Вход Регистрация
Подписка
Новости Войти в раздел

Блокчейн: кому нужен «стеклянный сейф»?

21 февраля в Москве состоялся бизнес-бранч ИД «Коммерсантъ» при поддержке Кластера информационных технологий Фонда «Сколково» под названием «Блокчейн для банковской сферы». Представители регулятора рекомендовали бизнесу «присоединяться к блокчейну, пока не поздно»

 

Применительно к блокчейну существует два абсолютно полярных мнения. Первое: это существенная экономия ресурсов для банков, панацея от всевозможных киберугроз, гарантия безопасности, и будущее — за развитием этой технологии. Второе, абсолютно противоположное мнение: это всего лишь одно из возможных решений, достоинства которого сильно преувеличены и вообще весьма сомнительны. Так или иначе, вокруг этой технологии сейчас ведется множество споров, но многие соглашаются в одном: блокчейн — важнейшее изобретение нашего времени, которое способно перевернуть мир!

Технология блокчейн уже активно внедряется в финансовой сфере Великобритании, Японии и других стран и начала постепенно использоваться в России. У нас в роли инноваторов выступают Сбербанк и QIWI. Стараются не отстать от них в Альфа-Банке, Внешэкономбанке (ВЭБ) и Национальном расчетном депозитарии (НРД). И, что самое любопытное: после резкого разворота летом прошлого года процесс активно пытаются возглавить ЦБ, ФАС и другие государственные организации.

На этот раз, чтобы обсудить все плюсы и минусы технологии блокчейн, выяснить, почему Россия просто не имеет права «прозевать» эту технологию и что нужно сделать для ее внедрения, собрались и банкиры, и регуляторы. В рамках дискуссии оказалось, что существует и третье мнение в дополнение к тем, которые были обозначены выше. Его суть заключается в том, что единственным реальным блокчейном является тот, который используется криптовалютой Bitcoin. Причина проста и банальна: каждый майнер получает в качестве своего вклада в функционирование блокчейна оплату в виде этого же Bitcoin, ограниченная эмиссия которого ставит его в один ряд с ископаемыми природными ресурсам, например с драгметаллами. Анатолий Князев, исполнительный директор, соучредитель компании EXANTE, оказался сторонником именно такого мнения.

Модераторами дискуссии выступили Владислав Новый, руководитель отдела телекоммуникаций ИД «Коммерсантъ», и Эльман Мехтиев, исполнительный вице-президент АРБ. Последний привнес в дискуссию некую философскую направленность, когда признал, что феномен биткоина — не только базы данных и криптовалюты, а еще и не до конца осмысленная новая философская революционная сущность, созидающая новые бизнес-модели и ломающая некие принципы государственного устройства, в частности в области банковского надзора.

В итоге не удивительно, что первое слово после стартовой дискуссии было предоставлено представителю государственной структуры — Федеральной антимонопольной службы — в лице ее статс-секретаря, заместителя руководителя ФАС Андрея Цариковского, который сравнил хранилище на базе блокчейн со «стеклянным сейфом». Видно, что именно там находится, кто к этому всему прикасается, но изъять или изменить документы без огласки невозможно.

Трудность в работе ФАС, по его словам, кроется «во взаимном недоверии: часто куда-то все пропадает, теряется информация, поэтому мы стали создавать многоступенчатую систему, основываясь на нескольких стадиях. Первый этап — это электронный документооборот между ФАС, Сбербанком и хозяйствующими субъектами, второй — создающий этот самый документооборот блокчейн».

В итоге ведомство просто выбрало ту технологию, которая существует на данный момент, достаточно хорошо разработана и наиболее ему подходит по эффективности.

«Вектор очень хороший, я мечтаю, что наш контрольно-надзорный орган дойдет только до наличия в нем его руководителя, который будет электронной подписью подтверждать наши действия, все остальное будет делаться без нашего участия. Идеальная система контроля, чтобы каждая транзакция была представлена контролеру, но это нереально и не нужно. Когда уходит некая искусственная контролирующая сила, все сами следят за соблюдением правил игры. Система блокчейна может ответить на этот вопрос», — сказал Андрей Цариковский. При этом присутствовавшие в зале банкиры невольно подумали о возможности переноса этого опыта в надзорные структуры ЦБ.

Дмитрий Булычков, директор проектов Центра технологических инноваций Сбербанка, в свою очередь, отметил, что Сбербанк уже больше года пилотирует самые разные проекты с применением блокчейна. Но пока виден некий скепсис со стороны некоторых контрагентов, связанный с тем, что уже осуществлены немалые инвестиции в централизованную IT-инфраструктуру, которую теперь надо изменять в направлении ее децентрализации. Это минус, но плюс — в том, что уже все понимают: «блокчейн — это не космос, а реально работающая вещь».

После этого был представлен проект по обмену документами с использованием блокчейна. Слово дали представителю компании «М-Видео», которая вместе со Сбербанком делает проект по факторингу на блокчейне. Евгений Еськин, руководитель отдела корпоративного казначейства «М.Видео», рассказал о том, как блокчейн помог компании сэкономить более полумиллиона долларов и значительное число человеко-часов. «Сроки проведения факторинговых операций уменьшились с трех дней до одного часа», — уточнил эксперт.

«Элементы надежности и доверия будто “ вшиты” в технологию блокчейн. А для того, чтобы делать юридически значимые вещи с его помощью, уже есть задел в существующем законодательстве. Если изменения и должны быть, то они должны быть точечными, в нужном направлении», — пояснил старший вице-президент по информационным технологиям Внешэкономбанка Никита Смирнов. Он заявил, что в планах Банка создание b2b-экосистемы распределенного хранения документов, в которой каждый хозяйствующий субъект сможет заключать договоры с партнерами. ВЭБ уже запустил первый «пилот» проекта, состоялся конкурс и проходит заключение необходимых договоров. Разработкой занимаются BitFury (США) и КРОК — представитель этой компании в РФ. Никита Смирнов отметил также, что определенная работа ведется вместе с белорусской дочерней компанией БелВЭБ. Цель проекта — реализовать Trade Finance между РФ и Беларусью. ВЭБ рассматривает возможность использования мастерчейн от ЦБ или системы Ethereum.

«А вот внедрять блокчейн в России без изменения законодательства в области учета ценных бумаг и денежных расчетов никак нельзя, — заявил директор по инновациям НРД Артем Дуванов. — Юристы НРД сейчас активно выясняют, какого масштаба должны быть изменения. Трансформации текстуальной нормативной базы могут быть незначительными, но сильными идеологически, поскольку само содержание блокчейна серьезно сказывается на распределении рисков между участниками. К чему это приведет — не очень понятно».

Однако возможность применения технологии блокчейн в таких сферах, как выпуск облигаций в цифровой форме, расчеты во время торговли акциями и облигациями, внебиржевые рынки (в первую очередь деривативы), — уже обыденная практика. В самом же НРД эффективность использования блокчейна стала очевидна после успешного тестирования прототипа электронного голосования на основе технологии распределенных реестров.

Надежда Авданина, директор Центра инноваций и технологии Альфа-Банка, призналась: «Мы сейчас находимся в ситуации, когда технология рассматривается как продукт, который имеет свою собственную определенную ценность. Аналогичная ситуация в свое время была с Big Data. Сила блокчейна в том, что он может поменять бизнес-модель. Например, когда партнеры зарабатывают не на обычных комиссиях, а предоставляют больше услуг, связанных с теми или иными документами или аккредитивами. При этом, чем больше участников процесса, тем эффективнее можно развернуть новую систему. Локальные истории вряд ли имеют шанс выстрелить».

Алексей Благирев, директор по инновациям Банка «Открытие», сконцентрировался на нескольких проектах, связанных, в частности, с возможным использованием технологии для борьбы мошенниками, которые используют данные умерших людей для оформления документов. Технологический евангелист Microsoft Констанин Гольдштейн остановился в своем докладе на перспективах использования блокчейн в продуктах Microsoft, в частности в облачной платформе Azure. А директор по криптотехнологиям компании Qiwi Алексей Архипов заострил внимание на критичности обмена данными между всеми участниками рынка, которые экспериментируют с блокчейном: «Он подразумевает открытость и коллаборацию. Если так не случится, это все перестанет быть блокчейном».

«Присоединяйся к блокчейну, а то проиграешь», — призвал бизнес в ходе финальной панельной дискуссии Андрей Цариковский. А представители крупного банковского бизнеса сошлись на том, что вопросы изменения законодательства зависят от частных случаев применения блокчейна. По мнению Никиты Смирнова, адаптации российского законодательства под блокчейн ждать не стоит. Но работать, тем не менее, надо!



Эта статья была разослана 1190 on-line подписчикам bosfera.ru
Выбор редакции
Real-time аналитика и Business intelligence (BI) в банке Были времена, когда BI была нужна в финансовой сфере, главным образом, для перевода необработанной информации, собранной внутри организации, в осмысленную, удобную для восприятия человеком форму....
12.03.2017
Материалы альянса финансовых медиа:
Разговоры финансистов

закрыть