Вход Регистрация
Подписка

Денег нет, зато есть маркетплейсы

18.05.2017

Деловая часть программы второго дня XIV Банковского Саммита по инновациям и развитию, организованного компанией ЦФТ на Кипре, началась с пленарного заседания под названием «Финансовый рынок на пути к Digital: вызовы и опыт трансформации»

Эльман Мехтиев, исполнительный директор АРБ, модерировавший панельную сессию , так обозначил ее основной посыл: «В центре нашего обсуждения: предпосылки и особенности трансформации регуляторных требований и бизнес-моделей финансового рынка, как происходящие непосредственно сейчас, так и в ближайшей перспективе».

Уроки цифровой трансформации с Эльманом Мехтиевым

В панельной сессии приняли участие Филипп Гаджен (глава представительства компании Oliver Wyman в России), Татьяна Ушкова (зампред правления Абсолют Банка), Павел Самиев (управляющий директор Национального рейтингового агентства, исполнительный директор АЦ «Институт страхования» при Всероссийском союзе страховщиков), Александр Лукин (генеральный директор НПФ «САФМАР») и Андрей Козляр (CEO Touch Bank).

 

 

Надо сказать, что Oliver Wyman не так давно выпустила объемное исследование «Состояние отрасли финансовых услуг в 2017 году. Цифровая трансформация: пути к повышению стоимости». В частности в нем были такие строки: «Многие финансовые компании с готовностью информируют своих клиентов, сотрудников и акционеров о технологических нововведениях, но далеко не все из них выработали стратегию увеличения акционерной стоимости в условиях стремительного развития цифровых и модульных решений. Такое отсутствие стратегии повлияло на темпы роста капитализации, в частности, крупнейших международных банков и страховых компаний».

Эльман Мехтиев в предыдущий день Саммита не скрывал, что, пользуясь служебным положением модератора, обязательно выяснит у Филиппа Гаджена, что имелось в виду под «модульными решениями», а у Андрея Козляра, как «венгерский аналог Сбербанка» под носом у этого самого Сбербанка проводит эксперименты с созданием полностью цифрового Touch Bank.

Интрига утра этого дня — как именно Эльман Мехтиев, выслушав феерическое выступление Патрика Диксона, это сделает — разрешилась после его вопроса ко всем участникам панельной дискуссии: «Какие уроки на пути трансформации мы можем извлечь из мирового опыта, какие существующие модели лучше подходят для российского бизнеса?». Подспудно слышался и другой вопрос: «Зачем российским банкам говорить о капитализации? Что в ней толку?». Задан вслух он не был, но ответ на него был получен.

По словам Филиппа Гаджена, довольно долгое время финансовые услуги предоставляли, как сейчас модно говорить, вертикально-интегрированные компании. Их особенностью является наличие полного собственного цикла создания добавленной стоимости: от инфраструктуры и разработки до каналов продаж. Цифровая трансформация же открывает их «начинку» через API множеству других игроков. В итоге полный цикл создания стоимости банками разрывается, он становится «модулярным», а степень падения или роста капитализации бизнеса является тем мерилом, который отделяет в глазах современных инвесторов «трубу, коммодити» (например, банки или телекомы) от тех, кто имеет прямой доступ к их клиентам (например, Uber). Поэтому, по словам Филиппа Гаджена, актуальнейший вопрос сейчас: «сохранят ли банкиры свои позиции на рынке, или они будут вытеснены теми, кто на сегодняшний день не являются финансово-кредитными организациями, но легко могут ими стать». «Я прогнозирую, что банки останутся, но при условии принятия ими новых правил игры и коренной своей модернизации при помощи диджитализации. Но это крайне затратная вещь. Поэтому многие банки пытаются сочетать две стратегии: традиционную и цифровую», — предсказывает Филипп Гаджен.

У таких гигантов, как Сбербанк, это получается, он выстраивает вокруг себя полноценную экосистему. Остальным придется концентрироваться на каких-либо приоритетных для них направлениях, модулях, максимально наращивая свои компетенции уже здесь, в модульных экосистемах. В упоминаемом исследовании можно подробно прочитать о трех основных архетипах, функциях, которые финансовые компании могут выполнять в них: агрегаторы спроса, поставщики компонентов и платформы.

Андрей Козляр, отвечая на вопрос модератора, заметил, что диджитализация — это совсем не то, что автоматизация. Это перевод всех бизнес-процессов в real-time. Сделать это быстро, качественно и с приемлемым бюджетом можно только в банке, созданном с нуля. А если организация отмечает, скажем, 70-летний юбилей, как ОТП Венгрии, то лучше рисковать где-то в другой стране. Россия для этих целей по ряду причин подошла лучше всего. Так в Москве появился Touch Bank, успешно конкурирующий с другими цифровыми банками.

Говоря о современных бизнес-моделях, Александр Лукин предложил, когда «начинают больно кусаться финтехи-прилипалы», тщательно проанализировать, почему у них это получается. Если выясняется, что потребителю финансовых услуг нужны сервисы именно от стартапов, то необходимо искать возможности симбиоза с ними, например, на основе обмена информацией о клиентах. Если оказывается что-то не так внутри компании, то надо менять собственную бизнес-модель. При этом обязательно должна быть собственная стратегия развития на перспективу до пяти лет.

Эльман Мехтиев, продолжая разговор с Павлом Самиевым, предложил ему оценить перспективы диджитализации в страховом сегменте финансового рынка. Насколько тренды здесь отличаются от банковского сегмента?

Оказалось, то, что прогнозировал Филипп Гаджен, уже случилось в отечественном страховании, правда, не в лучшем его проявлении. Дело в том, что здесь, например, в ОСАГО или КАСКО в бизнес-процессы включено довольно много участников (ГИБДД, автосервисы и т.д.), каждый со своим вИдением цифровизации. В итоге получается не то, что «модулярность», а, по сути, «изолированность» участков цепочки. На практике это может выглядеть, как отказ дорожной полиции принимать полученные по онлайн-каналам полисы. Эта ситуация, надо отметить, понятна регуляторам и участникам рынка, поэтому предпринимаются усилия по автоматизации сквозных бизнес-процессов. А вот после этого, по мнению Павла Самиева, можно ожидать резкого скачка онлайн-продаж.

«Транзачить» лучше всего с «Билайном»

После небольшого перерыва Эльман Мехтиев передал «жезл модератора» Марии Михайловой (исполнительному директору Национальной платежной ассоциации), которая дала старт второй сессии дня под названием «Транзакционный бизнес в условия цифрового банкинга. Новый взгляд на “клиента” и “продукт”».

 

 

Меняющийся социально-экономический контекст требует от участников финансового рынка практических действий в связи с нарастающим клиентским спросом на высокоточные индивидуализированные предложения и цифровой комфорт при совершении базовых операций. Любое ошибочное предложение клиенту вызывает уже не снисходительную улыбку, а раздражение и может привести к быстрому, а иногда даже полному отказу от услуг банка или другой финансовой организации. Как в условиях открытого предложения, приближающейся API-стандартизации и появления универсального сервиса «Оплатить всё!» строить клиентские стратегии и создавать цифровые продукты? Именно эти вопросы были заданы, а главное, на них были услышаны ответы участников панельной дискуссии. Ими стали: Виктор Шкипин (директор по финансовым продуктам и сервисам компании «Билайн»), Майя Глотова (исполнительный директор процессингового центра «КартСтандарт»), Дмитрий Курганов (директор департамента по развитию кредитных банковских продуктов банка «Ренессанс Кредит») и Светлана Николюк (ЦФТ).

Виктор Шкипин был крайне убедителен и весьма эмоционален. Это помогло ему убедить даже самых недоверчивых в том, что телекоммуникационный сектор исчерпал свой потенциал развития, поэтому не надо драматизировать ситуацию, когда связисты выходят на финансовый рынок. Модель работы сотового оператора с банкирами и платежными системами помогает развиваться как тем, так и другим. При этом связисты считают, что банкиры сильно недооценивают потенциал своего собственного рынка и у них имеется «значительный резерв неэффективности». Что же, большое, как известно, видится на расстоянии.

Дмитрий Курганов рассказал о раздумьях Банка по поводу возможности замены существующих каналов продвижения POS-кредитов через партнеров в пользу использования аутсорсинговой коммерческой сети дистрибуции. Хотя было очевидно, что докладчик имел в виду прежде всего сервис от ГК ЦФТ, Виктор Шкипин не упустил случая дополнить свое выступление сообщением о том, как «Билайн», обладающий огромной базой информации о своих клиентах (их перемещениях, манере оплачивать услуги, статистике посещения сайтов и использования приложений, установленных в смартфон, и т.д.), мог бы обогатить клиентское досье банкиров данными сотового оператора. Нашлась минута, чтобы рассказать о твердой уверенности спикера в том, что в недалеком будущем «Билайн» планирует начать самостоятельно кредитовать наиболее надежных своих клиентов.

 

Виктор Шкипин, «Билайн»

 

Светлана Николюк вернулась к выступлению представителя банка «Ренессанс Кредит» и предположила, что возможен пилотный проект с этим банком и ГК ЦФТ, суть которого — предоставление доступа более чем к 6 тыс. точек продаж банковских продуктов, принадлежащим банкам — партнерам ЦФТ на условиях аутсорсинга. ЦФТ является при этом своего рода кредитным брокером, то есть той точкой, которая будет связывать «Ренессанс» непосредственно с клиентом в названных точках продаж. А поскольку они находятся в отделениях банков, а не в торгово-сервисных предприятиях, расширяется спектр продуктов, которые Банк может предложить населению.

Ложка меда от ЦФТ досталась и Виктору Шкипину. Майя Глотова, рассказывая о трендах, которые видят в процессинговом центре «КартСтандарт», согласилась, что полным ходом идет интеграция банков с нефинансовыми компаниями, в первую очередь с телекомами. Но она предложила представителю «Билайна» при этом не тянуть каждому на себя «одеяло комиссионных доходов», а объединиться в поисках золотой середины. Это — во-первых, а во-вторых, «каждый банк видит свою версию правды о клиенте» из-за частичного покрытия клиентского опыта той или иной организацией.

Нужно учиться интегрировать разные базы знаний, а главное, делать на их основе клиентам предложения, нужные им здесь и сейчас, а это уже твердый фундамент для построения систем лояльности и удержания клиентов как банками, так и телекомами. Ведь, по словам Виктора Шкипина, различие между некоторыми из них только в «количестве Дмитрия Нагиева или Сергея Светлакова» в телевизионной рекламе. При этом, естественно, все должно быть в полном соответствии с действующим законодательством о персональных данных.

Блокчейн уже давно здесь, но кому он реально нужен?

Темой третьей сессии стало обсуждение вопроса «Настоящее и будущее блокчейна, или Как уже сегодня зарабатывать на новых технологиях?». Обсуждались следующие темы:

• Зачем блокчейн нужен банку?

• Будущее уже здесь. Как Альфа-Банк использует блокчейн сейчас? Обзор двух текущих проектов («Альфа-Поток» и S7)

• Командная игра, или Как индустрия готовится к инфраструктурным проектам на блокчейне. Будет ли прорыв в сфере аккредитивов?

Не менее интересными были ответы на интригующий вопрос: «Чего не изменит блокчейн в ближайшем будущем?». На этот вопрос с главной сцены Саммита давали ответы Николай Хлопов (партнер компании THI), Максим Азрильян (главный системный интегратор «Альфа-Банка») и Константин Харин (директор по работе с финансовыми организациями в IBM Россия и СНГ). В качестве кратких выводов можно отметить следующие.

• Существует ряд успешных примеров проектов из совершенно разных финансовых сфер (от страхования и депозитов до управления инвестициями). Но везде речь идет исключительно о блокчейне, а не криптовалютах.

• Сегодня используются как открытые платформы (Etherium), так и закрытые (Hyperledger, Rippe и т.д.). Консорциумы Hyperledger и R3 здравствуют и развиваются.

• Самый быстроразвивающийся проект Linux Foundation в истории — Hyperledger — наиболее интересен IBM. Из числа российских компаний его членами являются Сбербанк и Московская биржа. IBM в марте 2017 года сообщил о запуске блокчейн-сервиса на базе технологии Hyperledger Fabric. Новый продукт под названием IBM Blockchain обладает широким функционалом для создания коммерческих приложений и способен обрабатывать более 1 тыс. транзакций в секунду.

• Блокчейн эффективен при наличии экосистемы. Основные сектора его применения — платежи, страхование, депозиты и кредитование, привлечение капитала, управление капиталом, а также маркетинговое обеспечение.

«Где деньги, Зин?»

Деловую часть программы завершила стратегическая дискуссия на тему «Новые цифровые услуги, или Как технологии превращаются в бизнес?». Булад Субанов (председатель правления Русского международного банка) и Александр Погудин (член совета директоров ГК ЦФТ), выполнявшие в тандеме роль модераторов, задали тон дискуссии так: «Какие ключевые проблемы и задачи банков в цифровую эпоху? Какие изменения внутри банков назрели в связи с цифровой трансформацией? Изменится ли структура услуг и, главное, на чем банки и другие участники рынка будут зарабатывать?».

Обсуждали довольно щекотливую тему «Где деньги?», находясь на территории Республики Кипр, такие эксперты, как Максим Белоусов (заместитель председателя правления банка «Уралсиб»), Алексей Санников (председатель правления ЭкспоБанка), Александр Рыбаков (руководитель дирекции банковских технологий банка «Санкт-Петербург»), Виктор Жидков (председатель правления банка «Веста»), Алексей Казаков (директор департамента цифрового бизнеса банка «Восточный»), Владимир Черников (генеральный директор СК «Ингосстрах-Жизнь»).

Алексей Санников с ходу назвал две проблемы любого банка: «некомпетентность персонала и прямое воровство»: «Именно тут закопаны деньги, потому что только прибыльный банк может позволить себе инвестировать в развитие цифровых технологий». «Чем быстрее [мы] выводим технологию на рынок, тем быстрее Банк получает прибыль. Но каждый проект, предлагаемый бизнес-подразделением Банка, обязан пройти нашу экспертизу», — добавил Максим Белоусов. Алексей Казаков уверен, что «цифровые технологии — это ерунда, это просто технологии, как и любая автоматизация. Основной драйвер любых изменений — это мозги. Мы меняемся не из-за новых технологий, а потому, что у нас всех начал меняться менталитет». Понятно, что после подобной «артподготовки» дискуссия получилась крайне поучительной.

Финальной же ее точкой стала фраза Владимира Черникова: «По прогнозам многих уважаемых агентств, предполагается, что к 2029 году до 79% клиентов выберут диджитал-каналы приобретения страховых продуктов. В России в прошлом году сборы страховых премий через онлайн-каналы составили всего 0,5% общих сборов страховщиков. Поэтому существует надежда на 10-кратный рост этого показателя уже в 2018 году».

Финалом же всей дискуссии послужил вывод Александра Погудина: «Мы в ЦФТ постоянно ищем точки роста с динамикой хотя бы 1% в год, а тут нам обещают о 10%». Немного погодя он добавил, глядя в окно на красоты Кипра: «Знал бы прикуп, жил бы Сочи!»

Дебаты: бутик vs «Черкизон»

Концептуальную часть работы Саммита продолжили дебаты на тему «Финансовый супермаркет vs финансовый меркетплейс» под управлением неизменного их ведущего Ярослава Медокса (независимого эксперта).

Эту часть Саммита «Б.О» планирует осветить отдельно. Необходимо лишь отметить, что дебаты окончились со счетом 4:3 в пользу «супермаркетов», а «маркетплейсы» во главе с Антоном Арнаутовым (генеральный директор компании «Финтех Лаб») увы, уступили. Или представителям «маркетплейсов» не хватило эмоций, причем не своих собственных, продемонстрированных в ходе питчей, а тех, которые будут испытывать клиенты, посещающие «сухие и цифровые» маркетплейсы. Зато команда «супермаркетов», капитаном которой был генеральный директор Научно исследовательского института автоматизированных систем Андрей Погодин, быстро нашла наиболее болевые точки аудитории и напомнили ей о том, что первый «маркеплейс» был обнаружен римским цезарем в ходе завоевания им галлов.







18.05.2017
Эта статья была разослана 1388 on-line подписчикам bosfera.ru
Материалы альянса финансовых медиа:
Разговоры финансистов

АДРЕСА БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТИ
Перейти в Раздел
Вверх