Банковское обозрение

Финансовая сфера


13.08.2020 Аналитика
О песочницах по-взрослому

В 2021 году вступает в силу Закон «Об экспериментальных правовых режимах в сфере цифровых инноваций в Российской Федерации»


Лето 2020 года оказалась урожайным на принятые федеральные законы и другие нормативные акты, напрямую касающиеся представителей финансовой сферы страны. Одним из них стал закон «Об экспериментальных правовых режимах в сфере цифровых инноваций в Российской Федерации», подписанный президентом России 31 июля 2020 года.

Удовлетворить информационный интерес со стороны как крупного бизнеса, так и стартапов к этому крайне интересному нормативному акту попытались ИД «Коммерсантъ» и АНО «Цифровая экономика» в рамках онлайн-конференции «Станут ли цифровые песочницы фундаментом для цифровой трансформации России?», прошедшей 11 августа 2020 года. Сразу отметим, тема оказалась настолько многогранной, что удалось обсудить только «вершину пирамиды» этого грандиозного начинания. Но тем интереснее следить за развитием сюжета.

Гармонизация регулирования

В конференции приняли участие Владислав Федулов, заместитель министра Министерства цифрового развития РФ; Иван Зимин, директор департамента финансовых технологий Банка России; Марина Ракова, вице-президент Сбербанка; Руслан Ибрагимов, вице-президент по взаимодействию с госорганами и связям с общественностью компании МТС; Игорь Дроздов, председатель правления Фонда «Сколково», а также Антон Шингарев, директор по корпоративным отношениям «Яндекса». Модератором выступил Дмитрий Тер-Степанов  заместитель генерального директора, директор по направлению «Нормативное регулирование» АНО «Цифровая экономика».

Если одной фразой попытаться определить общий контекст беседы, то, возможно, она будет звучать так: «Как найти компромисс между консервативным по своей сути государственным регулированием и поддержкой технологического бизнеса, стремительного по своей природе?».

Но, возможно, ярче всего прозвучали два подтекста общего контекста. Во-первых, как обеспечить конкурентное преимущество Российской Федерации на мировой арене в этой области и привлечь сюда передовые силы инноваторов? Во-вторых, почему существующие регулятивные и цифровые песочницы так и не смогли по отдельности справиться с этой задачей до сих пор и чем новая песочница отличается от них?

Первым делом беспилотники

Первый подтекст в самых ярких красках проявился в выступлении Антона Шингарева, когда он сравнил разработку беспилотного автономного транспорта с космической гонкой второй половины XX века и рассказал, почему «Яндекс», как и множество других стартапов и технологических компаний, в силу ряда причин выбрал для экспериментов штат Мичиган. Напомним, 6 августа 2020 года компания публично анонсировала состоявшееся ранее начало тестирования полностью автономных автомобилей на дорогах университетского городка Анн-Арбор, что в США. Было заявлено: «В Анн-Арборе мы сможем применить и расширить опыт, полученный в Иннополисе (Республика Татарстан): город гораздо больше, и уличное движение здесь оживленнее».

Наверняка подобные факты стали последней каплей, которая заставила Владимира Путина лично вмешаться в затянувшееся прохождение по согласованиям проекта этого правового акта, что привело к появлению на свет рамочного закона. Сейчас готовятся 17 подзаконных актов, принять которые планируется в начале осени. Сам закон вступает в силу с 2021 года. Его текст разрабатывался бизнес-сообществом совместно с Минэкономразвития при активном участии Банка России и Фонда «Сколково».

Основной смысл документа — в том, что он позволит ограничивать действие законодательства для экспериментов с цифровыми инновациями, чтобы максимально устранить барьеры для запуска и поддержки перспективных проектов в области информационных технологий. Спикеры подчеркнули, что новый закон не регулирует создание технических решений, реализующих конкретные песочницы, а является юридической конструкцией, определяющей механизм реализации их жизненного цикла.

Финансы — дело тонкое

В чем недостатки существующих песочниц? Что касается соответствующего проекта Банка России, стартовавшего в 2018 году, то Иван Зимин охарактеризовал его как тестовкю песочницу, предназначенную исключительно для прототипирования проектов и оценки рисков. Что касается рисков, то в их составе — оценка операционной устойчивости, информационной безопасности и сохранности персональных данных. Последнее крайне важно, так как массивы данных из государственных систем являются одним из мощнейших драйверов прихода финтехов в песочницу ЦБ. А идеи самого свежего тренда — легализации новым ФЗ о «Цифровых активах» некоторых начинаний — попросту «не помещаются» в нее.

Новый закон не регулирует создание технических решений, реализующих конкретные песочницы, а является юридической конструкцией, определяющей механизм реализации их жизненного цикла

Поэтому федеральная песочница рассматривается Банком России в качестве дополнительного инструмента для пилотирования тех сервисов, которые действительно требуют тестирования на реальных клиентах, хоть и с некоторыми ограничениями, но зато без риска нарушения законодательства. Существующая регулятивная песочница ЦБ этого не позволяет, как не позволяет и проводить межотраслевые тесты инфраструктурных проектов. Новелла позволит в итоге оценить реальный клиентский спрос на сервисы, а не только провести их технологическую оценку, как ранее.

Что касается бонуса для самого ЦБ, то, по словам Ивана Зимина, новый закон позволит исключить ситуации, когда сотрудники Банка России долго и напряженно бьются над какими-либо законодательными изменениями ради отдельных сервисов, которые в итоге оказываются мало востребованными клиентами и не оказывают заметного влияния на рынок в целом.

Что касается закона о Фонде «Сколково», как считает Иван Дроздов, он писался более десяти лет назад и был ориентирован на законодательные изъятия в сфере строительства в целях ускоренного развития территории инновационного центра «Сколково». В 2010 году те изъятия, о которых говорят сегодня, просто-напросто не предусматривались. Они понадобились сейчас для регулирования тех экспериментов, которые проводятся как тут, так и на территории других инновационных центров на территории России с конкретными для каждого из них правовыми изъятиями в рамках нового ФЗ. Иван Дроздов подчеркнул: «ФЗ выстроен так, что не позволяет любого гражданина страны понудить участвовать в работе какой-либо песочницы».

Федеральная песочница рассматривается ЦБ в качестве дополнительного инструмента для пилотирования тех сервисов, которые требуют тестирования на реальных клиентах

Почему же закон так долго принимался? По мнению Руслана Ибрагимова, одной из основных сложностей на этапе согласований стала проблема разделения полномочий ветвей власти из-за возможности изъятий из законов. Компромисс все же был достигнут ценой усложнения механизма реализации экспериментально-правовых режимов. Изначально планировалось, что решение по песочницам должно было принимать правительство РФ без издания дополнительных законов. Сейчас же придется принимать законы-спутники, в которых будет установлен перечень конкретных случаев, в отношении которых правительство может предусмотреть специальное регулирование, а уже потом оно будет принимать конкретные решения по ним.

На сегодня определены восемь приоритетных направлений применения песочниц: телемедицина, автономный транспорт, дистанционное образование, торговля, финансовый рынок, архитектура и строительство, промышленность, а также государственные услуги.







Сейчас на главной