Вход Регистрация
Подписка
Новости Войти в раздел

Финансовая панорама II

Банковские аналитики Ян Арт, Булад Субанов, Эльман Мехтиев и Павел Самиев обсудили положение дел в банковской отрасли на текущем этапе. Эксперты затронули четыре основные темы: новые тренды в надзоре, ситуация с курсом рубля, новые банковские технологий и представляем избранные фрагменты этой беседы в четырех частях



Summary:

  • По мнению Павла Самиева ситуация с курсом рубля остается до конца года неопределенной. Рынок был для многих успешный в первом квартале. Участники финансового рынка приспособились к новой ситуации, и в публичных беседах демонстрируют уверенность в стабильности и развитии своих бизнесов
  • По мнению Эльмана Мехтиева оптимизм проявляют те участники рынка, которые активно пытаются перестраивать свои бизнес-модели а не занимаются «схемотехникой». Если банк не имеет правильной стратегии и возможности сохранять работу в стрессовой ситуации, то такой банк обречен.
  • Булад Субанов видит выход в развитии банковского сектора и отдельных его игроков в правильном совмещении традиционного банкинга с новыми digital-технологиями. Важен длительный горизонт планирования бизнес-моделей и поиск новых бизнес-моделей с учетом новых реалий.

 

Часть 2. О рублях и настроениях

Ян Арт: Первый случай, когда четыре человека, которые обычно беседуют с другими, беседуют друг с другом, что в принципе позволяет надеяться исключить всех стальных спикеров и уже любые темы раскрывать узким кругом ограниченных людей. Две короткие темы, одна совсем простая на фоне того, что мы обсуждаем: про рубль. Что мы думаем про рубль в плане его перспектив до конца года? Павел, как было у Жванецкого: «вы среди нас единственный интеллигентный человек, вы знаете ноты».

Павел Самиев: Отвечать за рубль тяжело. Потому что, конечно, мы понимаем, что все факторы в какой плоскости они лежат. Прогнозировать цены на нефть я не берусь. Если уж за рубль можно еще что-то сказать, то за нефть я точно не скажу, потому что это не только экономика, тут много факторов. Мы же видим сейчас, получается, три квартала – такой период относительно такой стабилизации и понятно, что все ожидания, которые были относительно ключевой ставки, они в принципе оправдывались. Нужно было посмотреть, что каждый раз перед заседанием примерно большинство, кто прогнозировал те действия сначала снижение, потом сохранение, в принципе они были правы.

Ян Арт: Хорошо то, что плохо стало стабильно?

Павел Самиев: Стало стабильно на том уровне, на который мы вышли несколько кварталов назад, но, в общем-то, из этого никакого вывода нельзя сделать. То, что мы видели сейчас, это такой период, что дальше мы увидим то же самое. Это был действительно короткий период на нем выводов делать невозможно. То, что происходило с нефтью в этот период, это, можно сказать, такой совсем короткий момент в истории этого рынка и до сих пор есть разнонаправленные прогнозы, причем они отличаются в разы. И источники этих прогнозов, они все авторитетные, то есть один авторитетный прогнозист говорит, что нефть пойдет дальше вот так, другой говорит, что она снова рухнет.

Ян Арт: Павел так ответил, что ему в ЦБ можно работать – ничего не понятно, но говорит уверенно, с улыбкой, позитивно. Но я вот к чему про все это. Вот рубль у нас состоял из нефти, т.е. цена рубля состояла из цены нефти. Риск каков, что последние полгода она состоит наполовину из нефти, а наполовину из выборов? То, что может прийти в голову: ой, до выборов держат, а после выборов…

Павел Самиев: Мне кажется, это как раз вряд ли.

Эльман Мехтиев: Надо уточнить, о каких выборах идет речь.

Павел Самиев: Тоже верно. Если те выборы, которые у нас скоро, я думаю, они здесь не сильно важны.

Ян Арт: А те выборы, которые влияют…

Павел Самиев: Ну, когда они еще будут…

Булад Субанов: Подождите, а те, которые «Ослы против слонов»?

Павел Самиев: А, эти выборы? Ну на рубль-то, как говорится, это не сильно влияет.

Ян Арт: Они влияют на все остальное.

Павел Самиев: На нефть влияют?

Ян Арт: На нефть, на доллар, на золото.

Павел Самиев: Как они могут влиять на нефть?

Ян Арт: Побеждает сумасшедший.

Павел Самиев: И что не изменится?

Ян Арт: На нефть, кстати, в меньшей степени. Но я думаю, на системе финансовых обязательств может скорректироваться. Традиционно, после предсказуемой победы, мы традиционно после выборов США всегда наблюдаем ралли долларов и ралли биржевых акций.

Павел Самиев: Пожалуй, согласен...

Ян Арт: Ок, значит, оставим «рупь» там, где он есть и наверно, самый последний момент, мы все с вами в этом сезоне в рамках серии бесед «Банковского обозрения» беседовали с различными людьми на разные темы, и «финтехнические», и банковские, и макроэкономические. Иногда многое зависит не от того, что сказано и о чем говорилось, а как, вот ваше ощущение от настроений? Потому что мое, например, впечатление сбито общением с депутатами, у которых до 18 сентября оптимизм – это просто необходимая вещь, поэтому я не могу здесь судить. А ваше ощущение от настроений? Потому что, сколько себя помню на финансовом рынке - очень много зависит от настроения конкретно Василия, Петра, Ивана, конкретного предправа, зампреда и так далее, которые что-то делают. Булад вот вы вообще носитель позитива, самый позитивный человек в финансовой среде. Ощущение от общения с другими как?

Булад Субанов: На самом деле, как ни странно, ощущения позитивные. Я сужу по нескольким параметрам. Во-первых, с какой частотой люди обращаются за советами, причем не про то, как спастись, а как развиваться. Это первое. Второе: я вижу, как прошли изменения в руководящих позициях нескольких банков и какие задачи люди ставят, прежде всего, перед собой, то есть какие вопросы поднимают. По поводу, мне так хотелось с Павлом в дискуссию вступить, почему рубль отвязался от нефти. И еще, мне кажется, что произошло привыкание к тому, что регулятор работает со скоростью минус две лицензии в неделю и хочется посмотреть, как это повлияет в целом на систему.

Павел Самиев: Оценки тех, с кем удалось побеседовать за последние полгода, они часто, не всегда, но часто отличались под запись и не под запись. Это важный момент. Я столкнулся с тем, что некоторые говорили о том, что да, они строят сейчас планы по развитию, у них есть рост бизнеса в текущем периоде. Первый квартал был у многих был мегауспешный. Ну понятно, что если сравнивать с низкой базой первого квартала прошлого года, там показать какую-то неуспешность тяжело было, но тем не менее, у кого-то на некоторых сегментах рынка, о которых мы беседовали, прямо какой-то мегарост, было все классно и прогнозы их и ожидания по своим компаниям ли банкам на год были тоже хорошие. Но когда мы не обсуждали то, что под запись шло, то зачастую были такие фразы, что, конечно, планы-то хорошие у нас, но в целом-то, реально совсем плохо. У всех все сдулось. И часто бывает, что оценки такие, что мы как-то выкарабкались, как-то еще движемся, но вокруг выжженная земля. Понятно, что все это субъективно. Естественно, что мы все-таки беседовали наверно, с той категорией, которые живы, что-то хотят, у них какие-то есть планы и они могут разговаривать. Наверно, действительно, выборка смещенная в этом смысле, мы взяли. Наверно, слой оптимистов, потому что они, как минимум, сквозь стадии роста, развития…

Ян Арт: Ну да, хотя бы созвонились, связались, договорились.

Павел Самиев: Да, мы с ними встретились, поговорили, да. То есть это уже выборка смещенная. Поэтому, там больше оптимистов. Повторюсь, оценки не под запись, они немножко отличались. Это первый момент. Второй момент, наверно надо отметить, что за последние несколько месяцев оценки более оптимистичными становились, то есть вроде бы ничего не изменилось, по сравнению с началом года что изменилось? Вот по сравнению, может быть, с тем, что было в конце 2014 – начале 2015 года – изменилось, конечно, ситуация сейчас другая и понятно, что был шок, а сейчас шока нет. По сравнению с тем, что было в начале года не изменилось ничего, особо так. Тем не менее, люди настроены лучше. Просто потому что, наверно, это время стабильности, когда оно начинает превышать 6-7 месяцев, уже какие-то механизмы стресса отключаются.

Булад Субанов: Привыкание?

Павел Самиев: Привыкания тоже, да. То, что в июле произошел какой-то прирост ВВП на одну десятую процента… Что это меняет? Было на одну десятую падение. Стало на одну десятую прирост. Ничего не меняет, но привыкли, и в целом, по крайней мере, на коротком горизонте, раз мы в такой ситуации находимся, все считают, что пока она сохраняется такой. То есть наверно просто перестали бояться, что все меняется быстро так, насколько невозможно адаптироваться.

Ян Арт: Плохое стало таким медленным, что уже похоже на хорошее?

Павел Самиев: Уже да.

Ян Арт: Два самых позитивных и улыбчивых человека на банковском рынке высказали свое мнение. Эльман — это человек, про которого все знают, что он в принципе тоже позитивный, но у него всегда на лице написано: «О, если бы вы знали!..»

Эльман Мехтиев: Я после того как Булад и Павел высказались долго думал, что еще могу добавить. Я вспоминаю сейчас те беседы, которые за последний год прошли, и четко могу разделить людей, которые, скажем так, оптимисты, потому что другого выхода нет, и они садятся, работают. И те, которые пессимисты. А знаете, как я их разделяю? Не тем, что, пессимист чаще всего занимается схемотехникой. Выхода нет – ну-ка, давайте, начнем исправлять. И пошла схемотехника. Оптимист не потому, что он оптимист, просто он человек, который ищет выход, если он занимается поиском выхода, он его рано или поздно найдет. Не через схемотехнику, а через смену бизнес-модели, стратегии – чего угодно.

Ян Арт: Об этой классификации ЦБ знает?

Эльман Мехтиев: Я только что ее придумал. Даже запатентовать не успел. Вот это для меня еще открытое ощущение и оглядываясь назад, я могу сказать, что почти 99,9 в периоде, вот такое деление можно было бы сделать.

Ян Арт: Что (при всем неуважении к госструктурам, в том смысле, что мы всегда с оппозиционной точки зрения их критикуем) все-таки наводит на мысль: зачистка банковского рынка Центробанком имела и правильную подоплеку, да?

Эльман Мехтиев: Я бы сказал так: когда смотришь на бизнес-модели этих банков, всегда удивляешься: а где там бизнес-модели? Если она не стрессоустойчивая, то, что это за бизнес-модель? Но есть и случаи, когда, к сожалению, было прямое рейдерство, не со стороны регулятора. Но прямое рейдерство и банки «ложились» именно по итогам. Это не только сейчас, это еще в 2008 году было. Ничего нового в этом нет. Но «ляжет» или займется схемотехникой именно тот банк, который не готов к этому. А дальше различия, почему не готов, потому что нет бизнес-модели вообще никакой, занимаемся всем понемножку и в хорошие времена это проходит, а в тяжелые времена до первого звонка, до первого свистка, или он просто не готовился к стрессу?

Павел Самиев: То, что Эльман сказал, меня натолкнуло на одну мысль. Оптимистов, пессимистов наверно можно разделить на то, что там со схемотехникой.

Эльман Мехтиев: Еще рейтинги присвоить.

Павел Самиев: Само собой, да. Но наверно, еще какой горизонт планирования у них. У оптимистов горизонт планирования, как минимум, среднесрочный. Они понимают, что они чего-то ожидают от будущего. Они понимают, что они сейчас что-то строят, что им принесет плоды через несколько лет. И они считают, что их бизнес будет через несколько лет и возможно даже будет лучше и рентабельней. А у пессимистов горизонт планирования короткий или сверхкороткий. Они не ожидают, что они смогут что-то сделать, что бы потом принесло результаты, поэтому они сейчас делают то, что делать не надо, но потому что они не видят будущего.

Ян Арт: Мне кажется, этот вопрос должен окончательно завершить Булад. Я недавно в Фейсбуке прочитал про одну акцию, то ли она в Татарстане, то ли по всей России, что если на какой-то бензоколонке мужчины, которые оденутся в бикини, получат бензобак бесплатно. И люди оделись в бикини и вышли, получили. Но это мне показалось, экстрим такой. Но это меркнет на фоне Булата Субанова, который в эти времена стал предправом. Это куда смелее. Это тоже ответ на вопрос об оптимизме? Булад, для вас взять на себя сейчас в не самое сладкое, наверное, время, это что? Вы верите в банкинг, это интересная работа и вы сами как смотрите на перспективу?

Булад Субанов: Наверно, пользуясь классификацией коллег, я отношусь к тем оптимистам, которые пытаются управлять горизонтом планирования. Я верю в банкинг, всегда в него верил, но в тот банкинг, который на стыке двух индустрий. Потому что для нас сейчас самым главным вопросом стоит не копирование моделей, не управление, а именно придумывание той модели, которая позволит нам выживать в тех условиях, которые есть сейчас, ведь условия поменять невозможно. Нужно посмотреть именно, что можно придумать. Не секрет, что для этого, в том числе, я очень много стараюсь общаться с коллегами по цеху, потому что если в неделю удается хотя бы с двумя людьми, с которыми я не работаю каждый день, пообщаться, это уже большой-большой плюс к интеллектуальному капиталу. И сегодня я пару очень хороших идей услышал, особенно про классификацию.

Продолжение следует…

Беседа состоялась в студии Finversia.ru 22 августа 2016 года



Эта статья была разослана 1190 on-line подписчикам bosfera.ru
Выбор редакции
Real-time аналитика и Business intelligence (BI) в банке Были времена, когда BI была нужна в финансовой сфере, главным образом, для перевода необработанной информации, собранной внутри организации, в осмысленную, удобную для восприятия человеком форму....
12.03.2017
Материалы альянса финансовых медиа:
Разговоры финансистов

закрыть