Вход Регистрация
Подписка

Одностороннее изменение условий договора банковского счета с физическим лицом

26.04.2017

29 ноября 2016 года Верховный Суд отменил апелляционное определение Московского городского суда и направил на новое рассмотрение дело о взыскании с банка неосновательного обогащения, возникшего в связи с погашением физическим лицом перерасхода на банковском счете после конвертации валюты

Определение вызвало большой интерес у специалистов в области банковского права, поскольку Верховный Суд указал на отсутствие у банков права на одностороннее изменение договоров банковского счета с физическими лицами. Попробуем разобраться в обстоятельствах рассмотренного дела и в вопросе о том, повлияет ли вынесенный судебный акт на правоотношения между банками и физическими лицами по договорам банковского счета.

Обстоятельства дела

Между физическим лицом и Банком был заключен договор банковского счета на расчетное и кассовое обслуживание. Валюта счета — рубль.

16.12.2014 в банкомате стороннего банка физическое лицо сняло с рублевого счета денежные средства в долларах США. В этот день Банк, клиентом которого являлось физическое лицо, при снятии наличных денежных средств в долларах США с рублевого счета конвертировал валюту по курсу Банка России на дату списания со счета, увеличенному на 1,5%.

На следующий день Банк ввел новые правила конвертации валют, согласно которым списание денежных средств со счета осуществлялось по курсу соответствующей валюты, установленному самим Банком на дату списания.

18.12.2014 Банк исполнил поручение клиента от 16.02.2014, но списал денежные средства со счета клиента не по ставке, действовавшей 16.12.2014, а по новым правилам, утвержденным 17.02.2014. Из-за изменения правила конвертации валюты на счете физического лица образовался перерасход (овердрафт). Банк потребовал от клиента оплаты задолженности. Клиент задолженность оплатил, но обратился в суд с иском о взыскании уплаченного Банку овердрафта как неосновательного обогащения.

Суды трех инстанций отказали в удовлетворении требований. Отказ был мотивирован следующим:

• клиент совершал операцию через банкомат стороннего банка и должен был знать о возможном несовпадении даты фактического снятия денег и даты списания денежных средств со счета;

• банк вправе в одностороннем порядке изменять правила конвертации валюты.

Суды сочли, что новые тарифы по курсу валют были введены в соответствии с требованиями законодательства (ст. 845 и 846 ГК РФ), договора банковского счета, заключенного между физическим лицом и Банком, и условиями работы банковских счетов и овердрафтов физических лиц (далее — Условия), с которыми клиент Банка согласился, подписав заявление на открытие счета.

В соответствии с п. 5.3.7 Условий Банк был вправе в одностороннем порядке без согласия физического лица вносить изменения, дополнения в тарифы Банка.

На основании указанных норм суды сделали вывод о том, что физическое лицо знало о том, что дата фактического получения денег и дата списаниях их со счета могут не совпадать.

Списание денежных средств по новому тарифу суды признали законным со ссылкой на п. 1.16 Условий, согласно которому тарифами банка являются действующие тарифы комиссионного вознаграждения банка, и на п. 5.3.7 Условий, по которым банк вправе в одностороннем порядке без согласия клиента вносить изменения, дополнения в устанавливаемые им тарифы.

Верховный Суд1 счел, что нижестоящие суды при вынесении судебных актов допустили существенные нарушения норм материального права, которые привели к неправильному разрешению спора. Позиция Верховного Суда была следующей:

• изменение условий о применимом курсе валюты, о комиссионном вознаграждении банка по общему правилу влечет правовые последствия только на будущее время и не изменяет прав и обязанностей сторон, возникших до изменения условий договора (ст. 453 ГК РФ);

• банк не вправе в одностороннем порядке изменять условия договора с физическим лицом (ст. 310 ГК РФ), поскольку право на одностороннее изменение условий о порядке определения курса иностранной валюты и комиссионного вознаграждения законом не предусмотрено.

В момент написания настоящей статьи в анализируемом деле еще не поставлена точка. Дело еще находится на рассмотрении, и говорить о том, какой будет окончательный результат этого спора, преждевременно.

Влияние позиции Верховного Суда на правоотношения между банком и клиентом

Позиция Верховного Суда о недопустимости одностороннего изменения условий договоров с физическими лицами не нова. Он и ранее указывал на незаконность таких действий.

На мой взгляд, изложенная в Определении позиция никак не должна сказаться на правоотношениях банк — клиент.

Банки в договорах с физическими лицами чаще всего указывают, что измененные условия договора (по тарифу, комиссии и т.д.) вступают в силу по истечении определенного времени после уведомления о таком изменении клиента, и клиент вправе отказаться от договора в случае несогласия с изменениями. Такую ситуацию нельзя назвать односторонним изменением договора.

Согласно п. 1 ст. 452 ГК РФ соглашения об изменении или расторжении договора совершаются в этой же форме, что и договор, если из закона, иных правовых актов, договора или обычаев не вытекает иное.

Договор в письменной форме может быть заключен путем составления одного документа, подписанного сторонами, а также путем обмена письмами, телеграммами, телексами, телефаксами и иными документами, в том числе электронными документами, передаваемыми по каналам связи, позволяющими достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору (п. 2 ст. 434 ГК РФ).

Письменная форма договора считается соблюденной, если письменное предложение заключить договор принято в порядке, предусмотренном п. 3 ст. 438 ГК РФ, в силу которого совершение лицом, получившим оферту, в срок, установленный для ее акцепта, действий по выполнению указанных в ней условий договора (отгрузка товаров, предоставление услуг, выполнение работ, уплата соответствующей суммы и т.п.) считается акцептом, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или не указано в оферте.

Следовательно, к соглашению об изменении договора, заключенного в письменной форме, приравнивается письменное предложение внести изменения в договор и конклюдентные действия лица, получившего данное предложение, свидетельствующие о выполнении указанных в нем условий договора.

Таким образом, если банк своевременно и надлежащим образом доводит до сведения клиента информацию об изменении порядка определения валютного курса, тарифов или комиссий, а клиент продолжает пользоваться банковскими услугами, то в такой ситуации не имеется оснований для признания данного изменения совершенным в одностороннем порядке.

Возвращаясь к определению Верховного Суда, отметим, что исходя из фактических обстоятельств дела Банк не уведомил клиента об изменении условия о порядке изменения валютного курса. Клиент не знал и не мог знать о том, что списание произойдет по иному тарифу, нежели тот, с которым он был ознакомлен. В такой ситуации Верховный Суд абсолютно правомерно применил нормы ст. 310 и 453 ГК РФ в их взаимосвязи, поскольку Банк заблаговременно не уведомил клиентов о вносимых изменениях и не мог применять новые правила к обязательствам, возникшим в прошлом. Банк в данном случае повел себя недобросовестно, применив к клиенту новые правила, которые вступили в силу уже после возникновения обязательства, ведь если бы клиент знал о них, он мог воздержаться от снятия денежных средств или снять иную сумму.

В заключение хотелось бы порекомендовать банкам привести типовые условия договоров банковского счета в соответствие с действующим законодательством и правовой позицией, изложенной в Определении Верховного Суда, если банк в типовых условиях договоров банковского счета с физическими лицами указывает на возможность внесения изменений без предварительного уведомления клиента.


1. Определение Верховного Суда от 29.11.2016 по делу № 5-КГ16-180.



26.04.2017
Эта статья была разослана 1426 on-line подписчикам bosfera.ru
Материалы альянса финансовых медиа:
Разговоры финансистов

АДРЕСА БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТИ
Перейти в Раздел
Вверх