Вход Регистрация
Подписка

Трансграничные обеспечительные меры при взыскании задолженности в Европейском Союзе

02.05.2017

Проблема применения обеспечительных мер, наложенных судом, на территории иностранного государства служит предметом многих правовых исследований1 . Практическую актуальность проблемы сложно переоценить: ситуация, когда активы должника, контроль над которыми необходим для гарантирования исполнения будущего решения суда, расположены на территории иного государства (а нередко — не территории нескольких государств), является весьма распространенной

Тем, кто сталкивался с необходимостью привести в исполнение акт иностранного суда о наложении мер по обеспечению иска на территории РФ, известна сложность реализации данного механизма в российских судах. Дело в том, что еще в 2004 году Президиум ВАС РФ указал, что определения иностранных судов о применении обеспечительных мер «не подлежат признанию и принудительному исполнению на территории РФ, поскольку не являются окончательными судебными актами по существу спора, вынесенными в состязательных процессах»2 . Как отмечают исследователи, «российские арбитражные суды последовательно отказываются признавать данные определения, утверждая, что они не относятся к решениям иностранных судов, разрешающих спор по существу, но представляют собой акты о применении иностранным судом обеспечительных мер»3 .

Не решена данная проблема и на наднациональном уровне. В юридических публикациях отмечено, что действующие в рамках СНГ международные договоры не предлагают однозначного и эффективного регулирования в отношении обеспечительных мер4 , что позволяет государственным судам делать вывод о неотнесении содействия в наложении обеспечительных мер к видам правовой помощи, которую государства Содружества договорились оказывать по гражданским делам5 .

Иначе дело обстоит с обеспечительными мерами, испрашиваемыми истцами в странах Евросоюза в отношении активов должника, расположенных в иных государствах — членах Евросоюза. 18 января 2017 года вступило в силу Постановление Европарламента и Совета Европейского союза № 655/2014 от 15 мая 2014 года (далее — Постановление), установившее регулирование в отношении так называемого Европейского приказа о сохранении счетов (European Account Preservation Order, или EAPO).

Постановление вводит процедуру, позволяющую кредитору наложить арест на банковские счета должника в пределах определенной суммы на территории любого государства, входящего в Евросоюз, с помощью единственного документа — EAPO. EAPO является приказом, который правомочен выносить суд, к юрисдикции которого относится рассмотрение основного требования.

Необходимость установления унифицированного регулирования трансграничных обеспечительных мер в Евросоюзе назрела давно. Значительные суммы задолженности списывались кредиторами по единственной причине — дороговизна и сложность ведения процедур по взысканию сразу в нескольких юрисдикциях. Как отмечается в самом документе, применение обеспечительных мер, принятых судом одного государства — члена Евросоюза, на территории другого государства осложнялось и отсутствием единообразия правового регулирования, приводившим к ситуации, когда условия для наложения обеспечительных мер и их эффективность значительно разнились от правопорядка к правопорядку.

С введением EAPO европейские кредиторы получили возможность использовать все преимущества единого судебного процесса, обладая при этом эффективным средством по контролю за активами должника, расположенными на территории других стран Евросоюза. При этом кредиторы не лишены возможности использовать механизмы правовой защиты своих интересов, предусмотренные национальными законодательствами, если это является более предпочтительным по обстоятельствам конкретного дела.

В своей сущности EAPO разделяет множество черт судебного акта, которым налагаются «внутригосударственные» обеспечительные меры. Так, суд управомочен выдать Приказ, если истец с достаточной степенью убедительности докажет, что в случае, если соответствующий запрет не будет введен, исполнение будущего судебного решения в пользу истца будет невозможно или существенно затруднено. Более того, истец, запрашивающий выдачу Приказа, должен обосновать суду при помощи ключевых доказательств, что его требование с высокой долей вероятности будет удовлетворено.

Предметом Приказа может быть исключительно заморозка денежных счетов, открытых в кредитных организациях, которые уполномочены на прием денежных средств в депозиты и выдачу денежных средств в качестве займов. Счета, открытые должником в любых иных финансовых и страховых организациях, таких как инвестиционные и пенсионные фонды, трасты, лизинговые и факторинговые предприятия, не подлежат аресту в соответствии с Постановлением.

EAPO может быть выдан на любой стадии рассмотрения гражданского или коммерческого (между предпринимательскими субъектами) спора, в том числе до принятия искового заявления, а также после вынесения решения. Как и в случае с принятием обеспечительных мер государственными судами, от кредитора может потребоваться предоставление встречного обеспечения, гарантирующего, что все убытки должника, вызванные заморозкой счетов, будут компенсированы в случае, если иск не будет удовлетворен.

Для целей принятия Приказа суд, уполномоченный рассматривать основной спор, по заявлению кредитора может запросить у соответствующих компетентных органов государства, на территории которых у должника, по предположению кредитора, имеются счета, сведения о таких счетах и объемах денежных средств на них. Более того, для эффективной имплементации таких механизмов информационного взаимодействия государствам — членам Европейского союза рассматриваемым Постановлением предписывается обеспечить наличие непрерывно функционирующих институтов сбора и передачи соответствующей информации.

Поскольку именно от истца исходит инициатива получения судом информации по банковским счетам должника в конкретной юрисдикции, кредиторам следует уделить особое внимание предварительному исследованию местонахождения активов должника.

Важнейшей гарантией сохранности имущества является неосведомленность должника о предстоящем применении к нему обеспечительных мер. В связи с этим должник не оповещается о заявлении о выдаче EAPO, не вызывается в судебное заседание по рассмотрению обоснованности заявления и не информируется о выдаче EAPO вплоть до момента его реализации.

Введение в действие механизма трансграничного применения обеспечительных мер является позитивным шагом. Неизбежным последствием для хозяйствующих субъектов, осуществляющих деятельность на территории Евросоюза, станет снижение издержек, связанных поиском надлежащей юрисдикции и участием в нескольких судебных процессах на территории различных государств. Дополнительным экономическим эффектом станет уменьшение издержек на юридическую помощь в получении сведений об особенностях процессуального законодательства государств, в которых, как предполагается, размещены активы должника.

Вместе с тем значительно повышаются требования к осведомленности кредитора, рассчитывающего на получение EAPO, в отношении нахождения в конкретном государстве банковских счетов, принадлежащих должнику. В данном случае решающую роль может сыграть заблаговременное привлечение кредитором консультантов, оказывающих услуги в области asset tracing, или поиска активов. Будучи результатом анализа широкого спектра источников информации, процедура asset tracing обеспечит получение кредитором обширных и аутентичных сведений о реальном имущественном положении должника, в том числе о местонахождении банковских счетов, что может быть эффективно использовано в рамках получения Приказа в европейском суде.


1. Нешатаева Т.Н. Решения Европейского суда по правам человека: новеллы и влияние на законодательство и правоприменительную практику: монография. — М.: Норма, ИНФРА-М, 2013. — 304 с.; Рожкова М. Обеспечительные меры иностранного суда // ЭЖ-Юрист. — 2006. — № 30; Зацепина Т.Н., Нагорная Э.Н. О некоторых проблемных вопросах исполнения иностранных судебных актов в государствах — участниках СНГ (на примерах правоприменительной практики Экономического суда СНГ) // Международное право и международные организации. — 2015. — № 3. — С. 313–330; Костин А.А. Некоторые аспекты признания и приведения в исполнение иностранных судебных актов в арбитражном процессе РФ // Российский юридический журнал. — 2014. — № 3. — С. 151–159.
2. Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 07.07.2004 № 78 «Обзор практики применения арбитражными судами предварительных обеспечительных мер».
3. Костин А.А. Некоторые аспекты признания и приведения в исполнение иностранных судебных актов в арбитражном процессе РФ // Российский юридический журнал. — 2014 — № 3.
4. Зацепина Т.Н., Нагорная Э.Н. О некоторых проблемных вопросах исполнения иностранных судебных актов в государствах — участниках СНГ (на примерах правоприменительной практики Экономического суда СНГ) // Международное право и международные организации. — 2015. — № 3.
5. См. п. 31 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 9 июля 2013 г. № 158 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел с участием иностранных лиц»: «Арбитражный суд отказывает [выделение наше. — Авт.] в исполнении поручения иностранного суда о принятии обеспечительных мер, направленного в порядке оказания правовой помощи».



02.05.2017
Эта статья была разослана 1426 on-line подписчикам bosfera.ru
Материалы альянса финансовых медиа:
Разговоры финансистов

АДРЕСА БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТИ
Перейти в Раздел
Вверх