Вход Регистрация
Подписка

Три угрозы банкингу в Европе и как их пережить

26.04.2016

Исполнительный вице-президент АРБ Эльман Мехтиев обсудил с партнером компании zeb Дирком Холлэндером (Dr. Dirk Hollаänder), с какими вызовами придется столкнуться в ближайшее время европейским банкам, в чем европейский банковский бизнес проигрывает американскому и как правильно трансформироваться банкам Старого Света и России в условиях new normal

 

Эльман Мехтиев: Прежде всего, Дирк, спасибо, что вы приняли наше предложение встретиться с целью публикации нашей беседы в «Банковском обозрении». Во-вторых, я хотел поблагодарить вас за прекрасную стратегическую сессию, которую вы только что провели! Я специально подчеркиваю, что это была, как сказали после нее участники встречи, именно стратегическая сессия. Может быть, сегодня немного рано проводить стратегические сессии, так как большинство из них проходит в банках в сентябре, но сейчас правильное время начать думать об этом. Из вопросов, которые участники встречи задавали, вы можете видеть, что они готовы к такому обсуждению, но не смотрели раньше на ситуацию с той точки зрения, которую вы им озвучили. Это действительно очень важно для меня лично, для нас, для АРБ, да и для всего банковского сообщества. Несмотря на то количество аналитических материалов, с которым приходится иметь дело по «долгу службы», я не в курсе всех отчетов именно на эту тему, но одной из причин того, что мы поддержали предложение Александра Нефедова (директора компании zeb/rolfes.schierenbeck.associates. — прим. ред) присоединиться к вашей компании в подготовке такого мероприятия для российских банков, является математический подход, который вы положили в основу при подготовке таких отчетов. Ваш предыдущий отчет назывался «Double trouble…». Мы попросили Александра выступить с ним на одной из наших внутренних встреч — и самым важным было то, что он пришел с данными, показывающими, что стоимость соответствия регуляторным требованиям, compliance cost, выше, чем сумма убытков, связанных с кредитными рисками. Это очень важно, так как многие говорят, что compliance cost очень велик, но никто, кроме вас, не пришел с данными в руках, с результатами моделирования на эту тему... Ваши результаты помогают нам понять, что будет происходить с прибыльностью в банках. После знакомства с этим отчетом у нас есть данные, хотя бы для Европы, расчеты, моделирование ситуации на следующие несколько лет. В действительности нет огромной разницы между Европой и нашей страной в части трендов в банковском деле. Конечно же есть некоторые различия в скорости регуляторных изменений, или, например, у нас один мегарегулятор, а в Европе в каждой стране свой регулятор, но по большому счету у нас у всех много одинакового.

После такого длинного вступления, я хотел бы попросить вас ответить на несколько вопросов. Первый из них, самый простой, таков: если ваш предыдущий отчет назывался «Double Trouble…» и был посвящен низким процентным ставкам и высокой стоимости соответствия требованиям регуляторов, то сейчас, на ваш взгляд, преодолела ли Европа эти проблемы?

Д-р Дирк Холлэндер: Какую из этих двух? Низкие ставки или высокий compliance cost?

Эльман Мехтиев: Обе или хотя бы одну из них…

Д-р Дирк Холлэндер: Нет, они не преодолены, и есть еще то, что мы не затрагивали в последнем отчете, но собираемся сделать в нашем следующем исследовании. Это третий мегатренд — цифровые технологии (digitalization — прим. ред). Если вы возьмете эти три тренда вместе — низкие ставки, регулирование и цифровые технологии, то все они не исчезнут. Подход прошлого года был «Давайте поймем, в чем же проблема». В этом году подход другой — «Мы понимаем, что это никуда не исчезнет, давайте подумаем прежде всего о том, как изменить и приспособить к этому наши бизнес-модели и начать что-то делать». Раньше подход был схож с поведением мыши, которая сидит неподвижно перед змеей. Просто потому, что вся идея была подождать: возможно, змея просто уползет. Иными словами, если мы не будем реагировать, ничего не произойдет. Теперь понятно, что змея гораздо ближе, потерян еще один год для банковской отрасли, и надо что-то делать. То есть, как мы обсуждали сегодня утром, если мы будем ждать очень долго, низкие ставки, давление регуляторов и цифровые технологии будут и дальше нас держать застрявшими в ситуации «Уловки-22» («Уловка-22», англ. Catch-22 — роман американского писателя Джозефа Хеллера. — прим. ред), когда нет возможности для стратегического маневра — откуда взять ресурсы для перехода на цифровые технологии, для новых бизнес-моделей, для оплаты пособий тем, кто будет вне банков? Все проблемы останутся. Но можно сказать, что в сознании европейских банкиров происходит сдвиг парадигмы и они готовы действовать.

 

Дирк Холлэндер, партнер компании zeb

 

Эльман Мехтиев: Если происходит такой сдвиг, то это теперь даже не double trouble, так как теперь проблем еще больше — более точно говорить про complexity, которое не позволяет банкам выжить в борьбе со всепроникающим влиянием digital. Будет ли правильной такая постановка вопроса?

Д-р Дирк Холлэндер: Мы видим три типа complexity. Во-первых, существует достаточно большое количество банков, у которых очень сложная с точки зрения исполнения бизнес-модель, например: «Каждому потребителю в любой стране — все продукты», и это превращает для них double trouble в критическую проблему, с которой невозможно продолжать осуществлять банковскую деятельность. Это один тип или набор complexity, с которым им надо разобраться или который надо преодолеть. Есть еще один, иной срез complexity — это сложность и неопределенность самой ситуации. Вопрос о цели движения больше не стоит. Как заметил сегодня Алексей Лобанов (заместитель директора департамента банковского регулирования Банка России — прим. «Б.О».) проблема не столько в конечной цели или в нынешнем стадии, а в самой стадии перехода. Как я могу управлять продвижением отсюда туда без различных убытков по пути. Я согласен с вашей оценкой complexity, и в дополнение могу добавить, что банки сталкиваются с этим в такой ситуации, когда надо менять бизнес-модель без наличия большого количества ресурсов, без достаточного управленческого «капитала» и т.п. Каких ресурсов сегодня меньше всего в банках? Это не недостаток капитала или ликвидности. Это — менеджмент и его готовность принимать на себя ответственность за решения, время для принятия таких решений, управленческие ресурсы для таких решений. Посмотрите на многие банки — они «обездвижены» юридическими спорами, у них нет времени на решение проблем бизнеса. Сomplexity подразумевает все это.

Эльман Мехтиев: Сегодня вы говорили, да и в отчете об этом идет речь, о денежных средствах, которые надо инвестировать в европейские банки в течение следующих нескольких лет, для того чтобы они выжили. Какую сумму надо вложить в капитал?

Д-р Дирк Холлэндер: На сегодня расчет говорит, что понадобится 446 млрд долларов США.

Эльман Мехтиев: Сегодня во время сессии был задан вопрос о том, как это соотносится с денежной массой? Вы ответили, что проблем с денежной массой нет. Мне кажется, что, хотя спрашивали про денежную массу, вопрос был о программе количественного смягчения в Европе, и именно поэтому ваш ответ звучал так: «Проблема не в денежной массе, проблема не в наличии или отсутствии программы QE, проблема — в прибыльности банковского сектора в Европе». Но проблема прибыльности не есть история только этого года, она была и в прошлом году. Уже многие годы прибыльность банкинга в Европе гораздо ниже прибыльности многих других секторов. В чем причины этого?

 

Эльман Мехтиев, вице-президент АРБ

 

Д-р Дирк Холлэндер: Это результат многих и многих решений, принятых ранее, но, думаю, есть две главные причины. Первая — это сложность бизнес-моделей и соответствующих им идеальных операционных моделей, которые слишком сложно построены в большинстве европейских стран. Во времена высокой процентной маржи и прибыльности можно позволить себе вести деятельность по таким сложным моделям. Сейчас, когда прибыльность мала из-за условий рынка, так работать невозможно. Вторая причина — это то, над чем стоит подумать политикам и регуляторам. В Европе существует что-то типа ограничений на стоимость банковских услуг из-за высокой конкуренции. На ваш взгляд, сколько вы должны заплатить, что снять деньги в банкомате, например, в Германии?

Эльман Мехтиев: Два евро?

Д-р Дирк Холлэндер: Ничего подобного. Бесплатно!

Эльман Мехтиев: Это из-за конкуренции или вследствие законодательных установок?

Д-р Дирк Холлэндер: Из-за конкуренции! Сколько, на ваш взгляд, я должен платить всего в процентах за ипотеку, при том что получил кредит на сумму 120% залога?