Вход Регистрация
Подписка

Регулятора стимулируют стратеги

25.09.2017

15 сентября 2017 года в рамках XV Международного банковского форума «Банки России — XXI век», организованного Ассоциацией «Россия», прошел круглый стол «Банковский бизнес: стратегии, технологии и доходность». Совет банкирам: читать еще что-то помимо инструкций ЦБ

Михаил Матовников (Сбербанк), Василий Высоков («Центр-инвест»), Артем Сычев и Алексей Лобанов (ЦБ РФ)

 

«Участники финансовых рынков распределены по погостам, братским могилам, склепам… То там, то сям видны обглоданные кости регуляторных, надзорных и контролирующих органов, — именно с такой апокалиптической точки отсчета, по мнению модератора круглого стола Василия Высокова, председателя совета директоров Банка «Центр-инвест», должна начинаться разработка стратегий. — Потому что оптимизм здесь начинается с момента, когда из-под склепов и надгробий начинают вылезать “финансовые червячки”. Они несут в себе гены усопших, связанные с сохранением денежного оборота, с инвестициями и спекуляциями, которые рано или поздно воссоздадут никому не нужные клоны почивших. Имея эту картину перед глазами, начинаешь понимать, что будет происходить в будущем, и сразу появляется чувство оптимизма».

Надо отметить, что оптимизм в докладах участников сессии сквозил главным образом в словах самого модератора и Артема Сычева, заместителя начальника главного управления безопасности и защиты информации Банка России. В выступлениях чувствовались и понимание глубины проблем, и продуманность аргументации. К словам представителя ЦБ вернемся позже, остановимся чуть подробнее на тезисах Василия Высокова, они того заслуживают.

Как известно, в августе 2017 года Международный фонд ResponsAbility Investments AG (Цюрих, Швейцария) приобрел 10% акций КБ «Центр-инвест». Но сотрудничество с западными финансовыми институтами началось намного раньше. Этот практический опыт позволил Василию Высокову заявить: «Мы в “Центр-инвесте” на два года вперед чувствуем те риски, с которыми отечественным финансистам придется столкнуться. Часть из них описана в вышедшей в 2013году моей книге «Трансформационный банкинг: made in Russia». К сожалению, многие банкиры не читают ничего, кроме инструкций ЦБ, а зря. Ведь, не имея стратегии, любой банк рискует заниматься в будущем исключительно антикризисными мерами. Поэтому, к сожалению, о будущем сейчас говорят ветераны, а у молодежи нет ни информационного, ни методического обеспечения для этого. На Юге России совместно с вузами мы пытаемся изменить ситуацию, но в целом по стране — тишина».

Сантехники vs каменщики

«Хозяйка! Здесь не унитаз, здесь систему пора менять», — такой известной фразой не менее известного сантехника в итоге и задал тон дискуссии модератор. Понятно, такой посыл аудитории и участникам дискуссии не мог не быть подхваченным, особенно представителями регулятора.

Но первым слово получил Михаил Матовников, старший управляющий директор — главный аналитик Сбербанка. По его словам, хоть и происходит восстановление банковского рынка после падения 2013-2014 годов, но прежней маржинальности достичь невозможно. Одна из причин — снижение инфляции и процентных ставок. Это ставит в тяжелую ситуацию тех, кто не научился управлять рисками и издержками. Но хорошая новость заключается в том, что мощно стартовал цикл ипотеки, которая может через несколько лет достичь 15% ВВП страны против нынешних 5%.

«По мере того как проценты снижаются, сокращается разрыв между валютными и рублевыми ставками по депозитам. В этих условиях возникает стимул для развития долгосрочного кредитования, но возникают и специфические риски, в частности процентный, которыми наша нынешняя банковская система управлять не умеет», — предупредил представитель Сбербанка.

«Уже сейчас складывается ситуация, когда значительную часть активов и обязательств не имеет смысла держать на балансе. Валютным вкладчикам перестают быть интересны доходности, которые могут предложить банки. Крупнейшим корпоративным заемщикам неинтересна стоимость заимствования в банковской системе. Это все открывает дорогу для развития финансовых рынков и для широкого спектра продуктов, относимых к управлению благосостоянием», — сделал стратегический прогноз Михаил Матовников и предположил, что этот сегмент будет сравним по объему с банковским рынком в целом.

«Сейчас фасад нашей банковской системы остается на уровне середины XX века. Но уже видна укладка в нее новых кирпичей. Учитывая опыт наших ближайших соседей, можно ориентироваться, что на постройку “новой реальности” уйдет не более 15 лет», —резюмировал представитель Сбербанка.

Лояльность, безопасность и аутсорсинг

Гузель Имаева, генеральный директор аналитического центра НАФИ, сконцентрировалась на вопросах, связанных с потребительским поведением на рынке финансовых услуг и начала с тезиса: «Мы находимся на том этапе, когда происходят серьезная трансформация и смена парадигмы взаимоотношений между банками и клиентами, а на первый план выходят вопросы лояльности клиентов», — заявила она.

Последнее исследование НАФИ показало, что сегодня «банк — это бизнес на доверии», об этом сказали 60% респондентов. Сами по себе банковские продукты влияют на лояльность только у 10% опрашиваемых, а вот оставшиеся 30% отошли к удовлетворенности сервисами, в которые входят и IT.

После этого доклада микрофон перешел в руки Артема Сычева, которого модератор представил как крупного специалиста в области безопасности, а ИБ уже давно и прочно заняла свое законное место в стратегическом планировании. Начал он с того, что несколько критически отозвался о «костях регуляторов», которые «ничего не читают, а только пишут», а также о том, что «предметом ИБ зачастую обозначают слишком многое, порой далеко не системно».

Далее Артем Сычев довольно подробно рассказал о том, что ЦБ сделал в плане регуляторики в области ИБ и выпущенных документах, которые учитывают все последние «кейсы» в финансовом мире. Напомнил он собравшимся и о том, что Банк России очень тесно работает с банковским сообществом по разным направлениям. Ярким примером тому является разработка коллективом независимых экспертов стандарта по безопасности аутсорсинговой деятельности.

«Трансформация банкинга приведет к тому, что банкиры встанут перед проблемой ограниченности ресурсов и грамотного управления ими. Обеспечение ИБ — крайне тяжелая задача для любого банка. Нужны централизованные базы данных и налаживание обмена информацией, в чем ЦБ активно помогает Анатолий Аксаков как депутат Государственной думы. А вот в чем банкиры могли бы помочь ЦБ, так это в изменении уровня востребованности аутсорсинга и формировании спроса на него как сервиса ИБ».

Василий Высоков не упустил возможность и, воспользовавшись правом модератора, напомнил, что последние новации регулятора предполагают рассматривать риски ИБ в составе операционных рисков, и в зависимости от результатов их оценки создавать резервы, на которые необходимо отвлекать столь дефицитные средства. «А если, опираясь на практику Всемирного Банка, выдававшего в свое время кредиты нашим банкирам, посмотреть на возможность предоставления банкирам долгосрочных льготных кредитов для совершенствования своих информационных систем?» — обратился модератор к Артему Сычеву. Тот ушел от прямого ответа и, в свою очередь, задал вопрос: «Вы хотите переложить свои проблемы на ЦБ»?

Не будем углубляться в тонкости дискуссии экспертов, ее главный смысл заключался в том, что ИБ — это инфраструктурная межотраслевая проблема, каждый отдельный субъект не в состоянии ее решить, особенно в контексте стратегии «Цифровая экономика», а инфраструктурные проекты, как правило, полностью или частично финансируют государственные институты развития. Но у регулятора нашлись свои контраргументы.

Позже к дискуссии присоединился Кирилл Ермаков, директор по ИБ КИВИ Банка, который предположил, что, даже если удастся создать экосистему ИБ вокруг банковского сообщества, вложив в нее деньги банков, то ничего, по сути, не изменится. Уровень ИБ относительно низок не из-за недофинансирования, а в первую очередь из-за отсутствия методологии понимания рисков у бизнеса. А дальнейшее развитие упирается в отсутствие квалифицированных кадров. Такие пункты добавил в проблемы стратегического планирования представитель КИВИ Банка.

С FinTech и RegTech надо не бороться, а сотрудничать

Заключительная часть круглого стола была посвящена рассмотрению элементов цифровой трансформации, о ней первым заговорил Иван Беров, директор проектного офиса Ростелекома. Начал он свое выступление с вопроса: какой на самом деле может быть стратегия у членов банковского сектора на основе анализа опыта, полученного телекомами? Эта отрасль испытала похожий кризис еще в начале двухтысячных годов, когда стоимость инфраструктуры стала настолько большой, что доходы, получаемые от предоставления услуг связи, перестали покрывать себестоимость.

«Маржинальность наших услуг продолжала снижаться, и мы начали нести серьезные убытки по основной деятельности. Выходом из этой ситуации стала цифровая трансформация, которую мы уже отчасти пережили. Мы перешли от инфраструктурного бизнеса к владению контентными сервисами и различными приложениями, которые предоставляли клиентам. В итоге стало окончательно понятно, что в основе нашего бизнеса лежит не продукт, а клиентский опыт. Одним из наиболее примечательных проектов в этом направлении стало построение цифровой платформы», — заинтриговал финансистов Иван Беров. А о том, какими видятся перспективы автоматизации финансовых учреждений с точки зрения вендора, рассказал Андрей Фомичев, заместитель председателя правления ГК ЦФТ. В своем выступлении он согласился с преимуществами аутсорсинговых и облачных моделей и привел конкретные данные, подтверждающие повышение эффективности бизнеса от перехода на них.

Александр Хандруев, вице-президент Ассоциации «Россия», развил мысль о том, что при разработке стратегии нельзя не учитывать развитие отношений с FinTech, «иначе могучие волны интермедиации не оставят камня на камне от банковской деятельности». Но для начала необходимо определить, в чем заключается главная угроза традиционному банкингу и FinTech. Ответы эксперта базировались как на собственных оценках, так и на данных последних исследований PwC. Основной вывод: FinTech умеет лучше обслуживать своих клиентов, поэтому он не имеет проблем с лояльностью с их стороны. А не примерно об этом говорила ранее Гузелия Имаева из НАФИ? Отечественный опыт в точности повторяет мировые тенденции.

 

Артем Сычев и Алексей Лобанов, ЦБ РФ

 

Алексей Лобанов, директор департамента банковского регулирования Банка России, вспомнил, что за 25 лет своего существования отечественный банковский рынок смог стать, хоть и малой, но частью мировой финансовой системы, пусть и несколько изолированной сейчас в силу санкций. Для того чтобы прогнозировать судьбы нашего банковского сектора, строить стратегии выживания, а лучше достижения успеха, необходимо понимать наше место в мире в более глобальном контексте. «А он заключается в следующем: за десять лет, прошедших с момента начала последнего глобального финансового кризиса, инвестиционная привлекательность банковского сектора во всем мире значительно снизилась. Это хорошо видно по снижающимся котировкам акций крупнейших зарубежных банковских групп. В России мы наблюдаем довольно парадоксальную ситуацию. Банковский сектор в целом остается одной из немногих отраслей экономики, приносящей довольно большую прибыль, но является инвестиционно непривлекательным для новых участников, особенно по сравнению с концом 90-х и началом нулевых годов», — так охарактеризовал ситуацию представитель регулятора.

Темп инноваций в финансовом секторе значительно ускорился, особенно в последние годы. «Нужно признать, что регулирование не успевает осмыслять и, естественно, готовить соответствующие подходы для регулирования этих инноваций. Это происходит из-за того, что жизненный цикл разработки одного серьезного международного стандарта занимает примерно пять — семь лет от начала работ до момента условного начала его внедрения в странах, которые подписались под ним. Эти сроки в разы превышают жизненный цикл инноваций. Поэтому стратегии банков как минимум должны учитывать долгосрочный тренд на снижение инфляции, а также ужесточение конкуренции банков как между собой, так и с FinTech. Хотя существуют примеры удачного симбиоза, на это надо обращать внимание», — добавил Алексей Лобанов.

Любая стратегия должна учитывать, что FinTech откусывает наиболее прибыльные сегменты банковского бизнеса. Отрадно только то, что он еще не освоил выпуск безрисковых ценных бумаг для населения. Но как только эта функция будет воспроизведена, FinTech станет, по сути, банком, но на другом технологическом уровне.

Еще в стратегии, по мнению Алексея Лобанова, следует учитывать долгосрочный международный тренд на ужесточение регулирования, в первую очередь банковского, что многие связывают с реализацией международных стандартов, таких как Basel III, и разработкой нового поколения регулирования, идущего за ним, под названием Basel 3.5. Все это заставляет по-новому взглянуть на термин RegTech и то, что за ним стоит.

Это касается и самих регуляторов: у них появляются собственные опасения, связанные с тем, что дальнейшее ужесточение и развитие требований неизбежно ведет к утрате управляемости и контроля со стороны регулирующих органов за правильностью вычислений, соблюдением количественных и качественных критериев, а также достоверностью всего этого дорогостоящего и тяжелого процесса. Если ЦБ той или иной страны не в состоянии найти вовремя отклонения, ошибки и факты мошенничества, то ценности в таком регулировании нет практически никакой. Как вариант кое-где в мире эту деятельность выносят на аутсорсинг.

Таким образом, Алексей Лобанов добавил к теме аутсорсинга, начатой его коллегой по ЦБ Артемом Сычевым, несколько новых красок, а у составителей банковских стратегий, чему и был посвящен круглый стол, стало на несколько советов регулятора больше.



25.09.2017
Эта статья была разослана 1437 on-line подписчикам bosfera.ru
Материалы альянса финансовых медиа:
Разговоры финансистов

Вверх