Вход Регистрация
Подписка
Новости Войти в раздел

И снова о финансовом мониторинге

Помимо того что с 18 июля 2009 года все кредитные кооперативы (а также те микрофинансовые организации, которые таковыми формально не являлись, но фактически осуществляли свою деятельность исходя из «философии, смысла и духа» кредитной кооперации) начали приводить свою деятельность в соответствие с новым Федеральным законом № 190-ФЗ «О кредитной кооперации », они же были включены в перечень организаций, «осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом» — то есть стали обязаны принимать меры, направленные на противодействие легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма, предусмотренные Федеральным законом № 115-ФЗ от 7 августа 2001 года и иными нормативными правовыми актами, принятыми в его развитие.

Рассуждать на тему, почему теперь и кредитные кооперативы «попали под закон о легализации», а также давать оценку: хорошо это или плохо – бессмысленно, так как это уже данность, и все большее и большее число специалистов кредитной кооперации понимают, что любая финансовая организация («макро» или микро), если в перечне видов ее деятельности есть оказание финансовых услуг, будет обязана выполнять весь комплекс мероприятий, направленных на борьбу с отмыванием денег (БОД) и на борьбу с финансированием терроризма (БФТ), предписанных ФЗ № 115. Как говорят финансовые разведчики Федеральной службы по финансовому мониторингу – включение кредитных кооперативов в список организаций с обязательной отчетностью перед финансовой разведкой России — это не следствие недоверия к кредитным кооперативам, как к организациям, оказывающим финансовые услуги населению, а защита самих кредитных кооперативов от использования их лицами, занимающимися отмыванием и финансированием терроризма профессионально.
Изложенный далее теоретический материал, характеризующий отмывание денег и финансирование терроризма как глобальную проблему, над решением которой бьются многие и многие страны мира, возможно, даст читателям журнала более широкое представление о причинах и следствиях постоянной «модернизации» законодательства РФ, направленной на приведение внутригосударственных мер по БОД и БФТ в соответствие с международными рекомендациями и стандартами.
При том что «законодатели мод» в области БОД и БФТ – сегодня это 31 страна (в том числе и Россия), входящая в FATF — Группу по разработке финансовых мер по борьбе с отмыванием денег — считают, что определение понятия «терроризм» не является столь уж простым, поскольку этот термин в разных странах может трактоваться по-разному, учитывая политические, религиозные и национальные факторы, — сами концепции отмывания денег и финансирования терроризма по сути весьма просты. Уних есть общие особенности: во-первых и в том и в другом случае деяния эти производятся скрытно. Во-вторых, эти деяния преследуют одинаковую цель: извлечение выгоды. Выгода для отмывателей – сокрытие уголовной деятельности, дающей незаконные доходы посредством маскировки источников и представления их в виде легитимных доходов. Выгода для тех, кто финансирует терроризм, – сокрытие источников их финансирования и маскировка финансовой поддержки для реализации стратегии и актов терроризма.
И в том и в другом случае действуют одинаковые типологии (Рис. 1), т.е. методы, разработанные преступниками для достижения конечной цели. Независимо от вида преступной деятельности в процессе превращения своих незаконных доходов в якобы легитимные деньги или товары обычно используется обязательная связка этапов: размещение, дробление и интеграция.
И там и там преступники охотно используют страны со слабой, неэффективной или коррумпированной правовой инфраструктурой для БОД и БФТ. Все перечисленные этапы (размещения, дробления и интеграции) могут проводиться (последовательно или одновременно) в разных странах (зачастую и не подозревающих о том, что стали объектом для такой деятельности), причем и сами этапы могут быть удалены от страны (места) преступления. Авторы Справочного руководства по БОД и БФТ, изданного Всемирным Банком, оптимистично констатируют, что в этом плане «ни одна страна не является исключением».
Одно отличие в деятельности мойщиков от финансистов терроризма все же есть – это источник средств, то есть то – откуда вообще берутся деньги. В случае с отмыванием источники средств могут быть только криминальными, в случае с финансированием терроризма — источники могут быть как криминальными, так и (внимание!) легитимными. К числу таких легитимных источников могут относиться пожертвования, денежные или имущественные дары, предоставляемые таким организациям, как фонды или благотворительные учреждения.
Поэтому для принятия действенных мер по БФТ (как правило, они автоматически включают и меры по БОД) страны-участницы всевозможных международных альянсов, групп и организаций постоянно расширяют свою правовую базу, распространяя ее действие и на некоммерческие организации (особенно на благотворительные учреждения), чтобы предотвратить возможность прямого или косвенного использования таких организаций для финансирования или поддержки терроризма.
Вот почему наш ФЗ № 115 от 7 августа 2001 года постоянно развивается и почему в нашем законе последовательно ширится перечень организаций, осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом.
Процессы отмывания денег и финансирования терроризма в значительной степени влияют на социально-экономические условия в странах с уязвимыми финансовыми системами, поскольку они очень чувствительны к последствиям такого влияния. Если страна используется как платформа для отмывания денег и финансирования терроризма, то в конечном счете ее экономика, общество и национальная безопасность находятся под угрозой.
С другой стороны, если в стране есть эффективная правовая база для БОД и БФТ, то это дает стране значительные преимущества как во внутреннем, так и в международном аспекте (снижение уровня преступности и коррупции, повышение стабильности финансовых учреждений и рынков, повышение репутации страны в мировом сообществе, повышение надежности рынка и т.д.).
Другими словами, если успешное отмывание денег в какой-либо стране делает преступную деятельность прибыльной и вознаграждает преступников, то такая страна и дальше будет привлекать к себе преступников, поощрять коррупцию и «взращивать взяточничество в критических узлах» (сотрудники и руководство финансовых учреждений, адвокаты и бухгалтеры, законодатели, правоохранительные органы, надзорные органы, полицейские органы, прокуратура и судебные органы).
И наоборот, если в стране установлена исчерпывающая и эффективная правовая база режимов БОД/БФТ, в стране активно проводят конфискацию и изъятие доходов от криминальной деятельности в рамках общего режима БОД/БФТ, то все это значительно снижает прибыльность и тем самым отбивает у криминальных элементов и террористов желание пользоваться такой страной.
Однако, даже если установить идеальный режим БОД/БФТ в отдельно взятой стране — победить преступников в этой сфере и исключить эту страну из числа объектов, используемых ими для отмывания, очень трудно. Так как проблема эта — глобальная, то многие страны вынуждены решать ее через объединение своих усилий и через привлечение к сотрудничеству международных организаций: ООН, Всемирный Банк, МВФ, FATF, Базельский комитет по банковскому надзору, Международную ассоциацию страховых надзоров, Международную организацию комиссий по ценным бумагам, Группу подразделений финансовой разведки «Эгмонт», региональные органы и компетентные группы и т.д. и т.д.

Межправительственная организация FATF
FATF — признанный и авторитетный ведущий разработчик международных правовых норм по БОД — была создана странами «Большой семерки» в 1989 году. Является межправительственным органом для разработки и внедрения международных мер по БОД. В 2001 году миссия FATF расширена с целью включения и БФТ.
FATF – это нормотворческий орган, объединяющий экспертов по правовым, финансовым и правоохранительным вопросам с целью реализации реформ национальных законодательств и нормативно-правовой базы режимов БОД и БТФ.
У FATF есть три основные задачи:
Контроль за ходом реализации • мер борьбы с отмыванием денег в государствах-участниках;
Изучение тенденций и методов отмы• вания денег и представление докладов в отношении этих методов и требуемых контрмер;
Содействие принятию и реализации • предложенных FATF мер по БОД в глобальном масштабе.
Именно межправительственная организация FATF со штаб-квартирой в Париже в глобальном масштабе способствует и содействует изменению национального законодательства в других странах
Именно FATF ввела термин «правонарушение, предшествующее отмыванию денег» и рекомендовала считать эту предшествующую деятельность уголовной, так как именно в результате этой уголовной деятельности преступники получают деньги, которые потом отмывают. Другими словами, деньги для отмывания не берутся «из неоткуда». Более того, перечень предшествующих правонарушений постоянно пересматривается и расширяется.
Первой международной попыткой БОД явилась Венская конвенция (Конвенция ООН, 1988 г.). Однако Венская конвенция разрабатывалась как международный документ по борьбе с наркотиками, и только незаконный оборот наркотиков считался единственным предшествующим преступлением.
Уже в 2000 году Палермская конвенция обязала все государства-члены ООН распространять предусмотренные конвенцией определения правонарушений, связанных с отмыванием денег, на «самый широкий круг предшествующих (основных) правонарушений». Однако детального определения и этого «широкого круга», и этих «основных правонарушений» не было, и состав предшествующих преступлений определялся по усмотрению каждой страны самостоятельно, но, как правило, опять же руководствуясь только Венской конвенцией, то есть – исключительно наркотики.

Рекомендации к исполнению
Полный перечень, состоящий из 20 предшествующих правонарушений, FATF детально разработала в 2003 году. Они перечислены в «Сорока рекомендациях» (первый выпуск Рекомендаций был еще в 1990 году, потом дорабатывался), документе, представляющем собой исчерпывающую правовую базу для режима БОД и предназначенном для всеобщего применения всеми странами мира.
Так что же это за 20 «предшествующих правонарушений», доходы от которых однозначно трактуются как преступные и которые по логике вещей обязательно будут отмываться?
Вот они, перечислены в рекомендации FATF № 1:
• Участие в организованных преступных группах и рэкет;
• Терроризм, в т.ч. финансирование терроризма;
• Торговля людьми и незаконный ввоз мигрантов;
• Сексуальная эксплуатация, включая сексуальную эксплуатацию детей;
• Незаконный оборот наркотиков и психотропных веществ;
• Незаконный оборот оружия;
• Незаконный оборот краденых и иных товаров;
• Коррупция и взяточничество;
• Мошенничество;
• Подделка денежных знаков;
• Подделка и контрафакция продукции;
• Экологические правонарушения;
• Убийства, нанесение тяжких телесных повреждений;
• Похищение людей, незаконное лишение свободы и захват заложников;
• Ограбление или кража;
• Контрабанда;
• Вымогательство;
• Подлог;
• Пиратство;
• Инсайдерские операции и манипулирование рынком.
Там же, в первой рекомендации, например, рекомендован перечень «установленных категорий нефинансовых предприятий и профессий». Весь этот перечень присутствует и в нашем ФЗ-115.
А в рекомендации №5 рекомендуемое «пороговое значение по операциям для финансовых учреждений (для разовых клиентов) – 15,0 тыс. $ США (либо евро)». (Умножаем 15,0 тыс. евро на 40 (примерный курс рубля к евро), получаем знакомые нам 600,0 тыс. руб., операции свыше которых у нас попадают в обязательную отчетность для финмониторинга.)
И т.д. и т.п. - до сороковой рекомендации включительно. При прочтении «нашего» ФЗ-115 можно убедиться в том, что практически все рекомендации FATF учтены.
Конечно же, каждая страна суверенна, и «Сорок рекомендаций» не имеют силу закона в конкретных странах. Выполнять эти рекомендации по режиму БОД в своей стране или нет - дело каждого правительства. Причем именно выполнять, а не «придерживаться». Страна, присоединившаяся к FATF, их («Сорок рекомендаций») или выполняет и меняет свое законодательство, или не выполняет. Если, к примеру, в какой-то стране, решившей в одночасье стать цивилизованной и быть включенной в число стран, в которых режим БОД и БФТ соответствует международным стандартам, решили, что к категории «кража» нужно отнести только кражу автомобиля, а похищение людей выдать за национальную традицию (т.е. «придерживаться сорока рекомендаций»), то такая страна будет объявлена страной, не выполнившей «Сорок рекомендаций».
Что за этим может последовать? То, что FATF включит такую страну в список стран, которые не соблюдают требования режима БОД, и оповестит об этом мировую общественность (т.е. оповестит о том, что в данной стране не соблюдаются даже минимальные правовые нормы).
Что предпримет мировая общественность? Во-первых, эта страна будет ощущать на себе постоянное давление со стороны других стран-участниц FATF. Во-вторых, будет ограничена возможность получения экономической помощи от развитых стран. В–третьих, страна, где слабо применяется режим БОД/БФТ, будет в меньшей степени привлекать иностранных инвесторов. В-четвертых, международные финансовые учреждения (МВФ, Всемирный Банк и т.д.) могут принять решение об ограничении своих сделок в этой стране. В-пятых, легитимные предприятия и учреждения этой страны могут пострадать из-за ограничения доступа к мировым рынкам или увеличения стоимости такого доступа в силу повышения расходов, связанных с особо тщательной проверкой их структуры собственности, организационной структуры и систем контроля.
Таким образом, одна лишь репутация страны, удобной для отмывания денег или финансирования терроризма, уже может привести страну к значительным неблагоприятным последствиям для ее развития.

Глобальная проблема
Исходя из того, сколько департаментов и учреждений, сил и средств задействовано в различных странах для БОД и БФТ, насколько огромен по объему суммарный поток отчетной информации от каждой финансовой организации — деятельность преступников по отмыванию и финансированию терроризма является для многих стран большой проблемой. Совершенствуются государственные системы — в ответ совершенствуются и методы преступников. В ответ правительства стран еще более структурируют борьбу с отмывателями, ставя перед компетентными органами новые задачи, в число которых входит борьба с мойщиками на международном уровне и содействие оперативной конфискации международных и внутренних преступных активов. Цель такой работы одна: преступники или (и) их активы не должны иметь возможность спрятаться. Нигде. Для этого страны и сотрудничают друг с другом.
По международным оценкам, если с 1,0  млн. $ профессиональный мойщик отмывает 70% — это успех преступника. Если только 50% — это уже успех государства. Чем больше у преступника расходов на «мойку», тем менее доходным становится такой бизнес, тем более увеличивается время, необходимое для отмывания, и тем более сужается этот сектор уголовного мира.
Скажем, наркоторговец, потратив 100,0 тыс. $ на закупку партии наркотиков, заработал на ее перепродаже 1,0 млн. $. Сколько он готов потратить, чтобы отмыть свой миллион? Много. От 30 % и более, что уже больше первоначальной цены, которую он заплатил за партию «товара». Куда девать отмытые деньги? Поэтому мойщикам приходится заниматься отмыванием профессионально, с долгосрочным планированием своих операций, вплоть до приобретения недвижимости, создания фирм и инфраструктур, подкупа должностных лиц и т.д. и т.п.
Государства принимают адекватные меры: собирают информацию, анализируют, ловят, доказывают, сажают. Но лишение свободы и конфискация только денег проблему не решает. Преступник, сохранив каналы сбыта, схемы, а самое главное — созданную инфраструктуру и штат профессиональных экспертов в самых разных областях, — способен возрождать свой бизнес. Удара со стороны государства, вплоть до полной ликвидации преступного бизнеса преступники не выдерживают тогда, когда у них конфискуются и деньги, и активы. Для этого нужна серьезная аналитическая работа.
В тех странах, где кредитные союзы (КС) лицензируются центробанком, в плане обязательной отчетности и соблюдения законодательства этих стран между КС и банками различия не делаются. И те и другие — лицензируемые финансовые организации. Известны случаи разбирательства с КС, связанные с нарушениями ими порядка предоставления данных и неподачей в соответствии с антиотмывочными законами сведений по клиентам.
По мнению американских экспертов, КС, если в них все делается законно, находятся в безопасном секторе. Проблемы у КС начинаются тогда, когда их начинают использовать мошенники и отмывщики. Те успевают снять «свои» деньги и исчезнуть. Когда кредитный союз начинает понимать, что стал предметом атаки и жертвой мошенников – деньги уже ушли.
По мнению тех же экспертов из США, кривая статистики фактов мошенничества против кредитных союзов будет расти, потому что многие люди закрывают свои счета в банках и переходят в кредитные союзы, так как им хочется «более человеческих отношений». Но с перемещением большого количества людей в кредитные союзы вместе с ними переместятся и проблемы банков. При том что основные проблемы по надзору у компетентных органов не с банками и кредитными союзами (так как у этих финансовых организаций есть сложившаяся структура, действующие политики внутреннего контроля, и все в их деятельности уже давно формализовано) — а с казино и с новыми появляющимися схемами и альтернативными системами денежных переводов.
Среди преступников вполне могут быть идеологи и вдохновители с гражданством из третьих стран. Авторы, исходя из собственной безопасности, размещают свои базы за пределами своих стран, там, где пока еще слабое антиотмывочное законодательство.
Отмывание и легализация преступных доходов как явление - транснационально. Для связи между собой преступные группировки используют современные технологии, Интернет, вступают в альянсы. Всеми ими: итальянской Коза Ностра, американскими преступниками, латинской группой МS 13 (самая жестокая, контролирует наркотики), русской мафией (200 группировок в 60 странах мира, очень продуманные операции и сложные дела), китайскими триадами, японскими якудзами, и пр. и пр. — движет одно: стремление к власти и деньгам.
Преступники действуют мобильно и оперативно. Они, сделав ошибку, больше ее не повторяют, быстро перестраиваются и адаптируются, не в пример быстрее, чем правоохранительные органы. Только банк разработал новый продукт, по которому деньги можно переводить практически мгновенно, как на сайтах преступников уже началось обсуждение на тему: как можно этот, еще даже не запущенный продукт использовать в своих целях, вплоть до написания вирусов для внедрения их в программы корпорации. К примеру, на расследование одной из хакерских атак, в результате которой в США было похищено более миллиона ID по пластиковым карточкам, компетентные органы США потратили 5 лет. Но благодаря взаимлн. $ профессиональный мойщик отмывает 70% — это успех преступника. Если только 50% — это уже успех государства. Чем больше у преступника расходов на «мойку», тем менее доходным становится такой бизнес, тем более увеличивается время, необходимое для отмывания, и тем более сужается этот сектор уголовного мира.
Скажем, наркоторговец, потратив 100,0 тыс. $ на закупку партии наркотиков, заработал на ее перепродаже 1,0 млн. $. Сколько он готов потратить, чтобы отмыть свой миллион? Много. От 30 % и более, что уже больше первоначальной цены, которую он заплатил за партию «товара». Куда девать отмытые деньги? Поэтому мойщикам приходится заниматься отмыванием профессионально, с долгосрочным планированием своих операций, вплоть до приобретения недвижимости, создания фирм и инфраструктур, подкупа должностных лиц и т.д. и т.п.
Государства принимают адекватные меры: собирают информацию, анализируют, ловят, доказывают, сажают. Но лишение свободы и конфискация только денег проблему не решает. Преступник, сохранив каналы сбыта, схемы, а самое главное — созданную инфраструктуру и штат профессиональных экспертов в самых разных областях, — способен возрождать свой бизнес. Удара со стороны государства, вплоть до полной ликвидации преступного бизнеса преступники не выдерживают тогда, когда у них конфискуются и деньги, и активы. Для этого нужна серьезная аналитическая работа.
В тех странах, где кредитные союзы (КС) лицензируются центробанком, в плане обязательной отчетности и соблюдения законодательства этих стран между КС и банками различия не делаются. И те и другие — лицензируемые финансовые организации. Известны случаи разбирательства с КС, связанные с нарушениями ими порядка предоставления данных и неподачей в соответствии с антиотмывочными законами сведений по клиентам.
По мнению американских экспертов, КС, если в них все делается законно, находятся в безопасном секторе. Проблемы у КС начинаются тогда, когда их начинают использовать мошенники и отмывщики. Те успевают снять «свои» деньги и исчезнуть. Когда кредитный союз начинает понимать, что стал предметом атаки и жертвой мошенников – деньги уже ушли.
По мнению тех же экспертов из США, кривая статистики фактов мошенничества против кредитных союзов будет расти, потому что многие люди закрывают свои счета в банках и переходят в кредитные союзы, так как им хочется «более человеческих отношений». Но с перемещением большого количества людей в кредитные союзы вместе с ними переместятся и проблемы банков. При том что основные проблемы по надзору у компетентных органов не с банками и кредитными союзами (так как у этих финансовых организаций есть сложившаяся структура, действующие политики внутреннего контроля, и все в их деятельности уже давно формализовано) — а с казино и с новыми появляющимися схемами и альтернативными системами денежных переводов.
Среди преступников вполне могут быть идеологи и вдохновители с гражданством из третьих стран. Авторы, исходя из собственной безопасности, размещают свои базы за пределами своих стран, там, где пока еще слабое антиотмывочное законодательство.
Отмывание и легализация преступных доходов как явление - транснационально. Для связи между собой преступные группировки используют современные технологии, Интернет, вступают в альянсы. Всеми ими: итальянской Коза Ностра, американскими преступниками, латинской группой МS 13 (самая жестокая, контролирует наркотики), русской мафией (200 группировок в 60 странах мира, очень продуманные операции и сложные дела), китайскими триадами, японскими якудзами, и пр. и пр. — движет одно: стремление к власти и деньгам.
Преступники действуют мобильно и оперативно. Они, сделав ошибку, больше ее не повторяют, быстро перестраиваются и адаптируются, не в пример быстрее, чем правоохранительные органы. Только банк разработал новый продукт, по которому деньги можно переводить практически мгновенно, как на сайтах преступников уже началось обсуждение на тему: как можно этот, еще даже не запущенный продукт использовать в своих целях, вплоть до написания вирусов для внедрения их в программы корпорации. К примеру, на расследование одной из хакерских атак, в результате которой в США было похищено более миллиона ID по пластиковым карточкам, компетентные органы США потратили 5 лет. Но благодаря взаидругим странам по внедрению сильных антилегализационных систем и контролирует затем интеграцию этих систем. Кроме того, отдел проводит мероприятия по оказанию в странах технической помощи (обучение, совершенствование законодательства и т.п.), по управлению знаниями (публикации, семинары и т.п.) и оказывает содействие в развитии новых технологий (мобильный банкинг и т.п., в России по этому направлению ВБ работает через SIGAP).
Отдел ежегодно проводит оценку 6-8 стран. Для этого в отделе существует специальная группа экспертов. При анализе финансовой системы страны оценивается то, как внедряются не только рекомендованные FATF нормативы, но и стандарты ВБ. Россия, например, проходила оценку по методике ВБ в 2007 году (отчет по России опубликован в 2008 г., он есть на сайте ВБ). За время существования отдела группой экспертов с 2001 года проверено 67 стран мира. Отмечается, что в развитых странах зафиксировано в среднем 80 процентное соответствие идеальным показателям, а в развивающихся – всего лишь 40%.
Экспертами ВБ отмечается, что при том, что во многих странах налицо стремление к максимальному выполнению всех рекомендаций (40 рекомендаций FATF, да плюс у ВБ есть еще своих 48 стандартов) – нет ни одной страны, которая могла бы похвалиться тем, что у них в полном объеме соблюдаются ВСЕ рекомендации.
Так, России, например, была поставлена высшая оценка по п. 1 стандартов ВБ – у нас есть антиотмывочный закон. Россия также полностью выполняет п. 3 стандартов ВБ – это о конфискации преступных активов. А вот с п. 5 (стандарт ВБ по внедрению банками внутренней политики «знай своего клиента) еще придется поработать – он пока что выполняется нами только частично.
Международный валютный фонд (МВФ) — межгосударственная организация, финансируемая своими же членами. МВФ создан для проведения консультаций между странами-участниками, для сбалансированного расширения масштабов международной торговли и сохранения стабильности соглашений о валютных обменах, для избежания обесценивания обменов валюты, а также для предоставления ресурсов странам-участникам для преодоления экономических трудностей. Деятельность специальных отделов МБ и МВФ во многом схожа.
Чем занимается финансовый сектор МВФ?
- Оценивает системы (государства и территории). В МВФ есть сильные эксперты по разным направлениям, которые способны оценить уровень приближения той или иной страны к рекомендованным FATF стандартам.
- Оказывает техническую помощь (что составляет 50% всей деятельности МВФ). Помощь оказывается только тем странам, которые вводят рекомендованные FATF международные стандарты или стремятся максимально приблизиться к этим стандартам. Помощь заключается в совершенствовании законодательной базы, осуществлении финмониторинга в банковской среде, обучении методам проведения финансовых расследований, оценкаерынка и выявлении тенденций и направлений в глобальном развитии.
- Проводит исследования. До сих пор в идеале не разработаны объединенные базы данных по преступникам. «Черный список» FATF постоянно стареет, и МВФ постоянно рекомендует FATF обновлять его.
При всем авторитете и звучности наименований вышеперечисленных организаций – столпов, от деятельности которых во многом повышается «степень прозрачности» подконтрольных им на финансовом рынке организаций, немаловажен тезис о том, что все дела (хорошие и плохие) прежде всего делаются человеком.
Чтобы внедрить практику соблюдения государственных требований по безопасности и прозрачности, нужно начинать с внедрения в своих организациях этических норм. А именно: разрабатывать и внедрять политику этического поведения, обучать сотрудников, нанимать на работу честных людей. Тогда в полной мере будет налажена и БОД, и справедливое кредитование, и установлены равные и одинаковые правила для всех.



Эта статья была разослана 1190 on-line подписчикам bosfera.ru
Выбор редакции
Real-time аналитика и Business intelligence (BI) в банке Были времена, когда BI была нужна в финансовой сфере, главным образом, для перевода необработанной информации, собранной внутри организации, в осмысленную, удобную для восприятия человеком форму....
24.04.2017
Материалы альянса финансовых медиа:
закрыть