскольку применяется уже существующая технология бесконтактной оплаты Visa payWave.

— А зачем в таком случае нужны банкиры? Ведь можно напрямую работать с клиентурой мобильных операторов?

— Хороший вопрос. Дело в том, что Visa не работает с потребителями напрямую. Нашими клиентами являются в первую очередь банки, которые предлагают рынку свои решения. Новым игрокам, таким как производители мобильных устройств, было сложно стать частью платежной экосистемы, хотя, казалось бы, все шансы у них для этого есть. Платежная индустрия основана на доверии со стороны всех ее участников, которое создается кропотливой работой долгие годы. Поэтому все игроки могут работать в рамках глобальной платежной инфраструктуры на основе кооперации.

— Давайте подробнее поговорим о токенах.

— Токенизация — это новая технология безопасности, которая позволяет заменить конфиденциальные платежные данные, такие как 16-значный номер карты, уникальным цифровым идентификатором, или токеном. Таким образом, при совершении транзакции не используются реальные платежные реквизиты. Новую технологию можно успешно реализовать не только в физической среде, но и в платежах с помощью мобильных устройств, а также в Интернете.

— Но токены это — же не достояние одной только Visa?

— Для карт, которые обслуживаются платежной системой Visa, используется сервис токенизации Visa (Visa Token Service), другие платежные системы используют свои сервисы. Но правовое и техническое регулирование осуществляется по единым международным стандартам.

—Чем отличаются смартфоны, поддерживающие сервис Pay, от других?

—Во-первых, смартфоны, поддерживающие технологию NFC, оснащены встроенной антенной, которая позволяет бесконтактным способом обмениваться информацией с POS-терминалом. Во-вторых, на таком телефоне установлено платежное приложение либо внутри имеется специальная микросхема, которая используется в карточных чипах для хранения платежных данных. В случае с Visa — это токен.

Производители смартфонов предусмотрели два варианта использования токенов. Так, компания Apple встраивает в свои смартфоны дополнительный чип, на котором хранится информация, необходимая для совершения платежей. Такой подход позволяет использовать существующую инфраструктуру, построенную на основе открытых стандартов.

Другой вариант предполагает не интегрировать в устройство специальный чип, а реализовать новую функцию на уровне операционной системы или приложения. В этом случае необходимо, чтобы в момент платежа программа могла передать с помощью антенны в телефоне на POS-терминал необходимую для транзакции информацию.

— Влияет ли на цену устройства приверженность тому или иному подходу?

— Это вопрос скорее к производителям смартфонов. По сути, оба подхода решают одну и ту же задачу, одновременно обеспечивая надежный уровень безопасности.

— А можно ли проводить транзакции на недорогом смартфоне?

— Это одно из заблуждений, что только дорогие модели смартфонов можно использовать для оплаты. Технологии стремительно развиваются, их стоимость снижается. Можно провести аналогию с Bluetooth, который прежде был доступен только в дорогих моделях телефонов, а сейчас функция Wi-Fi реализована практически на всех устройствах. Аналогично и парк смартфонов, поддерживающих платежную функцию, будет расширяться.

— Почему, когда говорят о кошельке, имеют в виду прежде всего смартфон, а не десктоп?

— Потребителей не устраивает ситуация, когда они приобретают устройство с предзагруженной в него картой. Наоборот, пользователь хочет самостоятельно привязывать к смартфону карту, которую выберет. Десктопы чаще всего используются для покупок в Интернете, поэтому и потребности в этом случае другие.

— Если срок действия физической карты подошел к концу, что происходит с ее виртуальным аналогом?

— Срок действия токена обычно на три года превышает срок действия карты. Этого времени должно быть достаточно для потребителя, чтобы перевыпустить карту.

— Как стыкуются токены и программы лояльности?

— Последние четыре цифры номера карты не участвуют в процессе транзакции. Они используются скорее для идентификации клиента и взаимодействия с системой ДБО банка, которая имеет свои каналы взаимодействия с операторами программ лояльности. Узнать о накопленных баллах и потратить их теперь можно непосредственно в электронном кошельке, если он подключен к такой программе лояльности. В будущем держатель карты сможет работать исключительно в интерфейсе кошелька, что приведет к изменению платежного клиентского опыта. Это позволит еще больше повысить уровень проникновения безналичных платежей и отказаться в итоге от оплаты наличными.

Кошелек фактически становится агрегатором, объединяя множество разнородных сервисов, а токены при этом используются как связующее звено. Наша цель как платежной системы заключается в том, чтобы банки-эквайеры и банки-эмитенты сохранили свою бизнес-модель взаимодействия с клиентом. Появление новых игроков в платежной экосистеме не должно нарушать устоявшиеся связи между традиционными ее участниками.

— В чем заключается вторая ипостась токена?

— Большой потенциал использования токенизации связан с электронной коммерцией. Каждый интернет-магазин работает с конкретным банком-эквайером. В рамках стандарта EMV (Europay + MasterCard + Visa. — Ред.) Visa предлагает торговому предприятию частично или полностью заменить номера карт своих клиентов токенами и хранить их у себя. В момент оплаты токены будут использоваться для проведения транзакции вместо реальных платежных реквизитов. Это поможет решить множество проблем, связанных с мошенническими действиями. Например, даже если злоумышленнику удастся получить доступ к токенам в интернет-магазине, то воспользоваться ими он не сможет, потому что такая транзакция будет отклонена платежной системой еще до того, как сработает система по борьбе с мошенничеством банка-эмитента. Только торгово-сервисное предприятие, которое имеет право передавать в платежную сеть токены, сможет это делать.


1. http://json.tv/ict_telecom_analytics_view/rossiyskiy-rynok-smartfonov-itogi-2015-goda-20160215051506

2. http://arb.ru/banks/analitycs/gemalto_obnarodovala_rezultaty_rossiyskogo_issledovaniya_ob_otnoshenii_molodezhi-9948798/

 

P.S. Актуальные вопросы работы токен-технологий и новых платежных сервисов будут обсуждаться на конференции «Банковского обозрения» 14 декабря. Подробнее>>



21.11.2016
Эта статья была разослана 1347 on-line подписчикам bosfera.ru
Материалы альянса финансовых медиа:
Разговоры финансистов

АДРЕСА БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТИ
Перейти в Раздел
Вверх