Вход Регистрация
Подписка

Студентам банковских специальностей нужна стрессоустойчивость

12.04.2017

В 2017 году Российскому экономическому университету имени Г.В. Плеханова исполнится 110 лет. Первый в России экономический вуз активно развивается, в том числе в направлении программ повышения квалификации для банковских и других специальностей. Об особенностях высшего и дополнительного экономического образования и запросах современного рынка труда генеральный директор Аналитического центра Национального агентства финансовых исследований (НАФИ) Гузелия Имаева беседует с проректором РЭУ по учебной работе Ольгой Гришиной и заведующим кафедрой банковского дела Юрием Ровенским

Гузелия Имаева: Происходящее в банковском секторе у всех на устах. Пожалуй, темы оздоровления системы, стоимости кредитов и депозитов, мошенничества, клиентского сервиса или финтеха занимают добрую половину информационного поля в области экономики. Как реагируют студенты на «вести с полей»?

Юрий Ровенский: Есть эмоциональная проблема, причина которой — четкая и последовательная политика регулятора по сокращению количества банков. Уменьшение потенциальных мест работы пугает часть студентов, мы слышим это из разговоров в коридорах Университета. Студенты банковских направлений не могут не спрашивать себя: «Зачем учиться банковскому делу, если банков почти не останется?». Понятно, что это «страшилки» и утрированные ожидания, но все же студенты опираются на сложнооспоримый с точки зрения широты потенциального рынка работодателей факт: больше 20 тыс. сотрудников банков за прошлые два года потеряли работу — это огромное число, даже в рамках всей страны, и произошло сокращение резко.

Гузелия Имаева: Как вы справляетесь с упадническими настроениями?

Юрий Ровенский: Объясняем, что банки первые «получили» во время кризиса, первыми из него и выходят. Финансовая отрасль очень мобильная, быстро меняющаяся, технологичная и гибкая. Акцентируем внимание на том, что технологическая революция требует обновления персонала, людей с новыми компетенциями, развить которые проще молодым людям, нежели сокращенным из «традиционных» банков сотрудникам: полгода-год простоя грозит им потерей востребованности навыков. Мы уверены, что через какие-то год-два банковский сектор начнет очень активно, быстрыми темпами наращивать потребление новых специалистов. И мы видим, что крупные банки уже сегодня понимают эту задачу, сосредоточивают усилия на создании собственных учебных центров.

Гузелия Имаева: Однако корпоративное обучение в финансовых организациях было и раньше…

Юрий Ровенский: Мы говорим о корпоративных университетах Сбербанка, ВТБ и других банков из топ-10, для которых эта затея — не про организационную культуру, регламенты и правила, которым обучали раньше, а про технологическое переоснащение и навыки, необходимые для создания долгосрочных отношений с клиентом, создания wow-сервиса.

Гузелия Имаева: Успевает ли вуз реагировать на быстрое изменение рынка, для которого готовит кадры?

 

Гузелия Имаева, НАФИ

 

Юрий Ровенский: Крупный вуз, такой как РЭУ, имеет огромное преимущество в междисциплинарности, в возможности быстро привлекать к процессу обучения смежные кафедры, например, в области эконометрики, кибернетики, а также внештатных экспертов.

Ольга Гришина: К примеру, работа центров дополнительного образования зависит в том числе и от приглашения внешних специалистов. Даже лучшие профессиональные преподаватели не всегда в состоянии оперативно реагировать на изменения потребностей и запросов рынка. Однако такое положение вещей не является негативным само по себе — более того, создается вполне успешный симбиоз. За штатными преподавателями мы оставляем фундаментальную науку, так сказать, «не терпящую суеты» — необходимость постоянно «держать руку на пульсе» экономики чаще всего просто не оставляет времени для углубленной научной работы. При этом на практические курсы мы приглашаем людей из бизнеса, из государственных структур, для которых необходимость быть в курсе даже самых малых изменений является профессиональной обязанностью. Здесь нам ощутимо помогает то, что многие выпускники «Плехановки» сейчас занимают высокие посты и обладают серьезным влиянием. Могу с гордостью вспомнить Михаила Михайловича Задорнова, Сергея Николаевича Горькова, Татьяну Владимировну Парамонову…

Еще один важный момент: мы активно помогаем своим студентам трудоустраиваться не только по завершении, но и во время учебы (благо, обучение в магистратуре ведется в вечерние часы). Работает сложившийся еще в советское время принцип «Плехановец! Возьми на работу плехановца». Студенты, работающие в отрасли, в свою очередь, привносят в стены вуза новые идеи, практику, опыт… Своеобразный круговорот знаний, если угодно.

Гузелия Имаева: … и нарабатывают практику для более эффективной работы после окончания учебы…

Юрий Ровенский: Фундаментальные знания — это супер, но особенностей деловой практики теоретический курс дать не может. Есть производственная практика, но и она неэффективна в одиночку. Мы начали развивать еженедельные практические занятия в виде встречи студентов с действующими профессионалами из фронт-офисов, бэк-офисов, из банковского IT. Все это помогает понять, как работает живой банк. Я вот вспоминаю свой первый день в банке, когда было сложно понять, о чем говорят люди на неизвестном мне «птичьем языке». Наши студенты с начала обучения погружаются в него, и это помогает им впоследствии быстрее адаптироваться на рабочем месте, быть более результативными и уже не сталкиваться с фразой коллег «забудь все, чему тебя научили в вузе».

Гузелия Имаева: Как, с вашей точки зрения, меняется имидж экономиста, финансиста? Лет пять — десять назад на это специальности был бум, они были очень престижными, существовали огромные конкурсы. Что сейчас происходит?

Юрий Ровенский: Я бы сказал, что бум был не пять — десять лет назад, он начинался в 90-х годах. Рыночная экономика как раз начиналась с воссоздания финансовой инфраструктуры. Это банки, биржи, это именно инфраструктурные вещи, без которых экономика ожить не смогла бы. И, конечно, работа в этих организациях была первой возможностью получить устойчивую, успешную жизнь на фоне зарплаты в 120 рублей. Поэтому я бы сказал, что интерес к профессии и бум были в самом начале и продолжаются до сих пор: на престиж профессии кризисы не повлияли.

Гузелия Имаева: А на сам вуз кризисы и «перестройки» как повлияли?

Ольга Гришина: Когда происходят такие серьезные изменения в социальной и политической жизни страны, меняется экономический уклад, экономическому вузу приходится труднее всего. Революции не изменяют законов математики или физики, а вот экономические системы могут в прямом смысле слова «встать с ног на голову». Нашему вузу пришлось едва ли не полностью перестроиться после 1917 года, а затем — в 1990-е. «Плехановка» менялась вместе со страной, но всегда оставалась флагманом экономического образования, в том числе и в области реализации этих знаний. Начать с того, что наши преподаватели принимали участие в реализации столыпинских реформ. Уже в советское время: адаптация механизмов рыночной экономики для введения их в рамках НЭПа, реализация плана ГОЭЛРО, разработка стратегий развития страны в рамках первых пятилеток, индустриализация СССР — вот далеко не полный перечень проектов, выполненных с широким привлечением ученых и преподавателей МИНХ имени Г.В. Плеханова.

Увы, не все инициативы принимались — к примеру, ректор «Плехановки» в 1920-х годах Ивар Тенисович Смилга предлагал Сталину «мягкий» план коллективизации, отличный от принятого в итоге. Очень большой вклад внесли наши преподаватели в претворение в жизнь косыгинских реформ — они не только прорабатывали концептуальные позиции, но и доводили реформу до конечных исполнителей, обучали директоров заводов, рассказывали о хозрасчете. В 1990-е годы, уже на моей памяти, наш выпускник Григорий Явлинский совместно с другими плехановцами писал программу «500 дней». В те годы мы сами экспериментировали, например создавали первую в своем роде Центральную российскую универсальную биржу, открыли свой банк, участвовали в формировании финансовой системы современной России.

Гузелия Имаева: Вернемся к дополнительному образованию. Какие направления повышения квалификации банкиров сейчас наиболее востребованы?

 

Ольга Гришина (РЭУ) и Юрий Ровенский (РЭУ)

 

Юрий Ровенский: Что-то неожиданно новое. Например, кафедра банковского дела в прошлом году запустила интереснейший курс по оценке произведений искусства для банков. Сейчас произведения искусства воспринимаются как весьма обеспеченный актив, особенно в сравнении с теряющими цену, надежность и ликвидность ценными бумагами. Обращение к «вечным ценностям» произошло довольно быстро, и банки вдруг ощутили, что нет специалистов, которые могли бы смотреть на картину или антикварный предмет и глазами искусствоведа, и глазами залоговика. Над курсом и учебным пособием работали банкиры, искусствоведы и даже таможенники, которые помогали оценить контрабанду. Это было действительно интересно. Также важно, что оценка предметов искусства требует определенного лицензирования, соответственно необходима должная подготовка. Мы были первой кафедрой в РФ, которая такой курс предложила, у нас этот курс очень востребован.

Другой пример — свежий курс по межконфессиональному банкингу, столь важному для нашего межконфессионального государства. Также неизменной популярностью пользуются программы, связанные с психологией, со взаимоотношениями с клиентами и клиентоориентированностью. Банкирам интересно развиваться в сторону эмоций, лояльности и т.п.

Гузелия Имаева: Можете назвать топ-5 навыков или компетенций, которые требуются сегодня в банковской отрасли?

Юрий Ровенский: Два года назад мы издали новый учебник по банковскому делу, пятитомник, который как раз базируется на топ-5 направлениях знаний и навыков. Это банковское регулирование и надзор, банковский менеджмент, банковские операции, банковский маркетинг и, наконец, фундаментальное про деньги и кредит. Эти направления мы выделили и разнесли по объему дисциплин и фокусу внимания в зависимости от потребности работодателей. Один банкир, например, сказал: мне нужно, чтобы сотрудники в принципе понимали, что такое деньги и кредит, а муторные теоретические тонкости — это лишнее. Я позволил себе с этим не согласиться, тем не менее в нашем учебнике по теории денег материал более обзорный, дающий общее представление. Мы четко понимаем, что на сегодняшний момент банковский менеджмент принципиально важнее, как и работа с регуляторами, в том числе и международными.

Очень большое внимание уделяем маркетингу. Если раньше эта дисциплина считалась неким баловством, то сегодня маркетинг значительно расширил свои границы не только с точки зрения создания чего-либо, оформления, но и в обратном порядке — все должно начинаться с маркетинговых исследований. Что нужно рынку, что требуется от сегодняшнего банкира, чего желает потребитель? Сегодня маркетинг должен быть в состоянии диктовать продуктовикам, что им делать.

Гузелия Имаева: Мы также наблюдаем эту тенденцию по просьбам наших клиентов-банкиров проводить для них занятия по исследованиям финансового рынка. В этом году на базе структур повышения квалификации РЭУ как раз начнется наш курс.

Ольга Гришина: Это как раз те практические занятия, которые важны для Университета, причем не только в финансово-экономической сфере. Мы всегда были близки к живой практике, к банкам, бизнесу, производствам. Я могу привести множество фактов из нашей практики, в том числе весьма неожиданных — к примеру, у нас изначально было много практических лабораторий, и в свое время именно в стенах Университета были изобретены классические рецепты майонеза «Провансаль» и мороженого «Пломбир». Кстати, этим мороженым мы теперь угощаем студентов на Татьянин день — еще одна наша традиция.

Гузелия Имаева: Что бы вы посоветовали абитуриентам, которые мечтают стать студентами Плехановского университета?

Юрий Ровенский: Жадности к жизни, к знаниям, чтобы не было мысли: «Вот, поступил, можно расслабиться». Брать от университета все. Сегодня работодателю нужен не просто диплом, ему нужны навыки и компетенции. Усиленный, укрепленный набор фундаментального образования, который дает вуз, плюс наработанные самим студентом компетенции — это самое ценное.

Ольга Гришина: Я посоветовала бы при поступлении к нам исходить не только из понимания престижности и доходности будущей профессии. Огромное счастье — найти свое место в жизни, ибо только в этом случае можно достичь высот, в том числе карьерных. Поэтому необходимо прислушиваться к своим внутренним устремлениям. Это важно не только лично для студента и выпускника, но и для общества в целом, так как, если выпускник работает с интересом, с отдачей, занимается «своим» делом, он, как писал в свое время Адам Смит (простите, могу цитировать неточно), «преследуя свои цели, помогает обществу даже более эффективно, чем если бы он преследовал цели общества напрямую». Ведь наш Университет готовит финансистов не для того, чтобы они любили деньги и занимались самообогащением. Да, бизнес — это осознанная деятельность в целях получения прибыли, но в итоге деньги — это не самоцель, а лишь средство для достижения устойчивых и значимых целей. Людей с такой внутренней установкой мы очень ждем в стенах нашего Плехановского университета.



12.04.2017
Эта статья была разослана 1380 on-line подписчикам bosfera.ru
Материалы альянса финансовых медиа:
Разговоры финансистов

АДРЕСА БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТИ
Перейти в Раздел
Вверх