Вход Регистрация
Подписка

Туротрасль: богач — бедняк

07.07.2017

Представители туротрасли заявляют: рынок путешествий пребывает в депрессии. После резонансных банкротств банки относят кредиты турбизнесу к высокорискованным

Миллионные долги банкротов

В разное время с рынка ушли «тяжеловесы» туристической отрасли: «Ланта-тур вояж», «Капитал-тур», «Роза ветров Мир», «Нева», «Лабиринт» и другие. В мае залихорадило сегмент чартерных авиаперевозок. Задерживали или вовсе отменяли рейсы компании «ВИМ-авиа». В сентябре 2015 года прекратил деятельность крупнейший авиаперевозчик, аффилированный с турфирмами, — «Трансаэро», и это несмотря на взятый накануне в ВТБ девятимиллиардный кредит.

Первым и самым громким событием стал уход с рынка «Ланты». Туроператор объявил о приостановлении деятельности в 2012 году. В марте 2016 года Арбитражный суд столицы поставил точку в этом печальном деле. Как и многие, компания «Ланта» жила в кредит.

В чем специфика турбизнеса? Очень кратко. Накануне сезона туроператор разрабатывает стратегию (выбирает направления) и «собирает» турпакет: бронирует отели (либо вносит аванс — как правило, на заемные средства, либо договаривается об отсрочке, но платить все равно надо), аналогичная работа ведется с перевозчиками. Еще несколько лет назад национальный перевозчик «Аэрофлот» проводил электронные торги, на которых туроператоры могли забронировать (выкупить) свободные блоки мест на регулярных рейсах под свои нужды (сегодня места продаются строго под конкретный заказ). Также заключались договора с авиакомпаниями, специализирующимися на чартерных перевозках. Затем операторы предлагают сформированный турпродукт агентскому рынку. Турагентство, в свою очередь, живет на комиссию, которую туроператор ему выплачивает за каждый проданный тур. А тут начинается самое интересное — рынок переполнен, предложений больше, чем клиентов (с каждым годом это ощущается все сильнее), надо выбирать — или демпинг и барахтанье за счет оборота, или в цену заложена прибыль, но трудно продавать задорого, если турист торгуется за каждые сто рублей.

Проще говоря, расходы у туроператора образуются внушительные, а доход — пока еще гипотетический. Окупится направление или выйдет убыток — как гадание на кофейной гуще. К слову, именно так возникают горящие туры или сверхдешевые билеты на чартеры. Если программа запущена, то лучше получить — условно — хоть сто руб­лей, чем гонять туда-сюда пустой борт. Если туриста нет, а долги копятся, выход один — идти в банк. Чем «Ланта» и прочие банкроты регулярно занимались. Спусковым крючком в деле «Ланты» стал отказ Мастер-банка (который позднее и сам лишился лицензии ЦБ) предоставить очередной денежный транш в размере 30 млн рублей. Финал оказался трагичным: сотни «зависших» туристов, миллионные долги. В список кредиторов «Ланты» вошли НОМОС-банк, Мастер-банк, ВТБ, который по личному указанию Владимира Путина ссудил агонизирующему туроператору 7 млн долларов, ряд других финансовых институтов. Всего на сумму 1,1 млрд рублей. На март 2016 года удалось погасить лишь полтора миллиона. Остальные долги признаны невозвратными. Судебная точка поставлена.

К слову, совладелица «Ланты» Людмила Пучкова продолжает трудиться в сфере туризма, занимается продажей круизов, но, возможно, уже более скрупулезно сводит дебет с кредитом.

Схожая схема и у других банкротств. Лихорадка, поиск кредитов, иногда успешный, конвульсии, приостановка деятельности, внешний управляющий, процедура банкротства, три копейки кредиторам и прощенные долги.

Как регулируется турбизнес

Туризм в России — примерно как дитя у семи слепых нянек. Официально его вывели под юрисдикцию Министерства культуры РФ. Кроме того, есть Федеральное агентство по туризму (Ростуризм) — вроде как регулятор, но на самом деле не очень. Ростуризм ведет госреестр туроператоров (это единственно верный легитимный список участников рынка), собирает статистику, но особо на ситуацию не влияет. Был случай, когда туроператор, не числившийся в реестре, вовсю продавал туры, а собрав деньги, смылся в неизвестном направлении. Кстати, так и не нашли, деньги людям не вернули. Откуда возвращать, если туроператор в списках не значился и де-юре не существовал? «Это дело правоохранительных органов», — комментировали тогда чиновники. Есть еще Ассоциация «Турпомощь», куда туроператоры вносят либо 1% выручки от реализованных туров, либо 100 тыс. рублей единовременно, если это новое юрлицо. Это общественная организация, цель которой в случае банкротств возвращать туристов за счет средств из «общего котла». Известный факт — маржинальность турбизнеса составляет около 2%; как при этом откладывать на взносы 1% и еще на что-то жить, регуляторы не объясняют. Есть и другие общественники — Ассоциация туроператоров России (АТОР), Российский союз туриндустрии, Альянс туристических агентств (АТА). Чем конкретно занимаются все эти люди — не очень понятно, но что-то контролируют и общаются с журналистами.

Туризм регламентируется отраслевым Законом «Об основах туристской деятельности в РФ», последняя редакции датирована 1 января 2017 года. Как принимался этот документ — отдельная песня. Наверное, ни один закон в РФ столько не переписывался. Согласно этому Закону, чтобы туроператор попал в реестр Ростуризма, он должен внести финансовую гарантию в размере 50 млн рублей (Законом прописаны и другие варианты).

В конце июня Ростуризм сообщил, что исключил из реестра только за месяц 300 туроператоров. По оценкам наблюдателей, по новой версии Закона, процедура восстановления в официальном перечне поставщиков туруслуг существенно усложнилась. В частности, для того чтобы снова попасть в реестр, компании надо на год сменить все руководство, поскольку при исключении действующее должностное лицо автоматически признается не соответствующим заявленным к туроператору требованиям на ближайшие 12 месяцев.

«Закручивание» гаек еще продолжится. Владимир Воробьев, президент «Натали Турс», сказал, что для туроператоров планируют ввести «нормативный размер маржи платежеспособности» из расчета 7% общей цены турпродукта за год: «По сути, задана планка рентабельности, с которой, в свою очередь, связана ожидаемая цифра налоговых поступлений. Эта информация доводится до операторов через банки. Кроме того, есть желание, чтобы тур­отрасль платила дополнительный налог — от 1 до 1,5% оборота».

Операторы стонут — Закон постоянно меняется, в нем много спорных моментов, все хотят денег, а платежеспособная клиентура уходит в «самотуристы». В итоге многие участники рынка живут по принципу «здесь и сейчас», пытаются урвать, получить сиюминутную выгоду любыми способами, пока снова что-то не закрыли или не открыли, не запретили, не ввели. Отсюда непродуманные недальновидные решения, которые могут привести к еще большему кризису в отрасли. Оксана Вулых из компании «Алеан» так описала текущую ситуацию: «Вы и сами видите: отели, туроператоры, турагенты, туристы перестали понимать ценность друг друга. Профессионалы туротрасли уже не формируют спрос, ценовую политику, не управляют продажами. Сегодня правила диктует клиент. При этом уровень доверия к турагентам и туроператорам неуклонно снижается». А как при таком низком доверии рассчитывать на банковские кредиты?

Денег нет, но вы держитесь

Фраза, уже ставшая мемом, отлично иллюстрирует нынешние взаимоотношения турбизнеса с банками. Как считает замдиректора аналитического агентства «Альпари» Наталья Мильчакова, банки кредитуют и всегда кредитовали туроператоров очень неохотно, главным образом потому, что мало у кого есть офисы в собственности или иное имущество, которое может выступить объектом залога: «В этом плане в кредитовании туристической отрасли пока не изменилось ничего. Кроме того, нужно добавить к этому нестабильность туристического сегмента рынка с развитием систем бронирования отелей и продажи авиабилетов онлайн, сложное финансовое положение отрасли в целом из-за кризиса, снижения доходов населения и уменьшения спроса на “премиальные” путешествия».

С этим мнением согласны и в некоторых банках. «У нас среди клиентов представителей турбизнеса нет, — пояснила представитель кредитного учреждения на условиях анонимности. — Кредит можно взять в банке, который обслуживает туроператора, в таком случае понятно его финансовое положение».

В свою очередь, Даниил Кириков, управляющий партнер Kirikov Group, рассуждает так: «Многие представители отрасли жалуются на то, что банки часто требуют множество лишних документов перед подтверждением операции. Также банки стали отказывать в оказании услуг интернет-эквайринга туроператорам, так как боятся банкротства организаций. Это приводит к определенной накрутке цен на туры, поскольку компании просто не справляются с изменившимися условиями. Сейчас, правда, ситуация налаживается, хотя определенные проблемы еще есть. К представителям туротрасли, особенно развивающимся, отношение настороженное, поэтому часто требуют предоставления залога и выполнения других подтверждений платежеспособности».

Александр Филатов из Бинбанка считает, что получение кредита на развитие бизнеса (вне зависимости от того, к какой отрасли этот бизнес относится) зависит от конкретных требований банка: «Но у нас есть пример успешного сотрудничества с туризмом — страхование выезжающих за рубеж, этим занимается компания ВСК-страхование».

Что касается залога или имущества, то сегодня крупные тур­операторы имеют в составе своих холдингов авиакомпании. Например, AnexTour летает на собственных «крыльях» — авиакомпанией AZUR air. У Tez-tour имеется «личный» перевозчик IFly, а «Библио-Глобус» зафрахтовал на несколько лет 13 бортов авиакомпании «Россия» (дочка «Аэрофлота»). Но надо понимать, что авиакомпании — это отдельные юридические лица, и самолеты не являются собственностью туроператора. Понятно, кому они реально подотчетны, но банк может засчитать это как дополнительное очко, а может и не засчитать.

У ряда операторов есть свои сети отелей или доля в сети, многие бенефициары туроператоров владеют дополнительными активами, то есть с оформлением кредита под личное поручительство, скорее всего, проблем не возникает. И многие фигуранты дел о банкротстве именно так и поступали. Впрочем, туроператоры категорически не хотят разговаривать на тему финансов. Их позиция — выживали, выживаем, и будем выживать дальше.

В целом «закредитованность» турбизнеса не сильно выше, чем в других отраслях. Так, по данным НБКИ, текущая долговая нагрузка, которая рассчитывается как отношение ежемесячного платежа по всем кредитам к доходу в месяц, у туризма и гостиничного бизнеса составляет по России 34,5 (для сравнения, в СМИ этот показатель равен 28,1, а в образовании — 34,3). Самая высокая долговая нагрузка в Москве, Свердловской области, Республике Татарстан — 32,3, 42,9 и 43,0 соответственно.

Мы не халявщики, мы партнеры

На самом деле в нынешней непростой ситуации и у туротрасли, и у банков цели одинаковые — заработать денег. Все больше банков в рамках программ лояльности выбирают себе в качестве партнеров представителей турбизнеса. Как рассказал Александр Сизинцев, генеральный директор Biletix.ru, взаимное сотрудничество банка и турфирмы дает профит обоим сторонам: «Банк получает дополнительный доход в размере 1-2% каждого проданного в рамках бонусной программы трэвел-продукта. Востребованными являются карты с возможностью накопления миль или с повышенным кэшбэком при покупках трэвел-продуктов. Бонусная программа мотивирует держателей карт делать больше покупок с помощью этой карты. Выгода туристической компании заключается в росте оборота и объема продаж, что затем позволяет получать от авиакомпаний более выгодные условия сотрудничества (читай — скидки при бронировании. — Авт.)».

«Если же речь идет о программе лояльности, в которой бренд туристической компании обозначен, как, например, в случае с программой “Спасибо от Сбербанка”, то помимо продаж туристическая компания получает дополнительную маркетинговую площадку», — сообщил Роман Синенко из «Сбербанка».

Сизинцев добавил, что решения Biletix сегодня используют Альфа-Банк, Банк «Русский Стандарт», ВТБ24. На данный момент наиболее распространенный формат сотрудничества — интеграция банком на своем сайте, в мобильном приложении или в программе лояльности модуля бронирования трэвел-продуктов — авиабилетов, отелей, аренды автомобилей, туристических страховок — с возможностью их полной или частичной оплаты бонусными баллами или с повышенной ставкой кэшбэка. Часто модуль бронирования предоставляется как white-label-продукт, и пользователь не знает, какой туристический сервис или какая компания является оператором, осуществляющим продажу продукта.

По мнению Сизинцева, при выборе трэвел-партнера прежде всего нужно смотреть на его опыт, технические мощности и возможность выполнения взятых на себя обязательств: «Инвестиции в партнерскую программу обязательно должны совершаться с обеих сторон: без качественной постоянной технической и маркетинговой поддержки решение вряд ли “полетит” и не принесет партнерам ожидаемых результатов. Так, если банк не донесет до своих клиентов новость о появившейся возможности бронирования трэвел-услуг, вряд ли стоит ждать впечатляющих результатов. Если же на стороне туристической компании не будет слаженной службы поддержки пользователей, которая сможет оперативно отвечать на вопросы, делать переоформления, обмен или возврат билетов или туров, то банк вместо лояльных клиентов получит армию недовольных пользователей».

Схожие мысли высказала и Наталья Мильчакова («Альпари»): «Программы лояльности в России — вещь субъективная. Как правило, клиент лоялен не банку, а конкретным предложениям. Если другой банк перебьет более выгодным предложением, то клиент уйдет, тем более что в России обслуживание в банках не всегда на высоте, поэтому лояльность сохранять очень трудно. Сегмент программ лояльности, связанных с путешествиями, в последние несколько лет стагнирует, так как раньше такие программы активно практиковала авиакомпания “Трансаэро”, которой больше нет. После ухода “Трансаэро” с рынка очень многие клиенты, часто пользующиеся услугами авиакомпаний, разочаровались в программах лояльности. В плюсе от таких программ, как правило, авиакомпании или туроператоры — при условии, что программа лояльности данного банка привязывает клиента к конкретной авиакомпании или конкретному туроператору. Возможно, в каких-то случаях клиенты выиграют по стоимости, но проиграют в качестве приобретенных услуг. Но чаще всего такие программы в области путешествий приносят очень немного преимуществ и самим банкам, и их клиентам, а издержки высоки».

Весьма скептически к альянсу банков и туроператоров относится Петр Пушкарев, шеф-аналитик компании Teletrade: «Банковские программы лояльности реального интереса лично у меня не вызывают. Как правило, в них входят не самые интересные отели и по более дорогим ценам, чем можно забронировать напрямую на сайте отеля. Сделал я себе один раз карту с милями от одного крупного банка, и что по факту? Попытался забронировать один из отелей в интересном для меня районе в Барселоне — оказалось даже со скидкой дорого. В итоге снял частную квартиру в 200 метрах от центра и в 2 раза дешевле... Вот и выигрыш 5%. Аналогично с перелетами. Предлагают скидку на борта “Аэрофлота”, “Люфтганзы” и еще пяти крупнейших компаний, тарифы которых изначально самые высокие».

Но эксперты отметили, что партнерские отношения банка и туроператора могут начаться с совместного заработка, а в итоге вылиться в доступное кредитование.

Год за годом на рынке схожие настроения, страхи, декламации. Вполне логично, что кавардак последних лет cменяется трендом финансовой устойчивости. Об эффективности турбизнеса станут судить по финансовым показателям, а не по количеству отправленных «голов». Тем, кто хочет не только выжить сегодня, но и остаться на рынке завтра, нужно следить за рентабельностью и не пускаться в дикие аферы.



07.07.2017
Эта статья была разослана 1437 on-line подписчикам bosfera.ru
Материалы альянса финансовых медиа:
Разговоры финансистов

Вверх