Вход Регистрация
Подписка

НСПК на всю голову

23.11.2015

Нынешний проект создания национальной системы платежных карт (НСПК) ждали, мягко говоря, давно, в недалеком прошлом делались даже попытки запуска похожих проектов. Все было в нашей истории, были и внезапные отказы международных платежных систем (МПС) в обработке транзакций по картам российских банков-эмитентов. Помню, под Новый 1999-й год я оказался в США и где смог полностью «насладиться» что значит столкнуться с отсутствием обслуживания платежей по карте. Никаких последствий те отключения не вызвали. Однако, в прошлом году отключение известной «четверки банков» не прошло незамеченным, и процесс создания национальной системы платежных карт запустился в очередной раз

За прошедший год сделано много – запущен высокопроизводительный переключатель-свич, который поделил все транзакции в России на два больших потока. В одном – транзакции по картам западных банков-эмитентов (включая транзакции по картам российских эмитентов в зарубежных торгово-сервисных предприятиях), в другом – транзакции по картам российских банков в российских точках обслуживания. «Российский» поток теперь обрабатывается у нас и за границу не уходит. Следующим этапом развития проекта НСПК станет выпуск собственной карты «МИР». Почему акцент сделан на карте? Зачем нужна карта, когда сегодня активно обсуждаются мобильные и бесконтактные технологии? Карта в роли основного, а потом и резервного инструмента платежей сохранится еще долго. Батарейка в смартфоне может разрядиться, телефон можно разбить и так далее, а пластиковая карта в кармане много места не занимает и дает возможность расплатиться почти всюду – карточных терминалов приема платежей много. Кроме того, без наличия собственной карты полностью выйти из-под влияния МПС пока невозможно.

Для всякой новой эмиссии карт российскому банку приходится обращаться в МПС — нужны «болванки» для изготовления карт, требуются секретные ключи, определяющие принадлежность карты к платежной системе и так далее. Все это предоставляют МПС через своих уполномоченных провайдеров и если МПС по каким-то причинам чего-то не захотят, то уже не четверка санкционных банков, а абсолютно все российские банки не смогут выпустить ни одной новой карты. Поэтому национальная карта необходима. Однако даже эмиссия собственной карты на заслоняет нас от всех бед – возможностей вмешательства в платежи много. Каких, например? Хотя транзакции и обрабатываются на территории России, в тракте обработки полно элементов импортного производства – это специализированное ПО и оборудование. Что находится внутри «черных ящиков» примерно известно, функциональное назначение ящиков понятно. А вот есть ли иные, не декларируемые возможности? Мы не знаем. Какие-то закладки, очевидно, могут присутствовать и в оборудовании НСПК. Замена американского сетевого оборудования в НСПК на китайское оказалась палкой о двух концах – она породила проблемы, связанные с надежностью и производительностью отдельных аналогов. Потребителю же в этом смысле все равно, с чем будет связана внезапная остановка в обработке транзакций – со злым умыслом, с лавинообразным сбоем или с традиционной спешкой, в которой, увы, создается проект НСПК. Даже российские карты с чипом от «Микрона» полностью не защищены, поскольку собственной операционной системы у «Микрона» нет, а в импортную ОС можно зашить все что угодно.

Но минимизировать риски и защитить национальную систему платежей все же можно. Самый простой путь состоит в диверсификации сервисов розничных платежей. Что это значит? Правильнее, когда на рынке России присутствуют несколько платежных систем и имеются в обращении несколько национальных карт. Так надежнее. Альтернативные коммерческие платежные системы на рынке есть и сейчас. И важно эти системы поддержать и придать им одинаковый статус, сопоставимый с НСПК. К примеру, если мы решили делить бюджетников между платежными системами, то надо делить их поровну или хотя бы дать право выбора платежного провайдера самим клиентам. Важно помочь платежным системам и технологически сделать так, чтобы одна система могла легко и бесперебойно заменить другую в экстренных ситуациях. Сегодня такой стратегии у нас, к сожалению, нет. Есть скорее обратная стратегия – всю страну перевести на одну НСПК, а все остальные системы угробить. Конечно, на рынке платежей должен быть слышен и мощный голос государства, от которого должны исходить не только запреты, но и весомая помощь игрокам. К примеру, свич-переключатель правильнее оставить общим и отдать на обслуживание НСПК. А все остальное, находящееся уже за свичем, сделать коммерческим, включая и национальную карту. Именно коммерсанты должны создавать и сами платежные системы, и тратиться на это, привлекать клиентов, партнеров и прочее. В России должна остаться рыночная конкуренция платежных сервисов и систем, это неизбежно снижает тарифы и повышает качество услуг. Иными словами, банковская платежная карта — как бизнес-продукт, должна находиться в области конкуренции. А свич — как объект инфраструктуры, должен быть отдан на откуп государству. Посмотрите для примера на Visa и MasterCard: они работают вместе, когда дело касается инфраструктуры, но организационно – это две разные компании. Две системы МПС все 50 лет конкурируют друг с другом, именно это позволяет им прогрессировать и повышать качество услуг. Создав в нынешнем виде НСПК, мы вывели на рынок монополиста, похожего на РЖД или на нечто вроде ЖКХ. Обязали раздавать и обязали принимать его карты. Обязываем использовать назначенные этой монополией тарифы. Недавно объявили, что стоимость обработки транзакции в НСПК составит 3 рубля. Почему три? А не 1 рубль 20 копеек? Ясно, что при фиксированной комиссии небольшие транзакции невыгодны торговцу, а крупные – эмитенту. С транзакции в тысячу рублей эмитент получит комиссию 0,3%, а при сумме транзакции в 10 тыс. рублей – всего 0,03%, а это уже практически бесплатно. С маленькими суммами транзакций вообще непонятно. Кто станет платить комиссию 3 рубля за безналичную покупку билета стоимостью 30 рублей? И так далее. Спорить с монополистом НСПК бессмысленно, и в следующем году, очевидно, озвученную цифру в «три рубля» заменят на большую. Все тарифы НСПК отразятся на розничных ценах и, в конечно счете, на нас. По всем причинам, включая важнейшие вопросы обеспечения безопасности для страны, лучше, когда платежных систем несколько и карт на рынке много. «Мир», «Спутник», «Протон», «Лайка», «Белка», да хоть «Чебурашка» – креатива в названиях на все хватит. А в одиночку и работать труднее.

Кроме России есть другой платежный мир, в котором «Мир» от НСПК вообще никак не представлен. И нам предстоит долгая, тяжелая и затратная экспансия на этот мировой рынок, причем без гарантии успеха. И когда Минфин с энтузиазмом объясняет, что НСПК будем делать не 20 лет, а пять или даже четыре года – в это верится с трудом. На первых порах будут запускаться многочисленные кообрендинговые проекты, предстоит сотрудничать со всеми и использовать все передовое, что наработано другими. И бороться с добросовестными конкурентами лучше не запретами и ограничениями, а новациями и перспективными идеями, которых у нас не меньше, чем у них. Если нашим перспективным игрокам хотя бы чуть-чуть помогать и дать больше внимания, то, уверен, мы сможем занять подобающую нашей стране долю рынка мировых платежей. Надо только такую цель поставить.



23.11.2015
Эта статья была разослана 1442 on-line подписчикам bosfera.ru
Материалы альянса финансовых медиа:
Разговоры финансистов

Вверх