Вход Регистрация
Подписка

Девальвация оценки

11.07.2016

Переоценка залогов по новым правилам может иметь для банков последствия вплоть до отзыва лицензий

Одной из инициатив, принятых под конец работы Госдумы, стал Закон «О внесении изменений в ст. 72 и 73 в Закон о Банке России и ст. 33 Закона “О банках и банковской деятельности”». Практическое применение ряда положений, содержащихся в нем, противоречат действующему законодательству, а потому их выполнение вызывает серьезную настороженность рынка.

В первую очередь речь идет об изменениях в Федеральном законе 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» от 10 июля 2002 года. Процитирую отрывок из нового Закона, которым вносятся поправки в статью 72, часть «б» Закона о Банке России. «…дополнить частью девятой следующего содержания: “В целях оценки активов и пассивов кредитной организации, в том числе достаточности резервов, создаваемых под риски, Банк России в установленном им порядке проводит экспертизу предмета залога, принятого кредитной организацией в качестве обеспечения по ссуде, включающую установление фактического наличия предмета залога и его осмотр, установление правового статуса предмета залога, а также суждение о стоимости предмета залога, выносимого на основании федеральных стандартов оценки, предусмотренных статьей 20 Федерального закона от 29 июля 1998 года № 135-ФЗ “Об оценочной деятельности в Российской Федерации”». Кредитная организация формирует указанные резервы с учетом результатов экспертизы предмета залога, проведенной Банком России».

Следует обратить внимание на фразу «а также суждение о стоимости предмета залога, выносимого на основании федеральных стандартов оценки…». Произошло именно то, против чего мотивированно возражало банковское сообщество: судя по всему, штатные оценщики ЦБ теперь будут диктовать банкам, какую величину резервов создавать, опираясь на ими же проведенную «экспертизу предмета залога», и выносить на ее основании «суждение о стоимости».

В новом Законе сказано, что такое суждение выносится «на основании федеральных стандартов оценки». Однако Законом об оценочной деятельности и федеральными стандартами предусмотрена только одна форма документа: отчет об оценке, там нигде не упоминается «суждение о стоимости».

Сложившаяся практика

Таким образом, в один момент рушится налаженная схема взаимодействия «банк — независимый оценщик», за десятилетия доказавшая свою работоспособность и надежность. Даже после того, как по инициативе ФАС практика официальной аккредитации оценочных компаний при банках была признана фактором нарушения антимонопольного законодательства (что обязало банки принимать отчеты любой оценочной компании или индивидуального предпринимателя-оценщика), отбор сохранился. Кредитные организации как потребители оценочных услуг ратуют за то, чтобы с ними работали наиболее надежные и профессиональные оценочные компании. Требования к профессиональным оценщикам постоянно ужесточаются, в том числе в 2016 году приняты новые законодательные нормы их сертификации по 27 направлениям оценочной практики.

Сложившаяся схема выглядела следующим образом. Клиент приносил в банк отчет об оценке залога, выполненный независимым оценщиком или оценочной компанией, выбранной им самостоятельно или из перечня оценщиков — партнеров банка. Оценка залогового имущества проводилась на определенную дату, и банк при выдаче кредита принимал этот залог с определенным дисконтом, рассчитанным экспертами банка. В ходе действия кредита залоговая служба банка осуществляла мониторинг изменения стоимости объекта залога. Соответственно с учетом действующих требований банк исчислял резервы по этому кредиту.

Такая схема взаимодействия предполагала также, что клиент, сам банк или ЦБ (по итогам проверки этого банка) вправе написать жалобу в оценочную СРО, если считают, что отчет содержит признаки недостоверности в части соответствия законодательству или искажения стоимости. При этом оценщик, чей отчет получил серьезные нарекания (в том числе со стороны ЦБ), мог быть дисквалифицирован дисциплинарным комитетом СРО, а при систематических жалобах дело доходило до запрета на профессию.

Вопрос квалификации

Понимания, как будет работать новая схема, пока нет. Зато очевидно, что сотрудники ЦБ получили огромный объем полномочий. При этом квалификационные требования к экспертам ЦБ (стаж работы, образование, сертификаты и т.д.) нигде не прописаны. Более того, законодательно не регламентирован порядок оспаривания их действий.

Открытым остается также вопрос, по каким методикам и в каком объеме это «суждение о стоимости» будет выполняться сотрудниками регулятора. Будут ли они также полноценно и многосторонне изучать объект залога или прибегнут ограничатся обзором Интернета на предмет поиска аналогов по принципу «что почем»?

Вопрос о компетентности экспертов Центрального банка, увы, возникал неоднократно. В мартовском номере «Б.О» в статье «Нарочно ли придумано» я приводила некоторые замечания Центрального банка на отчеты независимых оценщиков, рассматриваемые на дисциплинарных комитетах СРО. В целом впечатление — не в пользу компетентности авторов таких жалоб. При этом общий тренд — оценка залога, по мнению сотрудников мегарегулятора, завышена, и этому находятся разнообразные обоснования.

Хочется верить, что указанные ранее замечания в адрес профильных экспертов ЦБ стали поводом для более жесткого контроля со стороны регулятора за выпускаемыми их сотрудниками жалобами на оценочные отчеты. Но если выработка «суждения о стоимости» будет проходить в том же ключе, что и ранее, стоит уже сейчас задуматься о внесении изменений в только что принятый Закон либо прописать механизм урегулирования разногласий, в том числе с привлечением профессионального оценочного сообщества.

Опора на профессионалов

В экспертных советах оценочных СРО работают профессиональные оценщики с многолетним опытом, и я призываю не игнорировать целый пласт профессионалов рынка, полностью заменяя их должностными лицами ЦБ. Тем более что на рынке трудятся около 18 тыс. оценщиков, и 10–15% их работы как раз связано с определением стоимости залогов. Каким образом небольшой коллектив сотрудников территориальных органов ЦБ сможет справиться с таким гигантским объемом работы?

Наконец, непонятно, почему в принципе ЦБ ставит под сомнение стоимость актива, если она была оценена, возможно, несколько лет назад (на момент выдачи кредита) в соответствии с действовавшими на тот момент федеральными стандартами и ценами, а залоговая служба банка ответственно подходила к мониторингу стоимости залога?

Чего ждать

Худшее, что может сейчас случиться, — регулятор начнет диктовать стоимость без права обжалования. Рассмотрим возможные последствия: если профессиональное суждение сотрудников ЦБ будет резко отличаться от текущей стоимости залогов банка, это может привести для кредитной организации к необратимым последствиям. Банку доначислили резервы, у него слетели нормативы. Так и до отзыва лицензии недалеко. А потом оказалось: ошибочка вышла, кто-то промахнулся… Как это доказать? Кто будет отвечать за последствия? Будут ли применяться к сотрудникам ЦБ дисциплинарные воздействия, аналогичные тем, которые накладывают на независимых оценщиков (вплоть до дисквалификации)? Одним словом, вопрос о том, кто и как будет контролировать проверяющих, для банков вовсе не является риторическим!



11.07.2016
Эта статья была разослана 1426 on-line подписчикам bosfera.ru
Материалы альянса финансовых медиа:
Разговоры финансистов

АДРЕСА БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТИ
Перейти в Раздел
Вверх