Финансовая сфера

Банковское обозрение


  • FinNext: первый в России форум финансовых инноваторов
07.03.2013

FinNext: первый в России форум финансовых инноваторов

Форум FinNext собрал около 400 представителей финансового сектора, так или иначе имеющих отношение к инновациям: банкиров, венчуров, айтишников и стартаперов. «Б.О» представляет контуры, обрисовывающие состояние российских финансовых инноваций сегодня


Банкиры: инновации не в технологиях, а в головах

Представители банковского бизнеса прежде всего попытались определить, что такое инновации для банка. «Это что-то для гиков?», — задался вопросом Булад Субанов, заместитель председателя правления ОТП Банка. Если так, то вряд ли такие инновации интересны банку. Они должны стать источником дохода для массового рынка.

«Инновации ради инноваций — это игра для интернет-хомячков», — поддержал коллегу Дмитрий Руденко, президент — председатель правления Лето Банка. По его мнению, инновации лежат в области скорее не технологии, а психологии — именно психологию банковских сотрудников нужно поменять кардинально. Изменение бизнеса гораздо важнее технологических новшеств. Поднять кредитную ставку на 2% можно очень быстро, а доходы в итоге за короткое время могут превысить результаты всех технологических доработок за 10 лет. В качестве примера лучшей инновации Дмитрий Руденко привел опыт «одного банка», который в 1998 году запустил кредитную карту, когда все остальные сделать это не осмеливались — тогда никто в России просто не доверял настолько людям. А банк поверил, и, как результат, получил многократный рост бизнеса.

 

 

 

В том же 1998 году первый заместитель председателя правления Банка24.ру Борис Дьяконов, по его собственным словам, работал в отделе банковских инноваций, и спустя годы видит, что многое из называемого тогда инновациями теперь стало неотъемлемой частью бизнеса. Только булочную раньше не называли стартапом, а черствый батон — плохим user experience. Достойным звания инновации Борис Дьяконов считает то, что года через два сможет обогнать основной бизнес. «Для нас самая большая инновация — понять, кто такой клиент и чего он хочет», — говорит он.

Булад Субанов (ОТП Банк) заметил, что именно упрощение коммуникаций с клиентами может стать одной из основных инноваций, поскольку, хоть массовый сегмент пока и не слишком представлен в соцсетях, подрастает новое поколение, для которого такой вид общения с банком станет нормой. Что, как не тесное общение с клиентом, поможет его понять и, в итоге, привлечь?

На форуме присутствовал представитель банка, который довел эту идею до статуса бизнес-модели — Томас Лабенбахер, управляющий директор Fidorbank (Германия). «Социальные медиа можно интегрировать в бизнес, — считает он. — Клиенты не дураки, они знают, что им нужно, и говорят нам об этом». Таким образом, комьюнити делает работу за банк: разработка прибыльных продуктов, исследование рынка, реклама — всем этим занимаются клиенты. Банк же награждает их, например, снижением ставки по кредиту за каждую тысячу лайков или парой евро за конструктивный обзор продуктов других банков.

Григорий Бабаджанян, директор по продуктам блока «Розничный бизнес» Альфа-Банка выразил мнение, что технологические инновации важны, просто это слово не должно приобретать какое-то пафосное значение, и привел факты, доказывающие его утверждение. По его словам, у Альфа-Банка около 250 отделений, каждое из которых стоит около полумиллиона долларов. При этом после создания банком удобной формы заявки на кредит около 30% заявок стали приходить через Интернет. То есть технологическое нововведение, скажем, за 300 тыс. долларов может быть более эффективным, чем «оффлайновое» за несколько миллионов.

Михаил Журавлев, генеральный директор процессинговой компании «Мультикарта», предложил вообще отказаться от термина «инновация», поскольку оно девальвировалось, в частности, из-за разочарований «Сколково», и вместо него использовать слово «обновление». Как представитель технологической компании, предоставляющей сервисы, от которых во многом зависит инновационность банков, Михаил Журавлев рассказал, что «обновляться» банки не особенно любят, и, в основном, предпочитают те проекты, которые предполагают быстрый запуск. В то же время, доведение одной и той же технологии до стадии промышленной эксплуатации в разных банках может занимать очень различное время. Особняком стоят стартапы, у которых нет исторически отягощающей инфраструктуры.

Дмитрий Руденко (Лето Банк) также считает, что банки слишком отягощены, и прорывы возможны только в стартапах — банки найдут множество причин, почему то или иное сделать нельзя, а стартапы об этих причинах просто не знают.

«При бюрократии экспериментировать сложно», — поддержал коллегу директор департамента интернет-банкинга Промсвязьбанка Алгирдас Шакманас. В стартапе есть одна цель и все фокусируются на ней, в то время как в банке все заняты текущими процессами и часто просто невозможно получить необходимые ресурсы.

«Мы просто закрываем разработчиков в комнате и просовываем им под дверь пиццу, пока они не выдадут продукт», — пошутил на эту тему Борис Дьяконов. Но и он предположил, что стартаперам собравшиеся банкиры напоминают бабушек на завалинке, для которых лифт — и тот инновация. «У нас даже эксперименты очень долгие, — говорит зампред Банка24.ру. — Например тем, кто экспериментирует с комиссионными продуктами, нужно посмотреть на срок жизни клиента. То, что у нас сейчас в лабораториях, люди по-настоящему смогут оценить лишь через несколько лет». 

Михаил Журавлев (Мультикарта) напомнил, что российской банковской рознице всего 15 лет, потому что в действительности она заработала лишь со времени кризиса 1998 года, и, при этом до сих пор в банках очень много бумаги. «Отказ от бумажной технологии и есть самая большая инновация», — считает и Григорий Бабаджанян (Альфа-Банк).

На присутствовавший в зале представитель «Сколково», в свою очередь, обвинил российские банки в отсутствии инноваций. «То, что вы здесь называете инновацией — это смешно! — заявил он. — В США это было решено 15 лет назад». По его мнению такая ситуация сложилась потому, что обслуживание розничных клиентов для крупных российских банков — это просто побочная деятельность. Российский банковский рынок — это рынок продавца, и, кроме того, в России нет культуры сбережения.

 

 

Представители банков с ним во многом согласились, однако Дмитрий Руденко (Лето Банк) возразил, что и наши банки во многом инновационны и стараются уйти от рутины. По его словам, все IT в Лето Банке находятся на аутсорсинге, что гораздо более эффективно. Вообще же, по мнению Дмитрия Руденко крупные банки настолько неэффективны, что он берется оптимизировать затраты на 30% в любом из них. «Дешевле, чем оптимизировать процессы, построить рядом маленький банк», — паррировал за всех представителей крупных банков Григорий Бабаджанян (Альфа-Банк).

С необычного ракурса предложил взглянуть на инновации Виктор Достов, председатель совета ассоциации «Электронные деньги». По его мнению, конкурентным преимуществом банка может быть скорость реакции на введенные регулятором изменения. В ответ на вопрос, знает ли кто-либо о том, что банковские агенты с некоторого времени могут не только принимать, но и выдавать деньги, в зале поднялись всего несколько рук, что Виктор Достов назвал удивительным, поскольку ожидалось, что это нововведение сможет очень помочь банкам. Он призвал не пропустить следующее изменение законодательства, которое может стать революционным для технологического развития банковского бизнеса: уже к лету законотворцы планируют представить законопроект, который позволит проводить онлайн- идентификацию клиента без необходимости личной встречи с ним банковского агента, правда, при условии, что этот клиент уже был ранее идентифицирован лично в вызывающей доверие организации. На мнение, что это вызовет волну фрода, Виктор Достов возразил, что кривая фрода, которую в свое время вывел PayPal, показывает, что при запуске любого финансового сервиса первые клиенты — это мошенники, однако впоследствии количество фрода уменьшается до приемлемых значений. Нужно доверять людям, как когда-то стали доверять с кредитными картами. 

IT: нужны быстрые команды и доверие

Для реализации изменений, о которых говорил бизнес, необходимо понять, как построить IT-службу в банке, чтобы создать среду для инноваций. Как заметил Александр Сахаров, генеральный директор компании платежной системы «А3» и советник председателя правления Росевробанка, инновацию теоретически создать очень просто — нужно лишь понять, что нужно сделать, и затем сделать это. Но, как только бизнес идет с идей к айтишникам и просит их реализовать задуманное, а те объясняют, как это долго и сложно, люди уже просто начинают бояться новых идей.

CIO Нордеа Банка Аркадий Затуловский считает, что барьер между бизнесом и IT возникает, поскольку бизнес не воспринимает IT как партнера, взаимодействуя с ним с позиции «мы тут занимаемся бизнесом, а вы там слишком много денег тратите». Для выживания, по его мнению, сейчас разрушение этого барьера необходимо как никогда.

Александра Сахаров (А3) говорит, что пытаться изменять банковские процессы при этом бессмысленно, нужно просто создать специальное подразделение, которое будет заниматься новыми проектами, отделив его от операционного IT, просто перерабатывающего информацию. Андрей Джанабаев, начальник управления архитектуры и развития IT-систем банка «Хоум Кредит» подтвердил, что такая схема в бизнесе уже используется и эффективна.

Александр Глазков, председатель совета директоров компании Диасофт, заметил, что многие проекты заканчиваются неудачей, поскольку банки автоматизируют не процессы, а функции, и, кроме того, используют негибкое ПО, которое ставит бизнес в зависимость от одного вендора и не дает быстро реализовывать изменения. Выход он видит в использовании автоматизированного управления бизнес-процессами и систем на базе компонентной стандартизованной архитектуры.

Александр Погудин, член совета директоров группы компании ЦФТ, предложил пойти еще дальше, и вовсе отказаться от IT, передав типовые функции на аутсорсинг, а прогрессивные команды привлекать с внешнего рынка. По крайней мере, по его словам, такая схема эффективна для быстрого старта — чтобы проверить свои идеи, а уже затем дорабатывать решения для достижения большего эффекта. 

Венчуры: в России для появления финансовых стартапов нет почвы

За последнее в время в России появилось достаточно много венчурных фондов, причем не только общей направленности, но и специализирующихся на финансовых стартапах. Однако основывать финансовые сервисы стартаперы не торопятся. На вопрос, почему так происходит, руководитель венчурного фонда «Лайф.Среда» Владислав Солодкийотвечает, что одной из основных причин является высокая стоимость запуска финансового стартапа в России. Кроме того, по его словам, в стране нет соответствующего бэкграунда, и финансовым инноваторам просто неоткуда взяться. Поэтому «Лайф.Среда» пока, с одной стороны, ищет стартапы на других рынках, а с другой — готова делиться опытом, чтобы нужный бэкграунд создать, называя это инвестицией во вторую волну. Так или иначе, фонд надеется собрать 50 финансовых стартапов за три года. 

 

 

 

Любовь Симонова-Румянцева, главный эксперт фонда AlmazCapitalPartners, рассказала, что не видит в России спроса на финансовые стартапы. По ее словам, банки никогда не посещают мероприятия стартаперов. В фонд поступает около 150 заявок в неделю, и лишь около 1% из них — финансовые сервисы. 

Андрей Близнюк, партнер RunaCapital, считает, что странно ожидать активности в области финансовых стартапов, когда инноваций в России нет и в области всего Интернета. По его словам, у нас бросаются делать стартапы, не имея необходимого опыта — никто не хочет поработать еще лет пять, и лишь затем открывать собственное дело. Так что спрос на инновации на самом деле есть, и он велик, причем далеко не только в области финансов. 

Сергей Панов, бизнес-ангел и председатель совета директоров компании «Мое дело» считает еще одной причиной непопулярности финансовых стартапов тот факт, что на каком-то этапе таким компаниям приходится общаться с банками, поскольку они вообще не попадают в зону стартапов в России — слишком высоки требования к фондированию, да и лицензия нужна специализированная. А банки — это крайне консервативные учреждения, и взаимодействовать с ними стартаперам часто сложнее, чем с налоговой службой. Причем основная проблема, по его словам, не в руководстве, а в менеджерах среднего звена — именно им почему-то оказалось сложнее измениться. Но, как считает Сергей Панов, страх — хороший мотиватор, и банки понимают, что без инноваций могут проиграть борьбу за рынок, поэтому начинают меняться.

Cтартапы: немного нового и хорошо известное старое

В первой в России битве финансовых стартапов участвовали 16 компаний, которые условно можно разделить на несколько категорий.

Наиболее многочисленными оказались рекламные сервисы для финансовых организаций — таких было представлено целых три. Проект ActionpayFinance утверждает, что он может оптимально оптимизировать затраты банков на маркетинг, благодаря тому, что оплачивать придется только те лиды, которые действительно привели к продаже кредита. You Scan предлагает генерировать лиды на основе мониторинга социальных сетей — люди обычно рассказывают, что они хотят. Rollad — это платформа по покупке и продаже медийной рекламы в режиме реального времени, которая показывает рекламу именно тем клиентам, которые в ней заинтересованы.

По два стартапа предлагали банкам услуги скоринга и мобильного эквайринга. Проект VisualDNA строит скоринг на основе всеобъемлющих опросников. Услугами этой компании уже воспользовался Связной Банк, и результаты, по словам ее представителя, были настолько хороши, что банк решил включить опросники в процесс выдачи кредита.

Основатель сервиса Liveinternet.ru Герман Клименко представил собственный проект под названием Fastscoring, который позволяет сегментировать клиентов при заполнении ими заявки онлайн — на основе тех данных, которые хранит браузер. Критерии каждый банк может выработать самостоятельно. К примеру, если человек вводил поисковый запрос «как избавиться от кредита», то такому, вероятно, кредит лучше не выдавать. «А кто-то, возможно, посчитает неэтичным выдавать кредит тому, который сморит порно», — иронизирует интернет-гуру. На вопрос, насколько законны такие методы, Герман Клименко отвечает, что его сервис не идентифицирует человека — с личностью собранные данные сопоставляет банк, и именно его юристы должны решать этот вопрос.

Мобильный эквайринг был представлен проектами Lifepay и 2can. Что-то новое по этой теме сейчас представить сложно, и ридеры похожи как две капли воды, но Lifepay, например, рассказал, что предоставляет бизнесу еще и «интелектуальную систему помощи», а 2can — что собирается представить ридер, работающий со стандартами chip&pin и NFC к концу 2013 года (пока эти мобильные терминалы работают только с магнитной полосой).

Еще два проекта можно отнести к категории агрегаторов банковских сервисов. Unicom24 позволяет компаниям — агентствам недвижимости, автосалонам, кредитно-страховым брокерам и т. д. — рассылать анкеты сразу во многие банки и отслеживать их статус. Retail Credit Systems — система розничного кредитования, которая не только собирает анкеты в онлайн-магазинах и отправляет их в банк, но и проводит предварительную оценку заемщика.

Остальные представленные стартапы, пожалуй, объединить под каким-то одним флагом сложно.

 

 

Smartmarket — это платформа для инвестиций, позволяющая каждому получить долю в бизнесе представленных на ней компаний — достаточно нажать на кнопку. Вкладывать в один проект можно от тысячи долларов. Сейчас на платформе собрано девять проектов, но компания работает над дальнейшим развитием — например, разрабатывает формат инвестиционного контракта.

Проект PayID компании Payonline — это сервис для приема платежей в Интернете, который, помимо стандартных функций интернет-эквайринга, позволяет онлайн-магазинам создавать программы лояльности, а покупателям — переводить деньги с карты на карту.

EasyFinance — это классическая система управления персональными финансами, пытающаяся стать российской Mint. Система позволяет банкам пользоваться ей как сервисом, с разной степенью интеграции: как веб-приложением, частично развернутым сервисом или же по модели SaaS. Она также дает банку возможность проанализировать поведение клиента и предложить ему наиболее подходящие продукты. Причем анализировать можно и поведение клиентов других банков, но для этого нужно поделиться собственными данными.

«Мое дело» — это онлайн-бухгалтерия, которая, пожалуй, в представлении не нуждается. Стоит отметить, что за два года система собрала 430 тыс. клиентов. Ее представители утверждают, что, интегрируясь с сервисом, банк получает возможность привлечь до 40 тыс. корпоративных клиентов в год, поскольку они такую интеграцию ценят.

Точно так же не нуждается в представлении и Zingaya — сервис интегрированных в сайты онлайн-звонков. Промсвязьбанк, например, с его помощью позволяет клиентам позвонить в контакт-центр даже из Facebook.

Сервис Finlocator предлагает банкам избавиться от непрофильной деятельности — геолокации. Компания берет на себя нанесение на карту интернет-сайта или мобильного приложения всей необходимой клиенту банка информации — о расположении банкоматов, отделений, и т. д.

И, наконец, стартап Mili.ru — это микрофинансовая организация, выдающая займы онлайн. «Мы дадим деньги быстрее всех», — утверждают создатели сервиса. У клиента уходит пять минут на заполнение онлайн-заявки и получения ответа, 20 минут — на путь к ближайшему салону «Евросети», где выдаются наличные, и еще пять минут придется потратить в самом салоне. Своим весомым конкурентным преимуществом компания считает скоринг — он проводится с привлечением данных из соцсетей. Наличие у клиента учетной записи хотя бы в одной из них — обязательное условие для получения кредита. По словам представителя компании, клиенты обращаются к ним, когда банки отказались или не могут предоставить кредит. На вопрос «Б.О», каков усредненный портрет клиента сервиса, представитель Mili.ru ответил, что это человек лет 28, зарабатывающий около 700 долларов, и, чаще всего, обладающий кредитной картой и какой-то кредитной историей. Около 40%, по его словам, говорят, что им нужны деньги именно чтобы покрыть платеж по кредитной карте.

Стартапы оценивались на основе анкетирования посетителей форума, а также коллегиального решения экспертного жюри. Титул Best of show, то есть звание лучших стартапов, получили проекты EasyFinance, Zingaya и Finlocator. За оригинальность подхода награжден сервис VisualDNA, в номинации «Вскрытие потенциала» победил Unicom24, а в номинации People's Choice (то есть по анкетам) приз получила компания Mili.ru.






Новости Релизы
Сейчас на главной

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ