Вход Регистрация
Подписка

Private к нам приходит

10.01.2017

Индустрия Private Banking в России находится в стадии формирования. Во многих банках происходит смешение понятий, они замещают премиальное обслуживание (красивый офис и индивидуальные условия обслуживания) термином Private Banking. При этом у подавляющего числа банков сходны, как сами предлагаемые рынку продукты и услуги, так и их стоимость для клиента

В России идет трансформация банковской системы, происходят сокращение количества банков и их укрупнение и как следствие переток состоятельных клиентов, которые в разных банках ранжируются по-разному (в зависимости от так называемого порога входа на премиальное обслуживание). Например, премиальный клиент малого банка в худшем случае попадает в сегмент Mass Affluent крупного банка, а в лучшем — в сегмент «хайнет» (High Net Worth Individual, HNWI) с усредненным перечнем услуг и сервиса для такого клиента. Почему усредненным? Как бы мы ни сегментировали премиальных клиентов, предложение от банков будет строиться исходя из следующего продуктового набора: депозиты с повышенной процентной ставкой, инвестиции в ценные бумаги (самостоятельно клиентом — услуга брокерского обслуживания или через управляющую компанию — услуга доверительного управления).
В то же время состоятельные клиенты живут решением совершенно иных задач, подчиняясь общемировому тренду. Налоговые администрации многих государств фактически создают разнообразные новые формы взаимодействия и взаимной административной помощи в целях объединения усилий по налогообложению доходов единожды хотя бы в одной из стран, то есть происходит масштабная борьба с уклонением от налогообложения. Для решения подобной задачи существует обмен информацией по запросу, приближается и обмен информацией в автоматическом режиме. Также при этом важно помнить о спонтанном обмене информацией между налоговыми ведомствами разных стран — например, в тех случаях когда налогоплательщики, являясь резидентами в России, предоставляют сертификаты налогового резидента из РФ, а налоговые органы в стране пребывания таких лиц собирают информацию о доходах последних и отправляют в ФНС РФ.
В настоящее время с появлением новых регуляторных требований  банки, декларирующие услуги Private Banking, обязаны знать и понимать все регуляторные новшества, а именно:
•          с 2015 года физические лица обязаны уведомлять российские налоговые органы о своем участии в иностранных организациях в течение одного месяца с даты возникновения или изменения доли участия. В дополнение к этому с 2017 года появляется обязательство об уведомлении налоговых органов о контролируемых физлицом иностранных компаниях даже в том случае, если контролируемая иностранная компания попадает под критерии исключения ее прибыли из налогообложения. При этом физлицу потребуется раскрыть структуру владения и показать все организации, через которые реализуется его участие в такой компании. Не менее интересно и то, что сделки возможно признать контролируемыми, даже если российская компания имеет деловые связи и вступает в правоотношения с компаниями из офшорных юрисдикций. Обо всех таких сделках российские налоговые резиденты обязаны уведомлять налоговые органы; 
•          с 2016 года необходимо уведомлять налоговые органы о движении денежных средств по счету, открытому в зарубежном банке, причем по каждому иностранному счету подается отдельный отчет; 
•          с 2017 года физические лица, участвующие в иностранном трасте и имеющие фактическое право на его доход, обязаны предоставлять в налоговый орган отдельное уведомление.
С 2018 года будет осуществляться обмен налоговой информацией между ФНС РФ и Кипром, а также некоторыми офшорными юрисдикциями. Особо подчеркну, что уже сейчас ФНС имеет и эффективно использует возможность по запросу получить интересующую ее информацию от так называемых налоговых гаваней.
В чем еще необходимо содействие состоятельному клиенту со стороны банков — так это прежде всего определить, налоговым резидентом какой страны он является. Этот вопрос не так прост, как может показаться на первый взгляд. Во-первых, в мире не существует универсального определения налогового резидента, так как определений налогового резиденства столько же, сколько налоговых юрисдикций. Они иногда могут быть схожи, и в основном при определении ссылаются на два критерия: физическое пребывание в стране (не обязательно в рассматриваемом календарном году, так как часто смотрят на предыдущие годы пребывания) либо наличие резиденства в предыдущих периодах. Во-вторых, резидентство связано с центром жизненных интересов клиента, которые могут определяться чем угодно (не только наличием недвижимости в этой стране, но, например, наличием банковских счетов или участием физлица в местных сообществах, общественных организациях). Ограниченное количество юрисдикций, например в США, привязывают резиденство к гражданству. 
Кипр, например, при готовности предоставлять практически в автоматическом режиме налоговую информацию, одновременно создает ряд преференций в целях привлечения инвестиций в свою страну, в том числе используя тот факт, что Кипр является членом Европейского Союза (на этом акцентируется внимание потенциальных инвесторов). К слову сказать, Кипр по официальным данным до недавнего времени считался самым крупным инвестором в российскую экономику и особо активным инвестором, наращивающим инвестиции в банковскую систему РФ.
На Кипре в части предоставления преференций предпринят ряд мер.
1. Введен статус «недомицильного налогового резидента» (non-domiciled tax resident) для физических лиц, не рожденных на Кипре. «Недомицильный налоговый резидент» освобождается от уплаты налогов на дивиденды (17%), на доходы от депозитов (30%) и арендные доходы (3%) со средств, заработанных на Кипре и в других юрисдикциях. 
2. Уменьшены налоги на недвижимость. Налог с прироста капитала (capital gains tax) на недвижимость, купленную  до 31 декабря 2016 года и в будущем проданную за бОльшую цену, не взимается.
Налог на переход права собственности (transfer fee) на недвижимость, облагаемую НДС, не взимается. При приобретении недвижимости, не облагаемой НДС и купленной до 31 декабря 2016 года, ставка transfer fee уменьшается на 50%.
При определенных условиях, приобретая недвижимость, можно воспользоваться льготной ставкой НДС (VAT) в размере 5% вместо действующей ставки 19%. 
3. Отсутствует налог на наследство и действует, пожалуй, одна из самых низких ставок налога на прибыль в Европе (12,5%).
При всем этом великолепии стоит отметить, что зарубежные юрисдикции в последнее время становятся все более открытыми, и вопросов по происхождению российских активов может быть не меньше, чем у страны резидентства физлица, а именно у России. Но в России в отличие от других стран действует «плоская шкала» налогообложения со ставкой 13% полученного дохода.
Вполне очевидно, что возросшие регуляторные требования создают спрос со стороны клиентов на их решение, но также очевидно, что «упаковать» это решение в структурированный продукт, который можно масштабировать на некий клиентский пул, не удастся, необходим индивидуальный подход, каждый клиент — как отдельный бизнес-кейс. Готовы ли к этому российские банки, оказывающие услуги Private Banking, и есть ли для этого соответствующие специалисты? Об этом мы поговорим далее.
Для того чтобы картина была полной, проведем сравнение с зарубежной практикой премиального обслуживания. За рубежом при сложившемся там традиционном обслуживании крупного частного капитала с учетом меняющейся в настоящее время банковской парадигмы на всеобщую открытость и обмен налоговой информацией ситуацию можно обрисовать так: «Ранее при обслуживании клиента банкиры задавались вопросом, сколько они могут заработать, сейчас же — какие риски связаны с его обслуживанием».
Есть определенная схожесть тенденций в России и  а рубежом, а именно рост расходов, связанных с обслуживанием клиентов, в первую очередь за счет комплаенса — внутреннего контроля за соответствием деятельности банка регуляторному законодательству.
Различия заключаются в том, что в России формируется как сам рынок услуги Private Banking (в классическом, западном понимании), так и его наполнение (в смысле продукта). За рубежом рынок данных услуг сложился, определены банки — лидеры этой индустрии и, что немаловажно, есть профессионалы данной индустрии и интересные продукты.
В качестве небольшого отступления приведу следующие два примера продуктового предложения, точнее — структурного решения, так называемой страховой упаковки для актива:

  • клиент приобретает страховой полис по стоимости этого актива, который не является контролируемым со стороны компании; 
  • классический полис страхования жизни с выплатой в случае наступления страхового случая, который интересен тем, что позволяет в юрисдикциях, где существуют налоги на наследование, минимизировать проблемы, связанные с налогом на наследство. Это позволяет быстро передать наследникам ликвидную часть капитала, не замораживая сам актив, для получения свидетельства о наследовании у нотариуса и приумножить этот капитал.

Здесь же банки могут предоставить клиенту кредит на приобретение этого полиса. Сам же полис может являться предметом залога при этом либо при последующем кредитовании. Зарубежные страховые компании предлагают подобные полисы как средство размещения капитала с доходностью, сопоставимой с высокорейтинговыми облигациями. Таким образом, страховые компании в этом случае предлагают совмещение функций доходов от облигаций и полиса страхования (клиент может вернуть средства, затраченные на приобретение полиса, по истечении определенного периода времени, с доходностью, сопоставимой от размещения этих средств в облигациях).
Очевидно, что подобные страховые полисы могут использоваться клиентами как для решения задач по сохранению семейного капитала, так и для решения бизнес-задач. В некоторых случаях при сделках M&A требуется наличие такого страхового полиса в качестве страхования бизнеса от потери одного из бенефициаров. 
Вернемся к зарубежным банкам. С учетом расходов и низкой маржинальности услуг по обслуживанию состоятельных клиентов (прежде всего это характерно для среднего премиального сегмента) зарубежные банки передают на аутсорсинг клиентов специализированным компаниям, оставляя за собой функции расчетного банка. В России же, напротив, происходит «обвязывание» премиальных клиентов услугами, носящими для банка больше пассивный характер. При этом предложение ограничено, что связано с так называемыми альтернативными инвестициями и в большинстве отсутствием специалистов этого профиля. 
Возможно, именно поэтому сразу два московских вуза объявили о старте в октябре 2016 года учебных программ по подготовке специалистов индустрии Private Banking & Wealth Management. Одна из программ носит название «Частный банкир», вторая — англоязычная программа EМВА Private Capital Management & Luxury Industry.



10.01.2017
Эта статья была разослана 1406 on-line подписчикам bosfera.ru
Материалы альянса финансовых медиа:
Разговоры финансистов

АДРЕСА БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТИ
Перейти в Раздел
Вверх