Финансовая сфера

Банковское обозрение


  • В АСВ находят чрезмерно продвинутым для наших реалий устройство американского рынка сберегательных сертификатов
19.09.2014

В АСВ находят чрезмерно продвинутым для наших реалий устройство американского рынка сберегательных сертификатов

Руководство АСВ намеревается внести в профильный закон «О страховании вкладов физлиц в банках РФ» поправки, регламентирующие работу со сберегательными сертификатами, в том числе — их страхование, об этом было сообщено 15 сентября 2014 года на заседании экспертно-аналитического совета при АСВ


 

 

 

Почему именно агентство обеспокоилось этим вопросом, пояснил его глава Юрий Исаев. По его словам, АСВ не беспокоит объем сертификатов Сбербанка (именно эта программа сберегательных сертификатов на предъявителя оказалась востребована, поскольку клиенты не чувствуют рисков банкротства госбанка, но вскоре, видимо, они будут отменены). Кроме того, Юрия Исаева беспокоит, что «сертификаты начнут выпускать все банки, даже сомнительно устойчивые, и через суды АСВ заставят воспринимать владельцев таких бумаг как вкладчиков», а российские суды встанут на сторону граждан. Прецедентов судов по сертификатам нет, и руководство агентства подстраховывается, поскольку есть два примера того, как вкладчики Мастер-Банка по так называемым «вкладам на доверии» получили по судебным решениям компенсацию в размере 700 тыс. рублей и попали в реестр для дальнейших выплат.

По признанию замруководителя агентства Андрея Мельникова, законопроект находится в начальной стадии обсуждения и потому вынесен на обсуждение Экспертно-аналитического совета при АСВ. Собственно, на заседание были вынесены два предложения по развитию относительно нового для россиян инструмента — одно исходит от агентства, а альтернативное — изложено в докладе директора Банковского института НИУ ВШЭ, который предлагает при разработке законодательства опираться на американский опыт. По итогам обсуждения стало понятно, что у заморских идей нет шансов пройти через российские властные фильтры.

 

 

 Юрий Исаев, генеральный директор АСВ

 

Морковка для клиента

Андрей Мельников сообщил, что АСВ вносит законодательные поправки, пытаясь развить идеи Минфина, который через изменения в ГК РФ намерен ввести безотзывные вклады, но через сберегательные сертификаты. Ранее, в августе текущего года замминистра финансов Алексей Моисеев пообещал принять закон о введении двух видов сберегательных сертификатов: именной (подлежащий страхованию для физлиц) и депозитный (для юридических лиц, не подлежащий страхованию).

Возмещение по вкладам, удостоверенным сберегательным сертификатом, АСВ предлагает устанавливать в зависимости от срока вклада: по бумагам от года до двух под страховое покрытие попадет сумма 1 млн рублей, по сертификатам от двух лет — 2 млн, по сертификатам на три года и более — 3 млн рублей.

«Мы предложили на обсуждение гипотезу, что чем на больший срок ты покупаешь сертификат, тем больше тебе страховой гарантии, — заявил, выступая перед советом, Андрей Мельников. — Эта простая идея написана в виде законопроекта. Это может подтолкнуть часть потребителей размещать денежные средства на более длительный срок». Увеличение размера гарантий Андрей Мельников считает морковкой для клиентов.

Раз в семилетку

Василий Солодков попытался увязать две темы: сберегательные сертификаты и формирование длинных банковских пассивов — вопрос, чрезвычайно остро стоящий сегодня, а также позаботиться об удобстве клиентов.

По мнению профессора, сберегательные сертификаты должны быть бездокументарными. Он уверяет, что в США процедура их приобретения занимает полторы минуты и может быть произведена из любой точки мира, в то время как в России приходится идти в банк и стоять в очереди. Кроме того, должен быть создан вторичный рынок сертификатов, чтобы клиент мог в любой момент от них избавиться. Безотзывность в американской практике существует, и на такие сертификаты приходится 40% рынка, но она также относительная: банк имеет право отозвать сертификаты, выплатив держателям дополнительную премию.

Эксперт не согласен с необходимостью сделать все сертификаты именными. Он полагает, что по сертификатам на предъявителя достаточно отслеживать, кто купил бумаги и кто получил по ним средства.

Кроме того, Василий Солодков предлагает выдавать сертификаты не только в рублях, но и в иностранных валютах, в которых пожелает клиент — ради снижения валютных рисков, что особо актуально сейчас, когда «ЦБ отходит от фиксированного курса, и рубль отправляется в свободное падение». И выдавать по ним возмещение в аналогичной валюте. Впрочем, по уверению самого профессора, все это уже обсуждалось семь лет назад — безрезультатно, никаких шагов для формирования длинных пассивов не было и нет.

 

 

Василий Солодков, директора Банковского института НИУ ВШЭ

 

Возражения по сути

С тем, что люди не хотят рисковать, замораживая свои миллионы на годы в безотзывных вкладах или сертификатах, с Василием Солодковым согласна вице-президент Ассоциации «Россия» Алина Ветрова: «Вкладчиков пугает не риск, а то, что деньги понадобятся, а взять их негде».

Но в основном члены совета забросали профессора критическими замечаниями. Исполнительный вице-президент АРБ Юрий Кормош заверил, что предложения НИУ ВШЭ не пройдут, поскольку «по 115 ФЗ все инструменты должны быть открытыми».

Финансовый омбудсмен Павел Медведев уверен: «Невелика вероятность, что вторичный рынок будет ликвидным. Человек может не получить даже того, что получит по отзывному вкладу». Василий Солодков уверен, что важно позволить самому владельцу принять решение: продать с дисконтом или держать в ожидании процентов.

Избыток привилегий

Михаил Матовников, представляющий на заседании Сбербанк, заявил, что если предложения НИУ ВШЭ будут приняты, дробильщики получат новый эффективный инструмент, которым непременно воспользуются. Впрочем, эксперт в принципе против страхования сертификатов. «Мы создаем бесконечные лазейки. За день до банкротства вкладчик имеет право купить сертификат. Мы создаем бесконечную ответственность АСВ в размере 100%, в то время как сейчас лимит ответственности небольшой. Этот риск надо понимать», — уверен Михаил Матовников. А вот идею ввести валютные сертификаты он назвал правильной, поскольку 70% вкладов делается в иностранной валюте.

Андрей Мельников возразил, что ответственность АСВ и сейчас велика, и по расчетам увеличится с 64 до 69%. «Никаких изменений с уровнем нашей совокупной страховой ответственности не произойдет», — уверен он.

По итогам обсуждения стало понятно, что у заморских идей нет шансов пройти через российские властные фильтры

Эксперт Центра развития Дмитрий Мирошниченко поддержал позицию АСВ. «Иметь такие дополнительные инструменты неплохо с точки зрения экономики», — считает он. Что касается идеи Василия Солодкова платить возмещение держателям сертификатов в иностранных валютах, у эксперта возникло возражение. Тем самым, по мнению Дмитрия Мирошниченко, предлагается некий привилегированный вклад, и непонятно, почему для владельцев сертификатов должны быть предусмотрены особые льготы, включая выплаты в иностранных валютах — тогда их надо распространить и на обычные вклады. Кроме того, ЦБ должен позаботиться о соответствующей электронной площадке, где эти бездокументарные бумаги будут торговаться, сказал эксперт Центра развития.

Другие эксперты в ходе круглого стола высказали сомнение, что новые привилегированные инструменты удастся провести через Госдуму.

Юрий Исаев заявил, что не стоит отходить от сложившейся в мире практики, когда все страховые выплаты проводятся в национальной валюте.

По брокерскому счету

Еще одна давняя идея Василия Солодкова — разрешить банкам эмитировать брокерские сертификаты, вызвала интерес в зале. Речь идет о том, что клиент, имеющий в банках на счетах сумму, в десятки раз превышающую страховой лимит, не должен бегать с рюкзаками денег, разбрасывая их по банковским вкладам. Вместо этого создается некий банковский пул — что-то вроде российских СРО, в котором банки будут сами искать партнеров для открытия ему застрахованных вкладов.

Таким образом могут, по словам профессора, взаимодействовать даже 100 банков, обслуживая одного клиента. Вкладчик только дает банку номера своих счетов, чтобы один банк не оформил договор дважды.

Подводя итоги дискуссии, Юрий Исаев сказал, что идеи, предложенные Василием Солодковым, имеют право на существование и в России, но не сейчас, а в отдаленном будущем, когда модель финансового рынка станет намного более развитой.

 

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

Василий Солодков,
директора Банковского института
НИУ ВШЭ

 

 

Проблема российской банковской системы в том, что с 1992 года мы не смогли найти ни одного адекватного решения, с помощью которого можно было бы формировать длинные пассивы. Ранее у страны был положительный баланс по движению капитала, положительный счет текущих операций, мы могли об этом не думать. Но когда возникают серьезные внешнеполитические проблемы, когда у нас единственным кредитором, тем, кто формирует длинные пассивы, становится ЦБ, что абсолютно неадекватно, надо думать, что можно вместо этого предложить.
Реальная альтернатива, которая у нас с вами есть, — это либо безотзывные вклады, либо сберегательные сертификаты. Других инструментов пока не придумали.
С безотзывными вкладами понятно: мы должны ввести некий мораторий на изъятие вкладов в течение всего его срока, что, как мне кажется, нарушает нашу конституцию, либо ввести рыночный инструмент под названием «сберегательный сертификат», который достаточно хорошо действует в США.
Что общего у сберегательного сертификата, который предлагается сейчас АСВ, и депозитного или сберегательного сертификата в США? Они решают проблему для банка приобретения длинных пассивов по фиксированной цене. И они входят в систему страхового покрытия. И колоссальный прорыв, наверное, единственный, который может быть сделан нашим законодателем — это то, что сберегательный сертификат признается неэмиссионной ценной бумагой. Раньше все выпуски сберегательных сертификатов необходимо было регистрировать в ЦБ.
А дальше начинается разница. В предложении АСВ сберегательный сертификат будет документарной ценной бумагой. Пусть будет и документарная в дополнение к ней. Что заставляет в 2014 году иметь документарную ценную бумагу, когда вполне возможно ее сделать бездокументарной? Система идентификации, система электронных платежей работает, и наличие бездокументарной ценной бумаги позволит просто получить дополнительные свойства этой бумаги, которые позволят открывать ее, где угодно: придя лично в банк, общаясь с банком через систему удаленного доступа, телефон. Главное — идентификация клиента. Я не вижу здесь никакой проблемы.
Второе различие: в США депозитный сертификат не дифференцируется в зависимости от срока с точки зрения возмещения. Это правильно, потому что та система, которая предлагается в РФ, ведет к тому, что не рынок регулирует ответственность сторон, а законодатель берет это на себя, устанавливая жесткие фиксированные сроки, по которым будет назначаться дифференцированное возмещение.
Соответственно, из этого вытекает и привлекательность той или иной ценной бумаги. Возможно, это произойдет через процентные ставки, которые банки сами будут устанавливать на различные сберегательные сертификаты по соответствующим срокам, это будет дело банка.
Но, наверное, необходимо, чтобы были дифференцированные, в зависимости от величины ставки, проценты отчисления в систему страхования.
В случае если параметры выпуска сертификата регулирует сам банк, он распределяет риски между собой и между тем, кто этот сертификат покупает. Это рыночное решение.
У нас четко пишется, что права отзыва нет. Если вы возьмете стандартный американский сертификат, там тоже вроде бы нет права отзыва, но банк может отозвать сертификат, но вам проценты за последние полгода или последние три месяца не будут выплачены.
В США существует вторичный рынок, и если покупателю сертификата потребовались средства, он может быть реализован на вторичном рынке с соответствующим дисконтом, при этом интересы банка не страдают, поскольку процентная ставка на весь срок действия сертификата остается фиксированной.
Еще очень важный вопрос: в какой валюте открывается сертификат? Тут все просто — он открывается в рублях. Кто готов открыть сертификат на три года в рублях по любой процентной ставке? Сертификаты должны открываться в разных валютах, но, чтобы не возникали риски ни у эмитентов сертификата, ни у АСВ, отчисления будут осуществляться в валюте сертификата. И страхование суммы свыше покрытия АСВ.
Вторе — что может позволить сделать сберегательный сертификат действительно привлекательным и действительно источником пассивов — это возможность управления рисками. Рисками ликвидности, процентным риском и валютным риском. Наличие вторичного рынка закрывает
риск ликвидности. Интересы банка не страдают, он получает пассивы на весь срок действия сертификата по фиксированной ставке.
Второй момент связан с управлением процентным риском. Процентные ставки меняются. Если возникает длинный пассив, то совершенно непонятно: к концу срока действия данного сертификата — это выгодно или невыгодно как для вкладчика, так и для банка. В американской финансовой системе банк-эмитент в любой момент может его отозвать. За это банк начисляет по нему чуть более высокий процент. То есть в случае падения ставки на длительном интервале времени банк имеет возможность себя защитить.
Сертификаты могут выпускаться с привязкой к какой-то базовой ставке. Допустим, ключевая ставка плюс-минус какое-то количество процентов. Они могут быть на плавающей ставке, то есть варианты могут быть самые-самые разные, и все это фиксируется в конкретном договоре между банком и покупателем сертификата.
В условиях волатильности рубля, для того чтобы у нас сформировались пассивы и вкладчики не складывали деньги в кубышки или в депозитарий, а держали просто в банке в рублях, для сертификата необходимо иметь в том числе и валютную форму. У АСВ есть же опыт работы, когда страхуется валютный вклад, разница в том, что возмещение происходит в рублях по курсу. Никто не мешает делать отчисления от вклада в валюте вклада и возмещать в той же самой валюте, чтобы ни агентство, ни вкладчик не брали бы на себя риск изменения курса.
Как вопрос размера страхового покрытия для больших вкладов решается в США? Страхуется 250 тыс. долларов на одно лицо в одном банке.
Банки образовали между собой ассоциацию CDARs — в нашем понимании СРО. Клиент приходит в один банк с паспортом, идентифицируется и просит открыть сертификат 25 млн долларов, что превышает в 100 раз размер страхового покрытия.
Банк получает информацию о том, где у клиента еще открыты счета, связывается с банками-контрагентами, и каждый из них, отчисляя соответствующую сумму в систему страхования, отрывает сертификат в пределах 250 тыс. долларов. Это не несет дополнительных рисков для системы страхования, потому что узаконивает ту практику и то законодательство, которое сейчас есть.






Новости Новости Релизы
Сейчас на главной

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ