Банковское обозрение

Сфера финансовых интересов

  • Вряд ли мы столкнемся с чем-либо «революционным»
17.01.2018 Аналитика
Вряд ли мы столкнемся с чем-либо «революционным»

Аркадий Затуловский, директор дирекции информационных технологий Нордеа Банка, рассказал «Б.О» о некоторых итогах 2017 года



Аркадий Затуловский, Нордеа Банк. Фото: Нордеа Банк — О каких значимых для вашей организации проектах в области IT и ИБ вы могли бы рассказать?

— В 2017 году мы делали много проектов, связанных с банковской группой Nordea. Они касались и отчетности по МСФО, и внедрения IT-систем управления рыночными рисками, и внутренних политик по ИБ в соответствии с требованиями европейских регуляторов.

В начале года мы реализовали проект по сквозному шифрованию платежных документов между АБС ЦФТ, АРМ КБР и SWIFT, что позволило поднять уровень защищенности Банка от внешнего фрода. Сейчас активно готовимся к внедрению АРМ КБР-Н. Также в этом году мы планируем завершить проект по реализации требований Базельского комитета, в рамках которого было проведено большое количество IT-разработок.

Внедрили для клиентов онлайн-систему совершения сделок, продолжаем развивать наш сервис для прямого взаимодействия ERP клиентов и банка без систем «Клиент-Банк» на основе стандарта ISO 20022. В течение всего года мы проводили работы по повышению устойчивости IT-инфраструктуры Банка. Одним из главных проектов года для нас стал переход на аутсорсинг поддержки АБС ЦФТ, который начал работу с ноября 2017 года.

— Какие технологические тренды оказали существенное влияние на бизнес в 2017 году и какими они окажутся в 2018-м?

— Главный тренд, конечно, — digital. Быстрее или медленнее он проникает во все области нашей жизни и формирует потребности клиентов на предоставление финансовых услуг в электронной форме. Банки, конечно, не могут оставаться в стороне от этого процесса.

Привлекательность аутсорсинга возрастает по мере того, как рынок становится более «зрелым»

Другим трендом является развитие электронных государственных услуг. Этот тренд очень сильно влияет на возможности банков в digital-сервисах для клиентов.

Третий тренд — возрастающий интерес банков к управлению бизнес-процессами на основе BPM-систем. На мой взгляд, без оптимизации внутренних процессов невозможно предоставлять качественные сервисы клиентам.

Еще один тренд — ускоренное появление новых платформ и технических возможностей в сфере IT. Не думаю, что они «перевернут мир», но определенное влияние на возможности IT, конечно, окажут. Все эти тренды продолжат развиваться и в 2018 году, вряд ли мы столкнемся с чем-либо «революционным» в IT в ближайший год.

— На ваш взгляд, насколько перспективны услуги аутсорсинга IT и ИБ для финансистов? Планируется ли усиление роли инсорсинга?

— Достаточно сложная ситуация на банковском рынке России заставляет большинство банков пристально изучать возможности оптимизации расходов. Аутсорсинг — одна из возможностей в этой области.

Геополитических рисков с точки зрения IT мы в настоящее время не видим

Привлекательность аутсорсинга возрастает по мере того, как рынок становится более «зрелым». Мы видим все больше компаний, которые вкладывают ресурсы во внутренние бизнес-процессы, что отражается на качестве их услуг. Многие банки также оптимизировали и настроили свои внутренние процессы. Это создает благоприятную среду для заключения аутсорсинговых контрактов, так как «обе стороны» готовы.

С моей точки зрения, все рутинные IT-процессы рано или поздно будут переведены на аутсорсинг.

Что касается разработки, то здесь все гораздо сложнее и неоднозначно. Найти стороннюю компанию, с которой комфортно работать и затраты на привлечение которой адекватны получаемым результатам, достаточно сложно. Таких кейсов на рынке не так много. Причина в том, что зачастую заказчики предъявляют гораздо более высокие требования к внешним подрядчикам, чем к внутренним, считая, что на внешнего подрядчика они тратят «живые» деньги, а на внутреннего — «виртуальные». С другой стороны, далеко не все подрядчики готовы точно выполнять свои обязательства так, как они обещали.

Совершенно естественно, что многие банки по тем направлениям, которые они считают приоритетными для себя, создают внутренние центры компетенции, управлять которыми гораздо проще.

У Нордеа Банка также есть центры компетенции по некоторым направлениям, где мы ведем собственную разработку. Объем этой зоны постепенно сокращается за счет тех систем, где внутренняя разработка не приносит никаких преимуществ. Эти системы мы плавно переводим на решения от различных вендоров. По другим системам мы не собираемся отказываться от внутренней разработки.

Я думаю, что рынок самостоятельно будет определять эти процессы.

— Насколько погружена ваша организация в проблематику IT-импортозамещения? Рассматриваются ли всерьез геополитические риски в этом контексте?

— Геополитических рисков с точки зрения IT мы в настоящее время не видим. Гораздо более высокие риски в том, что из-за девальвации рубля стоимость импортных контрактов резко возросла. С этой точки зрения мы видим риски в финансовой составляющей, поэтому изучаем возможности и реализуем проекты по замене вендорских решений СПО-продуктами (свободным программным обеспечением), замене одних вендоров другими и т.д.