Банковское обозрение

Cфера интересов банков и банкиров

Развивать транзакционный бизнес

07.02.2013

Связной Банк ставит перед собой цель стать лидером в транзакционном бизнесе. Его новый заместитель председателя правления по технологиям (CTO), Оксана Смирнова-Крелль, рассказала «Б.О», как технологически решается эта задача, и почему банк пока делает ставку на карту «Электронное правительство», а не на УЭК

— Оксана, до перехода в Связной Банк вы долгое время работали в Банке Москвы. Наверное, вас пригласили в Связной Банк, чтобы решать схожие задачи?

— Я бы не стала говорить, что Связной Банк и Банк Москвы похожи с точки зрения стоящих перед ними задач и стратегии развития. Когда я пришла в Банк Москвы в 2010 году, передо мной ставилась задача сделать его достаточно технологичным банком, и те проекты, которыми я там занималась, были нацелены именно на это. К примеру, мы открыли первый инновационный офис с целью показать, как современные технологии могут упростить сервис для клиентов. Требовался быстрый запуск технологических сервисов, технологий дистанционного обслуживания клиентов, создание единого информационного пространства для них.
В Связной Банк я пришла, потому что стратегия банка сейчас — стать одним из лучших транзакционных банков на российском рынке, а именно созданием таких сервисов я занималась в Банке Москвы. Например, Банк Москвы является расчетным банком по системе ЕИРЦ Москвы, эквайером на Едином портале государственных услуг, на Московском портале государственных услуг. Еще один интересный проект, в котором Банк Москвы служит расчетным банком — MasterCard Mobile. Приятно, что те проекты, которыми я занималась, именно работая там, получили дальнейшее развитие.
Приход в Связной Банк был связан с тем, что здесь существовал интерес к развитию именно таких сервисов, но на более открытой платформе, с доступом к большому количеству розничных клиентов, с предложением новых видов транзакционных сервисов дистанционного обслуживания, мобильных решений. Ведь Связной Банк — это банк крупнейшего банковского платежного агента, и его конкурентные преимущества по сравнению со всеми другими игроками на рынке — это огромная розничная сеть «Связного», способная привлекать клиентов сети в число клиентов банка. Соответственно, задачи, которые стоят перед IT здесь, в Связном Банке и практика их решений существенно отличаются от того, что было в Банке Москвы. Здесь задача — обеспечить достаточно быстрый вывод на рынок интересных продуктов.

— О каких продуктах идет речь?

— Банк сосредоточится на развитии транзакционных продуктов. В 2013 году мы будем вводить платежные сервисы для наших клиентов и активно их продвигать вместе с решениями, которые будут запускаться в течение года.
В 2010 году мы запустили кредитную карту, интересные дебетовые продукты, в конце года предложили предоплаченную карту. Однако в части развития платежных сервисов не хватало самой главной составляющей — собственной системы дистанционного банковского обслуживания, и передо мной была поставлена задача развивать именно ее. Для этого сейчас предоставлены все условия и ресурсы.
То есть стоит задача не только обеспечения отказоустойчивости банка и развития розничной платформы, но и предоставления новых возможностей нашим клиентам с точки зрения удаленного доступа к счетам, возможности совершения большого количества платежей, получения того набора услуг, которые предлагают сейчас наши конкуренты, но с другим качеством и функционалом. Но я не хотела бы сейчас углубляться в описание того, что мы собираемся делать, — это несколько преждевременно.

В 2013 году мы будем вводить платежные сервисы для наших клиентов и активно их продвигать вместе с решениями, которые будут запускаться в течение года

— Считается, что транзакционный бизнес — это как раз тот бизнес, который в первую очередь могут отнять у банков продвинутые технологические компании, и они уже отчасти это делают?

— Без банка это невозможно. В 161-ФЗ есть понятие оператора платежной системы, и сказано, что только банк или НКО имеют право на осуществление перевода от физического лица юридическому лицу. Именно 161-й закон и все изменения, которые произошли в законодательстве о национальной платежной системе, позволили сдвинуть фокус обратно от агрегаторов, от появившихся на рынке игроков — мобильных операторов и так далее — в сторону банков, которые вновь получили возможность играть ведущую роль в транзакционном бизнесе.

— Но ведь этим может заниматься и НКО, какой стала компания «Яндекс.Деньги», к примеру, еще до присоединения к Сбербанку?

— Да, но их пример же показывает, что с крупным банком и наличием доступа к большой розничной сети работа может быть гораздо более эффективной. Время терминалов, которые собирали платежи в пользу мобильных операторов (с чего стартовал розничный транзакционный бизнес в этой стране), уже прошло. Пришло время мобильных инструментов, мобильных кошельков, появились другие требования с точки зрения дистанционного обслуживания.
Когда на российском рынке появились терминалы по приему платежей, только 7% россиян имели банковские счета, и еще гораздо меньше людей имели банковские карты. Но количество клиентов банков ежегодно возрастает. Рынок прирастает на 30–60%, если мы говорим о количестве карт, и 40% из этого прироста — это люди, которые реально платят безналично и в настоящий момент учатся платить за услуги, используя дистанционные каналы обслуживания — то, что раньше делалось в наличной форме, для чего использовались терминалы. Рынок меняется, и, учитывая опыт, который был накоплен в группе «Связной», сейчас мы концентрируемся на дистанционном обслуживании клиентов, предложении им новых услуг.

— В прошлом году банк начал переходить на собственные интернет-банкинг и процессинг. Сейчас вы также продолжаете уходить в сторону от аутсорсинга?

— Просто для старта удобно использовать коробочные решения. К примеру, Банк Москвы 15 лет назад стартовал с коробочных решений, которые были доступны на рынке, включая АБС. Сейчас, пройдя достаточно большой путь, банк «живет» на проприетарной системе. Процессинг OpenWay в том виде, в котором он был установлен в банке изначально, и в каком он существует сейчас — это два разных решения, поскольку из-за того что Банк Москвы развивался как транзакционный, решение пришлось сильно дорабатывать. Продукт, который был сделан Банком Москвы, OpenWay сейчас продает всем. Но те связки, которые построены между АБС Банка Москвы и OpenWay, дают уникальные преимущества для банка с точки зрения развития его транзакционного бизнеса. Вот почему он может обслуживать и Единый портал госуслуг, и Московский портал госуслуг, и участвовать в развитии транспортных платежей.
В Связном Банке мы уже сертифицировали свой процессинг в двух платежных системах, и сейчас он проходит опытно-промышленную эксплуатацию. Наша продуктовая линейка будет претерпевать изменения с точки зрения дистанционного обслуживания только после того, как будет завершена миграция с внешнего процессинга на собственный.

— Заметно, что все больше активных игроков переходят на собственный процессинг. Как вы считаете, это показатель зрелости банковской отрасли?

Благодаря 161-ФЗ банки вновь получили возможность играть ведущую роль в транзакционном бизнесе

— Это вопрос стратегии, вопрос того, что мы хотим развивать, в каком бизнесе мы находимся. Маленькому кэптивному банку проще покупать процессинговый сервис и работать на стандартных продуктах дистанционного обслуживания. Для банка, стратегия которого направлена именно на развитие транзакционной истории, будь то карты, платежный бизнес и так далее, нужно решение, которым он может гибко и быстро управлять. Это вопрос быстрого правильного продуктового предложения, реакции на потребности клиента и на изменение рынка. Кто-то строит собственный процессинг ради системы электронных денег, кто-то — ради карт, кто-то — ради эквайринга, в зависимости от стратегии. У нас два направления бизнеса — транзакционный и карточный.

— После прихода в Связной Банк вы наверняка провели IT-аудит, с целью выявить, что необходимо изменить. Какие основные изменения были предприняты по его итогам?

— Действительно, был приглашен независимый аудитор для проведения официального IT-аудита, по результатам которого была подготовлена дорожная карта. Вдаваться в подробности я бы не хотела, эта наша внутренняя политика. Но одно из проведенных в итоге изменений, направленное на развитие банка в соответствии с принятой стратегией — разделение IT на две составляющих. Одна часть обеспечивает текущую жизнедеятельность банка, а вторая — отвечает за инновации — новые продукты, их разработку и развитие. Это позволяет достаточно быстро реагировать на все изменения и возлагает ответственность на определенных сотрудников за более быстрый запуск решений.

— Какие направления вы курируете, как CTO?

— Мой блок включает несколько направлений. Во-первых, это департамент информационных технологий. Во-вторых — департамент банковских процессов и технологий, который занимается разработкой банковских процессов, проектным управлением и методологической работой. В-третьих — департамент платежных сервисов и дистанционного обслуживания.

— Насколько последний определяет состав услуг и вид интерфейсов в этих каналах? Часто этим занимаются маркетологи.

— У нас это совместная с розничным бизнесом работа. В разработке именно дистанционных платежных сервисов большую роль играет технологический блок. Маркетинг, как поставщик услуг для розничных клиентов, с одной стороны, согласует эти интерфейсы, дает свои комментарии, участвует в тестировании, а с другой стороны — помогает продвижению. Но стратегию развития этого сервиса, наполненность продукта, не только предложение сервисов клиентам банка, но и развитие продукта в группе компаний «Связной» — все это определяет департамент платежных систем и дистанционного обслуживания. У нас с отделом маркетинга перекрестный KPI по росту числа клиентов, которые пользуются дистанционными каналами обслуживания.

— Как меняется IT-отдел в связи с этим? Намного ли увеличивается штат?

Пока банк быстро рос, возможности органично развивать IT-архитектуру почти не было

— Число сотрудников технологического блока в целом не увеличилось, сейчас в нем работает около 300 человек. Но мы перераспределили людей между отделами разработки и сопровождения, а также выделили отдельно блок инноваций.
Немногим более 50% технологического персонала отвечает за основные системы — инфраструктуру, каналы передачи данных, поддержку пользователей и сервис-деск. В эту же часть входят разработчики АБС и систем отчетности.
Из остальных 40% приблизительно 15% ведут продукт — дистанционные и платежные сервисы. Они определяют требования к интерфейсам, составляют описания продуктового ряда, отвечают за взаимодействие с клиентом со стороны бизнеса. Остальные сотрудники занимаются разработкой так называемых банковских процессов, описанием технологий, ведением проектов, написанием методологической базы. И, конечно, ведут банковские системы с точки зрения их развития, сопровождения и поддержки.
В технологический блок входит также проектный офис, который отвечает за управление всеми крупными банковскими проектами и за реализацию задач развития банка в соответствии с принципами проектного подхода. Мы выделили все проекты, которые ведем, контролируем, за исполнение сроков которых мы отвечаем, внедрили систему приоритезации проектов и сейчас понемногу начинаем ее применять.

— На что сейчас ориентирована IT-стратегия банка — так же на рост или же появились какие-то иные приоритеты?

Справка Б.О

wСвязной Банк появился на российском рынке банковских услуг в 2010 году в результате партнерства Группы компаний «Связной» и Промторгбанка. Для развития розничного бизнеса банк использует инфраструктуру ГК «Связной» (более 3 тыс. центров мобильной связи по всей России, учебные центры, системы логистики). Собственная сеть отделений Свяwзного Банка включает в себя офисы обслуживания клиентов в Москве, Санкт–Петербурге и крупнейших городах России (по данным ЦБ РФ на 1 февраля 2013 года — 41 отделение, включая филиалы, представительства, дополнительные офисы, операционные кассы вне кассового узла и операционные офисы).
Флагманским розничным продуктом стала универсальная банковская карта, которая объединила в себе возможности дебетовой, кредитной и бонусной. В линейку продуктов для физических лиц также входят вклады, персональные кредиты и премиальные продукты — специальные депозиты и карта World MasterCard.
Корпоративным клиентам предлагает все основные финансовые услуги: от кредитования бизнеса и организации зарплатных проектов до расчетно–кассового обслуживания и эквайринга.

— С точки зрения внутрибанковских систем задача на этот год — стабилизация: построение сервисной модели обслуживания бизнеса, внедрение системы SLA при взаимодействии с бизнесом, переход на ITIL. Потому что пока банк быстро рос, возможности органично развивать IT-архитектуру почти не было. Теперь темп роста бизнеса несколько стабилизировался, и мы приводим в порядок наши внутренние процессы. Это необходимо сделать, и это делается параллельно с переформированием команды, выстраиванием отношений с внешними подразделениями и внешними поставщиками. Бизнес-цель этих преобразований выражается такими показателями, как доступность систем, обеспечение непрерывности их жизнедеятельности, доступность сервисов для конечных потребителей. Вот что мы должны обеспечить, повышая качество, одновременно с оптимизацией затрат на IT. Для этого внедряются такие процессы ITIL, как управление изменениями, управление релизами, управление сервисом — все это обеспечивает качественную работу IT с точки зрения конечного потребителя.
Если говорить о второй составляющей — инновациях — у нас достаточно большой план развития на 2013–2014 годы, и он связан именно с развитием продуктового ряда для дистанционного обслуживания. Моя задача — обеспечить запуск этих продуктов в срок на хорошо работающей платформе в соответствии с требованиями, которые определил бизнес. Вопрос, что именно будут представлять собой розничные продукты, правильнее задавать представителям розничного бизнеса. Но я могу рассказать об одном из продуктов, за который я отвечаю и который мы начнем тестировать в ближайшее время — это карта электронного правительства, то есть карта с ЭЦП.

— Такая же, какую недавно начал тестировать ВТБ24?

— Да, и запустил в октябре 2012 года Банк Москвы. Мы запускаем эту карту вместе с платежной системой MasterCard. Кроме того, сейчас мы работаем над тем, чтобы стать еще одним эквайером на портале государственных услуг, с тем, чтобы стимулировать держателей наших карт оплачивать госуслуги на этом портале, и чтобы эти транзакции были для них бесплатными.

— А как вы стимулируете сам портал к тому, чтобы у него появился еще один эквайер?

— Ростелеком, как владелец портала, заинтересован, чтобы, кроме основного эквайера, коим является Банк Москвы, появлялись новые. Любая транзакция, которая осуществляется в Интернете, облагается для банка — эмитента карты комиссией, которая наверняка будет переложена на плечи клиентов. Чтобы понизить эту комиссию, нужно быть эквайером. Соответственно, чем ниже комиссия за операции по картам на ЕПГУ, тем больше люди ими расплачиваются на портале, тем выше его популярность.

— Но ведь носителем ЭЦП станет и УЭК, которая будет выдана почти всем гражданам России бесплатно и будет обладать банковским приложением. Зачем, в таком случае, нужна карта «Электронное правительство»?

Напомню, что в первый раз карту УЭК обещали выдавать 1 января 2012 года, потом 1 января 2013 года, теперь — 1 января 2014 года

— В соответствии с 210-ФЗ «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг», Ростелеком создал инфраструктуру системы электронного межведомственного взаимодействия (СМЭВ), позволяющую различным организациям взаимодействовать между собой в электронном виде и предоставлять различного вида информацию, которая может трактоваться как государственные услуги. Частью дальнейшего развития этого проекта был проект казначейства по созданию системы Федерального Казначейства ГИС ГМП, которая функционирует на базе СМЭВ, созданной компанией Ростелеком. Поэтому сейчас для подключения ГИС ГМП банк, с одной стороны, должен участвовать в инфраструктуре СМЭВ через собственную инфраструктуру, предоставленную Ростелекомом. С другой стороны, у банка должен быть договор с Казначейством, и он должен уметь взаимодействовать в соответствии с требуемыми форматами обмена информацией. С третьей стороны, банк должен подписать соглашение с Минкомсвязи, потому что именно эта организация имеет право подключать к СМЭВ.
Карта «Электронное правительство» — это еще одна возможность получить доступ в личный кабинет на ЕПГУ, который дает доступ к сервисам СМЭВ.
УЭК создавалась для того, чтобы с ее помощью обеспечить гражданину доступ к СМЭВ через инфраструктуру различных банков, то есть банкоматы, информационные киоски (или, как они названы в законе, инфоматы), через интернет-банк этих банков, подписываться на всякие государственные услуги и так далее.
То есть, в принципе, эти два типа карт существуют параллельно.

— Но ведь УЭК тоже должна давать доступ к госуслугам через ЕПГУ?

— По идее, да. В том случае, если удостоверяющий центр, который на сегодняшний момент выдает сертификаты ЭЦП, записанной на карте «Электронное правительство», будет работать с тем же удостоверяющим центром, который выдает ЭЦП для карты УЭК. Пока ЭЦП на УЭК нет, поэтому юридически значимое действие с использованием ЭЦП в настоящий момент можно совершить только пользуясь картой «Электронное правительство», что уже реализовано на ЕПГУ. Достаточно зарегистрироваться на этом портале по карте, выбрать услугу, и с помощью этой же карты ее оплатить.

— Почему же вы сейчас тестируете карту «Электронное правительство» и не участвуете в проекте УЭК?

— Потому что мы продаем коммерческий продукт для экономически активной части населения, который, дополнительно к обычному банковскому сервису, дает еще и возможность иметь доступ к государственным услугам и совершать юридически значимые действия.

— Но ведь в УЭК тоже входит банковское приложение, и вы точно так же можете эмитировать свои карты УЭК со своим банковским приложением.

— Мы не участник системы «ПРО100».

— А вы хотите им стать?

— Пока не видим в этом острой необходимости.

— Почему? Ведь если эта карта будет у всех россиян, и они будут ею пользоваться, вы сможете получать свой процент с транзакций.

— Это пока не заложено как часть стратегии. Мы будем рассматривать этот вопрос. Пока УЭК в стадии «пилота», некоторые банки в этом участвуют. Посмотрим, как проект будет развиваться. Напомню, что в первый раз карту УЭК обещали выдавать 1 января 2012 года, потом 1 января 2013 года, теперь — 1 января 2014 года.

— Какие именно планы у вас по картам «Электронное правительство»?

— Мы выпустим 5 тыс. карт, о чем есть договоренность с Ростелекомом. Специально для нас Ростелеком доработал АРМ специалистов фронта, чтобы они, в удобной форме, не нарушая существующего бизнес-процесса, могли выдавать эту карту. Посмотрим, как это будет работать, и по результатам «пилота» в конце первого квартала будем планировать какие-то дальнейшие действия.
В принципе, такая карта может выдаваться не только физическим лицам, но и частным предпринимателям или кому-то еще, кому нужна ЭЦП для совершения каких-либо юридически значимых действий.

— Кстати, к вопросу о госуслугах — с 1 января банки должны были подключиться к системе Федерального Казначейства ГИС ГМП. Как у вас проходил этот процесс?

— Мы сделали все необходимые действия для подключения к ГИС ГМП. У нас подписаны соглашения с Казначейством и с Минкомсвязи. Компания BSS обеспечила нам очень быструю поддержку в построении шлюза. Нужно отдать им должное, они очень быстро отработали, в течение двух недель произвели все необходимые настройки. К криптопровайдеру ViPNet мы уже были подключены как раз благодаря проекту с Ростелекомом по карте «Электронное правительство». То есть все обязательства с нашей стороны выполнены.

— С 1 июня банки обязаны также подключиться и к СМЭВ. Вы к этому готовы?

— Мы уже подключены к СМЭВ. Все необходимые работы были произведены в рамках работы с Ростелекомом.

— При этом вы ведь не были тестовым банком. Насколько сложно оказалось произвести это подключение и какие затраты потребовались?

— Проект по подключению к ГИС ГМП, благодаря поддержке со стороны Казначейства и BSS, был выполнен менее чем за месяц. С точки зрения затрат… Мы ведь тратим какие-то деньги на подключение к МЦИ, на взаимодействие с банками и т.д. В принципе, это соизмеримые затраты.

— Но ведь СМЭВ — это все-таки больше, чем просто платежи — это еще и информационные сервисы.

— Да, и это позволяет нам развивать дистанционные сервисы для наших клиентов, то есть давать доступ к информации, например, о задолженности по штрафам ГИБДД. Пока банк может исполнять только платежи, но мы будем развивать наше ДБО с тем, чтобы клиент мог получать возможность и выставления счетов, и получения любых других сервисов от госорганов, которые в принципе возможно получить. Все это, как мы ожидаем, как раз и позволит нам успешно развивать транзакционный бизнес.

Темы: Платформы

comments powered by HyperComments

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.