Финансовая сфера

Банковское обозрение


  • Турбулентность с гарантией
06.07.2023 FinCorpFinSecurityFinTechАналитика

Турбулентность с гарантией

Лизинговая отрасль адаптируется к новым условиям, а 2023 год может стать периодом восстановления и роста нового бизнеса, говорят в Объединенной лизинговой ассоциации. Но в светлое будущее попадут не все участники рынка


Итоги прошлого года, сложившаяся практика и перспективы при новых геополитических раскладах стали предметом обсуждения на 12-м съезде лизинговой отрасли России. Участники рынка в полной мере ощутили экономические шоки 2022 года.

В числе вызовов, с которыми столкнулся сегмент на текущем этапе, Алексей Киркоров, президент Объединенной лизинговой ассоциации (ОЛА) и модератор мероприятия, отметил:

  • проблемы с фондированием — как по источникам, так и по стоимости заемных средств (рынок «трясло по ставкам, но масштабы финансирования не уменьшились из-за облигаций»);
  • ухудшение платежеспособности клиентов, рост просрочки, запросы на реструктуризацию проблемных активов;
  • снижение количества новых сделок (рост доли бывшего в употреблении оборудования при заключении сделок);
  • перестройку логистических цепочек поставок.

Два года на кризис и его преодоление

«При всех потрясениях наши портфели все равно растут», — порадовался Алексей Киркоров, иллюстрируя свои высказывания статистикой от «Эксперт РА». Действительно, по итогам 2022 года объем рынка в финансовом выражении оказался на историческом максимуме — 6,75 трлн рублей, годом ранее он составлял 6,45 трлн, причем устойчивый прирост наблюдался с 2016 года, когда объем рынка «стартовал» с отметки 3,2 трлн рублей.

В «Эксперт РА» прогнозируют рост на 10% в течение 2023 года. Генеральный директор Объединенной лизинговой компании (ОБЛИК) Михаил Цыганков тоже считает, что «рынок имеет все шансы вырасти на 10% и более в денежном выражении», но с оговоркой: если не будет усиления санкционного режима и повышения ключевой ставки.

Цикл «падение — восстановление» нового бизнеса в отрасли сократился с четырех до двух лет, фиксируют в «Эксперт РА». Исходя из этих наблюдений глава ОЛА и прогнозирует, что «2023 год даст рост». 

«За счет среднего чека достигнут рост 5% в объемных показателях, но налицо падение в количественных», — прокомментировал «Б.О» динамику Михаил Цыганков. Статистика сделок в прошлом году действительно показывает существенную «просадку» нового бизнеса:

Источник: «Эксперт РА»

Судя по выводам исследования «Эксперт РА», сокращение показателя по итогам 2022 года — 13%, а в рознице динамика и вовсе отрицательная, что произошло впервые с 2018-го. Александр Сараев, заместитель генерального директора «Эксперт РА», на мероприятии озвучил прогноз на 2023 год: рост сделок составит «не менее 10% к прошлому году».

В Национальном рейтинговом агентстве (НРА) не исключают, что восстановительный рост по количеству договоров окажется в диапазоне от 20 до 32%, но, скорее всего, 20–25%, сказал директор НРА Сергей Гришунин. Объемы нового бизнеса в денежном выражении с учетом инфляции в НРА оценивают в 2,7–2,9 млрд рублей.

Новая цикличность, она же — турбулентность

В 2022 году доля лизинга в ВВП снизилась до уровня 2018 года —1,5% при оптимальных 3%, подсчитали в НРА. «Развитие будет сдерживаться слабой инвестиционной активностью в 2023 году — 0,5–0,7%, — дал прогноз Сергей Гришунин. — Цикл падений и взлетов на лизинговом рынке сократился, но мы связываем это не столько со зрелостью отрасли (хотя дело и в ней тоже), сколько с изменившейся структурой кризисов в экономике. Начиная с 2020 года они — структурные вместо финансовых». Надо готовиться к турбулентности, заявил он с трибуны мероприятия.

Руководитель проекта Федресурс Алексей Юхнин, выслушав спикеров съезда и опираясь на совместные с Торгово-промышленной палатой (ТПП) данные и выводы, выразился так: «Количество предметов и договоров по годам… Кто там говорил про рост? В общем, да, если брать первый квартал 2023-го по сравнению с 2022 годом». Собственные статистические выкладки, не во всем совпадающие с выводами «Эксперт РА», представитель Федресурса привел в слайде, из которого очевидна глубина провала в прошлом году по сравнению с 2021-м:

Источники: ТПП РФ, Федресурс

Издержки концентрации

Согласно выкладкам Федресурса, озвученным Алексеем Юхниным, количество лизингодателей росло с 2018 года и достигло пика в 2022 году — 634, годом ранее — 626. Лизингополучателей в 2021 году было 165,66 тыс., а в 2022-м — 134,67 тыс.

Алексей Киркоров заверил, что количество клиентов в отрасли стабильно колеблется вокруг отметки 230 тыс., а вот по новым приобретателям спад в 2022 году оказался значительным: до 106 тыс. (148 тыс. годом ранее, или в среднем 36 тыс. против 52 тыс. за квартал).

Еще два взаимосвязанных процесса, оказывающих мощное влияние на отрасль:

  • уход из России ряда крупных иностранных игроков в связи с санкционным давлением;
  • резкое ускорение концентрации бизнеса в руках топовых компаний, как правило, входящих в группы.

Согласно информации «Эксперт РА», доля в новом бизнесе лизинговых компаний «при банках» выросла в прошлом году с 52 до 62%. Концентрация на игроках топ-10 достигла максимальной за историю наблюдения отметки в 75%. Гурам Кудрявцев, генеральный директор компании «Росбанк Лизинг», высказал «Б.О» мнение, что большинство топовых лизингодателей показали огромные убытки в 2022 году в первую очередь потому, что имели высокую долю авиаактивов в портфелях.

Демпинг как основа концентрации

В связи со сказанным выше любопытна и статистика Федресурса о распределении сделок:

Количество и доля лизингодателей по числу заключенных договоров за период с 1 января 2022 года по 31 марта 2023 года

 

Количество договоров

Количество лизингодателей

Доля

От 1 до 10

190

29%

От 11 до 100

283

44%

От 101 до 1 тыс.

142

22%

Более 1 тыс.

34

5%

Общий итог

649

100%

Источник: Федресурс

«Из 649 лизингодателей 190 опубликовали до 10 договоров. Можем ли мы считать их профессиональными?» — адресовал вопрос залу Алексей Юхнин по итогам 15 месяцев 2022-2023 годов.

Серей Гришунин убежден, что консолидация в отрасли продолжится. «Демпинг создает давление, финансово устойчивыми будут компании, входящие в финансовые группы и банковские экосистемы», — полагает он.

Масштаб проблем с демпингом показал опрос «Эксперт РА». По словам Александра Сараева, в большинстве (33%) опрошенных лизинговых компаний отметили, что ценовой демпинг гораздо существеннее влияет на борьбу за клиента, чем остальные аспекты, включая качество сервиса. На втором месте цифровизация (25%), далее усиление маркетинга и рекламы (22%).

По словам Александра Сараева, многие опрошенные отметили, что ценовой демпинг гораздо существеннее влияет на борьбу за клиента, чем остальные аспекты, включая качество сервиса.

Иван Коровников, руководитель дирекции по продажам лизинговой компании «Европлан», высказал «Б.О» идею, что «за счет дешевого фондирования крупные и известные игроки рынка могут расширять свой портфель, не получая высокой прибыли или вообще работая в убыток.

Как бы то ни было, лидеры рынка, особенно аффилированные с банками, показали в первый квартал 2023 года объемы продаж 60–65%, отметили в НРА.  

Топ-5 «захватывают» рынок, несмотря на санкции

Исходя из того, что рассказал «Б.О» Михаил Цыганков, можно сделать вывод, что концентрация сосредоточена даже не на компаниях из топ-10: «В этом году произошло несколько сделок M&A, в том числе с участием иностранного капитала. Среди них, — знаковые: продажа “Сименс финанс” приобретение кэптивных лизинговых компаний, например “Джон Дир Файнэншл”. Те же, которые не проданы, включая “Райффайзен-Лизинг” и “ЮниКредит-Лизинг”, сокращают присутствие в России. Как ни парадоксально, это еще больше осложнило конкуренцию. Компании с участием капитала резидентов недружественных теперь стран, входившие в топ рейтинга по объемам сделок, были заметными игроками на рынке. Этим воспользовались локомотивы из топ-5 и заняли освободившиеся ниши».  

В выигрыше оказались государственные и квазигосударственные лизинговые компании, имеющие доступ к дешевой ресурсной базе материнских банков, и соответственно «фондирующиеся в них дешевле, чем частные», сообщил Михаил Цыганков. И это происходит в условиях санкций, когда приобретение предметов лизинга из недружественных стран, включая нейтральные, такие как Турция, стало практически нереализуемой для них операцией, добавляет эксперт.

«Опасаясь вторичных санкций, поставщики избегают заключения прямых контрактов с подсанкционными лизинговыми компаниями, а те, что соглашаются работать, требуют 100%-ной предоплаты, что делает риск еще более высоким», — пояснил руководитель «ОБЛИКа».

Тем не менее новый бизнес «смещается на долю лидеров рынка», заявил Иван Коровников, сославшись на статистику «Эксперт РА», согласно которой прирост лизингополучателей у компаний, входящих в топ-20 рынка, составил в 2022 году в среднем 10%, а небольшие лизингодатели преимущественно отмечали сокращение базы, в среднем на 6%.

Время рефокусировки

«Объяснимо желание большинства крупных лизингодателей компенсировать по-максимуму потери 2022 года путем смещения фокуса на иные сегменты для сохранения объемов бизнеса и получения дополнительной прибыли. Сжатие таких капиталоемких отраслей, как авиаперевозки, суда, железнодорожный транспорт, подтолкнуло лидеров резко нарастить активность в смежных сегментах, более конкурентных, тем самым создавая дополнительное давление на рынок», — сказал Гурам Кудрявцев.

«ОБЛИК», будучи дочкой ТКБ, «не может конкурировать в цене, но сегодня нельзя утверждать, что процентная ставка является определяющим фактором для выбора клиентом финансового партнера», уверен Михаил Цыганов. К конкурентным преимуществам он относит более широкий набор инструментов в предложении альтернативных методов завоза оборудования и его оплаты.  

Не менее актуальными, чем ставка, при выборе лизингодателя, по мнению участников рынка сейчас являются:

  • оперативность принятия решения как конкурентное преимущество;
  • либеральный подход к пожеланиям клиента при заключении договора и персональный — при взаимодействии с каждым лизингополучателем;
  • способность адаптировать условия сделки к конкретным ситуациям;
  • отказ от излишних требований к документам;
  • автоматизация лизинговых процессов.

«Крупный игрок не может тратить столько времени и усилий на индивидуальную работу с клиентом, — пояснил Гурам Кудрявцев.

— Рынок лизинга еще далек от насыщения. Появление большего числа игроков наверху пищевой цепочки не будет означать автоматической “чистки” по ценовому критерию».

Микробизнес и ИП — желанные нежеланные?

О смещении фокуса, по словам Гурама Кудрявцева, стоит задуматься и небольшим лизинговым структурам. «Это может быть просто уход в сегмент более рискованных мелких клиентов, который позволит как расширить поле для продажи услуг, так и обеспечить приемлемый уровень маржинальности. Так, по оценкам ОЛА, проникновение лизинга в категорию средних клиентов составляет 44%, в малые компании — 22%, в микробизнес — только 5% и, наконец, в ИП — всего-навсего 1%», — заявил Гурам Кудрявцев. На практике это означает, что по состоянию на май 2023 года только 44 тыс. индивидуальных предпринимателей из 3,85 млн пользуются услугами лизинга.  

При этом на съезде разгорелась дискуссия относительно текущей доли МСБ и ИП в общем числе лизингополучателей. По статистике ОЛА, показатель доходит до 92% — об этом сообщил Алексей Киркоров. «В МСБ мы не увидели 92%, у нас получается где-то около 80%», — парировал Алексей Юхнин. Сводную статистику за период с 2020 года до первого квартала 2023-го привел Федресурс:

Доля получателей-МСП в количестве договоров

По сегментам лизингодателей за период с 1 января 2022 года по 31 марта 2023 года

 

Активы (млрд рублей)

КАПИТАЛ (млн рублей)

Более 50

От 10 до 50

От 0.5 до 10

Менее 0.5

Более 75

77%

77%

73%

80%

От 25 до 75

78%

83%

83%

70%

Менее 25

83%

77%

70%

56%

В выборку вошли компании, опубликовавшие хотя бы одно сообщение о заключении договора лизинга. Данные по капиталу и активам за 2021 год

Источники: СПАРК-Интерфакс, Федресурс

Иван Коровников в числе факторов, сдерживающих проникновение лизинга в микроструктуры, назвал «отсутствие финансовых знаний о лизинге и привычку приобретать транспорт “за наличные”, чем бизнес лишает себя множества преимуществ». Долю собственных сегментов категории МСБ глава «Европлана» оценивает в более чем 87% клиентов.

Гурам Кудрявцев тоже уверен, что «дефицит наблюдается не на стороне предложения, а на стороне спроса, а его недостаток в первую очередь вызван макроэкономическими условиями», а именно отсутствием стабильности, из-за чего малый бизнес не готов вкладываться в активы.

Цифровизация: слабое звено

Невзирая на то что цифровизацию многие опрошенные компанией «Эксперт РА» игроки назвали конкурентным преимуществом, исследование IAS Digital показывает, что лишь 30% компаний намерены переходить на новые IТ-решения или менять софт. Многие ограничиваются внесением доработок в самописные или приобретенные системы, поскольку не имеют финансовых ресурсов и сотрудников соответствующей квалификации, не видят экономической целесообразности выделять бюджеты в текущих условиях.

А вот высказанную на съезде идею о том, что привлечение финансирования является проблемной зоной лизинговой отрасли, собеседники «Б.О» не поддержали. Так не считают в компании «Росбанк-Лизинг», которая финансируется материнским банком. Но и Иван Коровников заверил, что в «Европлане» успешно привлекают фондирование в банках с начала деятельности, а сейчас сотрудничают с 13 организациями в рамках двухсторонних кредитов, причем на топ-5 приходится около 50% объемов.

Лизинг в красной зоне

Федресурс и «СПАРК-ИНТЕРФАКС» проанализировали проблемы лизингополучателей, которые потенциально способны привести к сложностям у лизингодателей. Среди них: ликвидация, банкротство, субсидиарная ответственность, недостоверные сведения о бизнесе и исключение из ЕГРЮЛ, высокая исковая нагрузка, обременение и т.д.

В красной зоне по показателям финансового риска по итогам 2022 года и первого квартала 2023 года оказались 136 лизинговых компаний, сообщил Алексей Юхнин.

Ольга Шоломицкая, замначальника управления организации надзорной деятельности Росфинмониторинга, порадовала участников съезда тем, что по результатам секторальной оценки рисков в отрасли уровень угроз и уязвимостей, а также риска (как их следствия) характеризуется как умеренный. «Основные угрозы: хищение или утрата лизингового имущества, когда компании наносится ущерб из-за его перепродажи; использование лизинговых компаний для инвестирования преступного дохода. Выявлялись такие случаи в схемах легализации, — перечислила представитель Росфинмониторинга. — Менее 1% уголовных дел зацепило лизинговую отрасль. Но отсутствие риска сейчас не значит, что его не будет завтра. По мере того как в отдельных отраслях закручивают гайки, наши профессиональные “схемотехники” ищут новые пути».

Встречаются факты использования лизинговой компании (точнее, тех, кто создает видимость таковой) для хищения денег лизингополучателей, добавила Ольга Шоломицкая. На руку мошенникам играют простота доступа на рынок, отсутствие лицензирования и регулирования. Речь идет о «незаконном потребительском кредитовании через схему возвратного лизинга», пояснила она.  

Также выявлены единичные случаи хищения бюджетных средств, потраченных «без намерения выполнять обязательства», завышенные или заниженные цены. Пока сектор имеет низкий уровень криминализации, но всегда может стать объектом как предикатных преступлений, так и отмывания денег, резюмировала представитель Росфинмониторинга.






Новости Релизы
Сейчас на главной

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ