Вход Регистрация
Подписка

Проект ВТБ24 и «Диасофт»: обязательная отчетность на платформе FLEXTERA BI

04.10.2016

Светлана Емельянова, главный бухгалтер, заместитель директора финансового департамента банка ВТБ24, Сергей Русанов, член правления, директор департамента банковских и информационных технологий ВТБ24 и Вадим Ференец, обозреватель «Б.О», обсудили опыт, полученный Банком в ходе проекта внедрения платформы FLEXTERA BI от компании «Диасофт» для построения системы формирования обязательной отчетности ЦБ РФ

 

Вадим Ференец: Светлана Петровна, первый вопрос к вам. Когда и почему банк ВТБ24 включился в проект по построению системы подготовки отчетности (СПО)?

Светлана Емельянова: Решение о том, что ВТБ24 начинает проект по реализации формирования форм обязательной отчетности и части налоговых регистров на отдельном IT-решении было принято в ноябре 2014 года. Причин для этого было несколько.

Во-первых, Банк начал готовиться к внедрению подхода по расчету кредитного риска на основе внутренних рейтингов (ПВР, Базель II), и необходимо было решить, в какой системе будет осуществляться параллельный расчет нормативов достаточности капитала по стандартному и продвинутому подходам.

Во-вторых, исторически вся отчетность Банка формировалась на базе установленной у нас IT-системы, которая проработала как минимум 11 лет. Учитывая, что в 2014 году было принято решение осуществить миграцию учета юридических лиц на новое IT-решение, появилась бы еще одна система, данные которой нужно было бы каким-то образом агрегировать для отчетности.

В итоге было принято решение о создании отдельной информационной системы — системы построения отчетности (СПО), которая, минимизируя нагрузку на АБС, с минимальными доработками существующих процессов сбора данных из систем банка в корпоративное хранилище данных (КХД), смогла бы закрыть эти основные требования.

Вадим Ференец: Не могу не спросить, в чем преимущества и сложности внедрения Базель II?

Светлана Емельянова: Есть стандартный подход к оценке рисков и расчету нормативов достаточности капитала, при котором используются фиксированные коэффициенты кредитного риска, установленные Банком России, и есть подход на основе внутренних рейтингов, предусмотренный Базельскими соглашениями, который за счет более полной статистики и качественной оценки рисков позволяет после получения разрешения регулятора на применение такого подхода снизить требования к капиталу банка. Это значит, что банк может использовать капитал, направляя его на расширение бизнеса. Но одновременно с этим Базель предъявляет очень высокие требования к качеству данных и глубине истории внутренних и внешних статистических данных.

Вадим Ференец: В чем особенность проектов, связанных с обязательной отчетностью?

Светлана Емельянова: Подготовка обязательной отчетности — это крайне трудоемкий процесс, который требует колоссальных ресурсов, но при этом не приносит прибыли банку. Несмотря на то что требования к предоставляемой отчетности постоянно возрастают, а Банк России регулярно вносит уточнения в существующие формы отчетности или вводит новые формы для соответствия международным стандартам и в связи с изменением законодательства, получить ресурсы и бюджет на внедрение новой системы для построения отчетности в условиях постоянной конкуренции с бизнес-проектами Банка — нелегкая задача. Правление ВТБ24 одобрило нашу инициативу и включило проект в перечень приоритетных благодаря возможности получить существенный экономический эффект от перехода на ПВР. Но помимо реализации расчета нормативов по стандартному и продвинутому подходам у нас есть обязательства по переводу на новую систему и других сложных форм обязательной отчетности (на данном этапе — 18 форм), а также расчета налога на прибыль и нескольких налоговых регистров в довольно короткие сроки.

Сергей Русанов: Внедрение и поддержка обязательной и налоговой отчетности — очень сложная задача. Кроме того, нужно понимать, что это нестандартный бизнес-процесс, не имеющий одинакового для всех подхода к автоматизации. Это проблемная точка для всех банков.

Вадим Ференец: Каковы были критерии выбора нового решения и его поставщика?

Сергей Русанов: Как это ни парадоксально, при всем многообразии выбор был довольно ограничен. Мы были ориентированы на отечественных разработчиков и их решения, благо в России существуют банковские продукты, ничем не уступающие западным аналогам.

 

Светлана Емельянова, главный бухгалтер, заместитель директора финансового департамента банка ВТБ24

 

Было два основных требования. Во-первых, у поставщика должно было быть подтвержденное внедрение продукта. Во-вторых, вендор должен был доказать, что у него есть проектная команда и ресурсы на ее поддержку.

Одновременное наличие компетенций и продуктовой составляющей имеются, по большому счету, у компаний-разработчиков АБС: сегодня часть функциональности любой АБС — это обязательная отчетность. Другие IT-компании теоретически тоже могли бы взяться за такой проект, но для них это означает колоссальные затраты. Почему? На небольшой клиентской базе, сделав один проект, заказное решение для какого-то банка, невозможно обеспечить его качественную поддержку. Поэтому логично ограничить круг соискателей участниками сегмента АБС.

Вадим Ференец: Не считаете ли вы, что это довольно жесткие рамки?

Сергей Русанов: Безусловно, считаю. Если с историями успеха все было относительно понятно (у нас были референс-визиты, да и за рынком мы пристально наблюдаем), то в истории с проектной командой такая жесткость вполне оправдана. Я знаю по собственному опыту, что если люди не погружены глубоко в проблематику обеспечения качества данных, то отчетность, которую будет выдавать система, просто-напросто начнет «разваливаться».

Почему для нас это важно? Проект достаточно продолжительный по времени. Изначально было понятно, что активность регулятора неизбежно приведет к тому, что придется по ходу работ что-то менять, перенастраивать, добавлять. Не зная тонкостей процессов формирования отчетности для Банка России, скорее всего, люди будут находиться в состоянии непрерывного стресса. Какое уж тут качество работ? Поэтому этот вопрос был со всеми претендентами обговорен отдельно.

Поскольку ВТБ24 крайне заинтересован в максимально быстрой реализации проекта, наличие в команде экспертов в области интеграции с существующими системами Банка было обязательным условием. Это значит, что представителям внешней команды необходимо взаимодействовать с соответствующими специалистами нашей организации. Это и представители IT, и рисковики, и бухгалтерия, и др.

Вадим Ференец: Как же все-таки Банк выбрал поставщика решения?

 

СПРАВКА Б.О
Банк ВТБ24 (ПАО) — один из крупнейших участников российского рынка банковских услуг. ВТБ24 входит в международную финансовую группу ВТБ и специализируется на обслуживании физических лиц, индивидуальных предпринимателей и предприятий малого бизнеса. Сеть Банка формируют более 1062 офисов в 72 регионах страны. ВТБ24 предлагает клиентам основные банковские продукты, принятые в международной финансовой практике. В числе предоставляемых услуг: выпуск банковских карт, ипотечное и потребительское кредитование, автокредитование, услуги дистанционного управления счетами, кредитные карты с льготным периодом, срочные вклады, аренда сейфовых ячеек, денежные переводы. Часть услуг доступна клиентам в круглосуточном режиме, для чего используются современные телекоммуникационные технологии.
Деятельность ВТБ24 (ПАО) осуществляется в соответствии с генеральной лицензией Банка России № 1623 от 29 октября 2014 года.

 

Светлана Емельянова: Чтобы ответить на этот вопрос, вернемся в 2011 год. В то время ВТБ24 оценивал теоретическую возможность автоматизации отчетных форм на базе внешней системы. С первого раза не получилось. Понадобилось еще три года, чтобы вновь подойти к этому «снаряду». Но за эти годы накопилось количество обрабатываемой информации, произошло немало изменений в отчетности и т.д.

Внутри ВТБ24 уже сформировалось твердое убеждение, что будущее АБС — это переход от монолитной системы к компонентной архитектуре. Готовый компонент для решения конкретной задачи — это отдельный лучший в своем классе продукт. Поэтому, с одной стороны, нам нужен был этот самый продукт, не заказное решение, а именно продукт, имеющий примеры внедрений. С другой стороны, на российском рынке еще не было крупных внедрений. Поэтому «сердце подсказало», что надо искать поставщика, решения которого вписываются в концепцию построения компонентной IT-архитектуры Банка, а также способны к масштабированию с уровня среднего банка до объемов ВТБ24.

В ходе тщательного анализа решений, представленных на рынке, мы остановили свой выбор на компании «Диасофт» и платформе для построения отчетности FLEXTERA BI, в наибольшей степени отвечающей нашим требованиям.

Вадим Ференец: А что было с выбором команды?

Сергей Русанов: Еще раз повторю, второй после технологий момент, который играет важную роль, — это компетенция разработчика и команда. Естественно, не только в компании «Диасофт» есть люди, которые умеют что-то делать хорошо, но есть еще один «маленький вопрос»: как разработчик может удержать команду, и, вообще, насколько ситуация с вендором стабильна?

«Диасофт» в силу своей «крупности» и специфики бизнеса (диверсифицированный портфель решений) может быстро наращивать ресурсы той или иной команды. Надо признать, это весомый козырь при выборе поставщика IT-решения.

Вадим Ференец: Что же было потом? Как проявила себя проектная команда?

Сергей Русанов: Потом была долгая и кропотливая работа по разворачиванию «железа» (Oracle Cluster), масштабированию и т.д. Еженедельно происходили встречи рабочих групп, обсуждение хода проекта с представителями заказчика со стороны Банка. Использовался гибкий план: уточняли требования к следующему этапу на основе итогов предыдущего. Но это все рутина. Интересно то, как работали люди.

В подобных проектах то, как работает команда, — самое важное и интересное. Надо понимать, что работа происходила в условиях постоянных изменений, вносимых регулятором. Приходилось по ходу работ менять техническое задание (примерно на 30% по сравнению с первоначальным). Именно здесь и проявился профессионализм бизнес-архитекторов, методологов и т.д.

Надо добавить, что «Диасофт» работает на российском рынке автоматизации финансовых институтов с 1991 года — 25 лет. Сказать, что мы, наблюдая за рынком банковской автоматизации, не отмечали для себя сильные стороны этой компании, нельзя. Видели, как люди работают в условиях форс-мажоров, которых в России за это время случилось немало; слышали, как Александр Глазков, председатель совета директоров «Диасофт», комментирует удачи и достижения. Почему я об этом вспоминаю? Потому что очень важно в ходе реализации проекта встречаться на всех уровнях и обсуждать достигнутые результаты для «сверки часов».

То, что проект в итоге получился и уже близится к логическому завершению, — общая заслуга всех, включая топ-менеджмент Банка и вендора: удалось выстроить процесс, в котором отсутствовали зоны «безответственности»: везде удавалось найти того человека, который отвечал за тот или иной участок как со стороны Банка, так и со стороны компании «Диасофт».

Светлана Емельянова: Я особо отмечу, что проектная работа подобного рода — это ответственность двух сторон: и заказчика, и исполнителя. В первую очередь необходимо к самим себе предъявлять высокие требования и выделять необходимые ресурсы. Я очень благодарна своей банковской команде — бухгалтерии, блоку IT, блоку рисков — за то, что уже на этапе подготовки к проекту мы сформировали общее понимание задач и результатов и в течение всего срока реализации проекта ответственно относимся к принятым на себя обязательствам и оперативно решаем все возникающие вопросы. Это очень помогает нам двигаться в соответствии с планом и достигать ожидаемых результатов.

 

Сергей Русанов, член правления, директор департамента банковских и информационных технологий ВТБ24

 

Наших партнеров по проекту — команду «Диасофт» — я хочу поблагодарить за то, что нам выделили сотрудников, понимающих заказчика, и за оперативный контроль со стороны руководства компании.

Я верю, что впечатления от совместной работы на проекте будут для нас связаны не только с дополнительной нагрузкой и упорным трудом, но и с моральным удовлетворением от результатов.

Когда довольно долго работаешь бок о бок с людьми, которым постоянно нужно что-то доказывать, объяснять, что в банковской сфере без изменений со стороны регулятора не проходит и месяца, трудно получить это самое моральное удовлетворение. Я с уверенностью могу сказать, что в ВТБ24 сформирована одна из самых «продвинутых» команд в области подготовки отчетности, и у меня были основания полагать, что внешняя команда просто может не сработаться с нами. Но сработались — всем был важен результат.

Вадим Ференец: В чем заключалась значимость этого проекта для ВТБ24?

Сергей Русанов: Для ВТБ24 это довольно необычный и значимый проект: как из-за масштабов работ, так и из-за особенностей методологической поддержки. На сегодняшний день нам приходится часто встречаться с коллегами из Сбербанка, Внешэкономбанка и других банков — наш проект уникальный и весьма интересный с точки зрения обмена опытом. Мы готовы делиться и делимся опытом — как нашей собственной компетенцией, наработанной за это время, так и опытом работы в команде.

Тема построения отчетности для Банка России — суперактуальная. Конечно, пока мы не закрыли весь спектр форм и отчетов, но накопили уникальный концептуальный опыт, а его уже можно масштабировать внутри банковской отрасли. Расскажу еще об одном достижении: нам удалось добиться относительного уровня показателя качества данных 99,8%, и это на объемах ВТБ24!

За это надо сказать отдельное спасибо сотрудникам бухгалтерии: в условиях реализации проекта, когда и так у всех забот предостаточно, они кропотливо собирали для коллег из IT-департамента ошибки и недочеты в обработке данных. Конечно, в процентах цифра впечатляет, но на деле счет ошибок шел на миллионы записей.

Светлана Емельянова: Для меня как для заказчика обязательной и налоговой отчетности этот проект означает:

▪ возможность технологически отделить процесс формирования отчетности от процессов обслуживания клиентов и закрытия операционного дня Банка, что позволяет быстрее внедрять новые продукты, быстрее обслуживать клиентов, быстрее закрывать операционный день и быстрее формировать отчеты;

▪ возможность более гибко реагировать на постоянные изменения банковского и налогового законодательства, быстрее реализуя их в отдельной системе;

▪ возможность создать в рамках проекта единую базу для формирования обязательной и налоговой отчетности, а в будущем, возможно, и ту единую красную кнопку, о которой мечтает любой бухгалтер.

 

СПРАВКА Б.О
Компания «Диасофт» — крупнейший разработчик программного обеспечения для финансовых организаций. Работает на банковском рынке России с 1991 года. Компания создает комплексные системы автоматизации корпоративных и розничных услуг, операций на финансовых рынках, ведения учета и формирования отчетности, управления хозяйственной деятельностью и HR, разрабатывает IT-системы для страховых компаний и НПФ. Клиентская база компании насчитывает более 300 финансовых организаций, среди которых 60 российских банков из списка топ-100. Партнерами компании являются мировые лидеры IT-рынка. «Диасофт» — первый и единственный российский разработчик банковского программного обеспечения, включенный в Magic Quadrant for International Retail Core Banking Systems компании Gartner. Компания «Диасофт» входит в число 12 крупнейших российских поставщиков BI-решений в рейтинге CNews Analytics (2016). Подробная информация о компании см. на сайте http://www.diasoft.ru/.


04.10.2016
Эта статья была разослана 1402 on-line подписчикам bosfera.ru
Материалы альянса финансовых медиа:
Разговоры финансистов

АДРЕСА БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТИ
Перейти в Раздел
Вверх