Вход Регистрация
Подписка

Сложный, но привлекательный факторинг

02.06.2017

Павел Самиев, управляющий директор Национального рейтингового агентства, обсудил с генеральным директором факторинговой компании «ЮниФактор», к.э.н., доцентом Финансового университета при Правительстве РФ Ильей Покаместовым вопросы регулирования, привлечения фондирования, повышения финансовой грамотности и перспективы развития финтеха на рынке факторинга

Павел Самиев: Добрый день, Илья! Начнем с темы фондирования. Расширяете ли вы количество банков для привлечения фондирования?

Илья Покаместов: Нам очень хотелось бы работать с разными банками для привлечения средств, потому что диверсификация фондирования — это в нашем деле один из ключевых источников формирования стоимости ресурсов для клиентов. Конечно, диверсификация и здоровая конкуренция способны добавить оптимизма и позволяют сформировать хорошую цену. Но, к сожалению, у банков высокая степень лености по отношению к пониманию сути факторинговых услуг и соответственно рисков, которые в этой деятельности присутствуют. Еще стоит отметить, что не у многих банков есть желание открывать линии на 100, 200, 300 млн, а мелкие банки не имеют возможности такие линии открывать по удобной для нас цене. Поэтому ситуация в этой части достаточно грустная.

Павел Самиев: Можно ли говорить, что факторинговый рынок многими банками рассматривается как рискованный? Присутствует ли некоторый скепсис по отношению к рынку?

Илья Покаместов: Можно так сказать, и фактически банки очень настороженно относятся к нашему рынку. Хотя это категорически неправильно. У нас рисков в 2, если не в 3 раза меньше, чем у банкиров, и «выпрыгивать» из этих рисков, если они начинают реализовываться, нам гораздо проще, чем банкирам. Хотя они тут же скажут: вы работаете без залога, как же у вас может быть меньше рисков? Но покажите мне банкира или банкиров, которые успешно реализуют залоги, которые имеют. Таких success story не так уж и много. И все-таки задача финансиста — заниматься финансами, а не прыжками в костюмах по заводу или предприятию.

Павел Самиев: На примере лизингового рынка мы видим: Центральный банк считает что введение саморегулирования и определенных нормативов, в том числе пруденциального надзора, позволит снизить стоимость фондирования и сделать рынок интересным для банков. По мнению регулятора, это поможет снизить системные риски. Разделяешь ли ты такое мнение? Можно ли говорить о том, что факторинговый рынок тоже требует какого-то вмешательства?

Илья Покаместов: Конечно, жить без регулирования свободнее и проще. Но в том, что ты сказал, есть определенный здравый смысл. Тут основной вопрос — как это будет реализовано? Если реализация будет с участием профессионалов, которые разбираются в том, что собираются регулировать, то, возможно, этот опыт будет успешным. Если этого не произойдет, то боюсь, что такого рода регулирование вовсе рынок убьет. Я надеюсь, что в этом году мы дождемся разрешения на госфакторинг, и компании, которые будут заниматься госфакторингом, как-то смогут в этом бизнесе остаться. Но тогда обычному клиенту пойти будет, боюсь, просто некуда. Я был недавно на зарубежном семинаре, и коллеги из Турции сообщили, что они пересылают в их местный Росреестр информацию о всех уступках. Я говорю: «Слушайте, мы только что боролись и побороли, чтобы нам это отменить». На это коллеги ответили, что они сначала тоже негативно восприняли данный факт, но сейчас им очень удобно этим пользоваться. Они исключили двойную уступку, они видят транспарентно, кто с кем работает. Никто ни у кого клиентов не уводит, потому что конкуренция происходит где-то по ценовому признаку, где-то по продуктовому сегментированию, где-то по размерам сделки. Проблем тут нет. Хотя вначале у них были опасения. Ключевая разница в сравнении с нашим рынком — мы были вынуждены платить за каждое сообщение, а в Турции действует абонентская плата за использование программного продукта. Вообще, мы эту инициативу восприняли позитивно и передавали данные в Росреестр, хотя половина рынка над нами смеялась и говорила: «Зачем вы это делаете? Завтра это отменят». Причем эта половина рынка относилась к компаниям с госучастием, которые, по моему мнению, первыми должны были бы законы государства соблюдать. Уж почему эти компании никто не наказал за несоблюдение законов я не знаю. Я считаю такую ситуацию неправильной. Транспарентности и организованности нашему рынку это совсем не добавляет.

 

Илья Покаместов, «ЮниФактор»

 

Павел Самиев: Ты хорошо ориентируешься на разных рынках. Хотелось узнать, чем сейчас российские компании отличаются от иностранных коллег: технологически, в подходе к бизнес-моделям или чем-то еще?

Илья Покаместов: Павел, ты же знаешь, что я патриот. Поэтому должен сказать, что наши компании лучше всех других факторинговых компаний в мире, и знаешь, я буду, наверное, прав. Нашему рынку всего около 20 лет. И динамика его развития, на мой взгляд, очень положительная со всех сторон: и с точки зрения объемов, и с точки зрения решения инфраструктурных вопросов, и с точки зрения формирования пула людей, которые могут себя называть участниками и специалистами рынка факторинга. Нас отличает от многих западных рынков, конечно, подход к парадигме факторинга с точки зрения того, что мы упражняемся в operations с каждым инвойсом. Там ребята работают по ledger accounting, то есть работают с книгой продаж в целом и сальдируют свои лимиты с клиентом, с дебитором. У нас пока такой подход не реализован. Возможно, это будет сделано. Но, опять же, мы говорили о регулировании. Если это регулирование состоится, то хотелось бы, чтобы с нами в какой-то форме посоветовались сначала. Если бы в Банке России у нашего рынка появился какой-то грамотный специалист или консультант, на мой взгляд, это было бы правильно. Мы говорим о том, что регулирования на нашем рынке нет, но де-факто на четверть оно есть, потому что в некоторых банках есть факторинговые подразделения и на балансах банков есть факторинговые портфели. Значит, Банк России так или иначе это проверяет, оценивает. Но создается впечатление, что он не всегда доходит до сути того портфеля, который смотрит. Поэтому, если у Банка России есть такое желание, есть люди, которые к этому открыты и всегда готовы либо на базе финансового университета делать какие-то проекты, либо…

Павел Самиев: …внутри Центрального банка… Раз зашла речь о финансовых университетах, хотелось бы еще поговорить в целом про образовательную систему. Готовится ли достаточно кадров для факторинга?

Илья Покаместов: Нет.

Павел Самиев: В чем причина и каких специалистов не хватает?

Илья Покаместов: Индустрия пока совсем небольшая, примерно 3000–3500 человек работают на нашем рынке. Я не вижу ничего сложного и ничего предосудительного в том, что наши большие компании с госучастием взяли бы на себя миссию воспитания новых кадров. Это могло бы быть, например, в рамках магистерской программы. Не обязательно по направлению «Факторинг» — это могли бы быть долговые обязательства в широком смысле слова. Может быть, мы с коллегами из Плехановского университета что-то сделаем в этой части. На мой взгляд, это было бы интересно, это удовлетворило бы нужды и нашего рынка, и смежных рынков, которых на самом деле в нашей стране практически не существует. Например, тот же рынок форфейтинга. Да, здесь есть представительства пары форфейтеров…

Павел Самиев: Пара банков есть…

Илья Покаместов: Да, но я бы не сказал, что это заметно, а на пространстве, например, Евразийского экономического союза, вполне возможно, был бы спрос. Если эту услугу продвигать правильно, пропагандировать, рассказывать о ней, то есть продавать ее. Потому что на самом деле ее никто не продает, часто просто структурируют ту или иную сделку как форфейтинговую. Но в этом вопросе речь идет не только о форфейтинге. Здесь можно говорить о людях, которые работают с векселями и долговыми обязательствами.

Павел Самиев: Мы уже затронули тему технологического развития. Возвращаясь к ней, что можно сказать о финтехе для факторинга? Практически каждый день выходят новости на тему финтеха на банковском рынке, особенно в рознице, в страховании, в других сегментах. Относительно факторинга и финтеха такого обсуждения нет. Как сейчас развиваются финансовые технологии на рынке факторинга?

Илья Покаместов: Любое новомодное направление использует маркетинговые инструменты, чтобы стать интересным для клиентов и как следствие приносить деньги. Заработать деньги можно тогда, когда у тебя есть широкий пул клиентов, а наш рынок не так широк, поэтому до нас еще не дошли основные направления финтеха, хотя те же Big Data и облачные технологии применимы. На мой взгляд, на нашем рынке так же, как и в основных сегментах банковского рынка, государство совместно с крупными игроками должно первым выступать с инициативой развития этих технологий. Мы говорили о передаче информации в Росреестр — это же очень совместимо с финтехом. Но все эти разговоры про финтех на нашем рынке будут правильны, логичны и легко реализуемы в том случае, если мы будем работать с похожими IT-продуктами. Сейчас они слишком разнородные.

 

Илья Покаместов, «ЮниФактор»

 

Павел Самиев: Какие продукты из существующих сейчас на рынке можно выделить?

Илья Покаместов: Например, «биржа дебиторки» и электронный документооборот с клиентами. При этом я отмечу такой интересный момент. Когда мы говорим на международных конференциях, что у нас почти 70% оборота с клиентами и дебиторами идет уже в электронном виде, европейцы немного удивляются. В их представлении не укладывается, что у русских помимо компьютеров есть еще и ЭЦП, и факторинг, а еще что они обмениваются электронными документами. А ведь мы с вами знаем, что это факт. Когда мы общаемся с клиентами, и клиенты далеко не из Москвы, нам сразу на входе в потенциальную сделку говорят: «Если у вас нет ЭЦП, документооборота с сетями и если ваша ставка неэффективная (они даже знают, что такое эффективность ставок), мы не сможем продолжить разговор, давайте не тратить время друг друга». Это, конечно, удивительно. Ведь мы знаем, что на небанковских рынках есть финансовые сервисы, которые рассчитаны на неграмотность клиентов, причем как физлиц, так и юрлиц. Мне кажется, нам надо готовиться не только к изменениям в финансовых технологиях, но и к тому, что финансовая грамотность будет расти и развиваться очень высокими темпами. Этот факт придает оптимизма, потому что высокие требования со стороны клиентов будут стимулировать финансовый рынок предлагать качественные продукты и постоянно самосовершенствоваться, тем более что Банк России очень много делает в области повышения финансовой грамотности.

Павел Самиев: Мы начали разговор с фондирования с точки зрения кредитования, а в заключение вопрос о фондировании с точки зрения привлечения инвесторов. Считаешь ли ты, что рынок факторинга интересен потенциальным инвесторам?

Илья Покаместов: Если инвесторы финансово грамотные, то он им должен быть интересен. Скажи мне, где на финрынке остались такие островки?

Павел Самиев: Островки роста и рентабельности?

Илья Покаместов: Да.

Павел Самиев: Пожалуй, нет таких.

Илья Покаместов: Другое дело, что хорошо было бы понимать тот бизнес, в который ты вкладываешь средства. Но с этим, как мы уже выяснили, тяжело. Возвращаясь к тому, что в Польше мы с зарубежными коллегами обсуждали, мне кажется, что у нас начался такой же процесс, который был у них в конце 90-х — начале 2000-х. Там стали появляться частные факторинговые компании, которые не принадлежат никакому конкретному банку, а собирают с рынка известных профессионалов, расставляют их по пяти — семи ключевым позициям, дальше создают пул клиентских сделок и ищут под них диверсифицированное фондирование, используя совершенно разные инструменты, начиная от залога той же самой «дебиторки» и заканчивая выпуском бумаг.

Реклама



02.06.2017
Эта статья была разослана 1380 on-line подписчикам bosfera.ru
Материалы альянса финансовых медиа:
Разговоры финансистов

АДРЕСА БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТИ
Перейти в Раздел
Вверх