Финансовая сфера

Банковское обозрение


  • Радикальные оптимисты
11.11.2022 FinCorpFinRegulationFinTechАналитика

Радикальные оптимисты

FINOPOLIS 2021/2022 стартовал 10 ноября дискуссией «Цифровое развитие. Как сохранить темп?!», модератором которой выступила глава ЦБ, Эльвира Набиуллина. Эксперты обсудили будущее технологического прогресса в условиях жестких ограничений и отсутствия конкуренции с западными игроками


Россия — один из признанных лидеров в области цифровизации в различных областях, особенно в финансах. Данные Минцифры свидетельствуют о том, что финансовая отрасль с огромным отрывом лидирует по уровню цифровой зрелости среди других отраслей экономики в сопоставлении с международными показателями. Взлет связан с тем, что страна начала процесс цифровизации значительно позже остального мира, а секреты многих решений базировались на иностранных технологиях. Однако 2022 год, заставивший иностранных партнеров разорвать отношения с Россией, привел к оттоку специалистов и учащению кибератак.

«Есть пессимисты и оптимисты. Оптимисты считают, что нам все нипочем, пессимисты, наоборот, говорят, что все завязано на технологии, на стимулы международной конкуренции, поэтому мы ничего сами сделать не сможем», — задала вектор дискуссии председатель ЦБ Эльвира Набиуллина.

Эльвира Набиуллина (Банк России). Фото: FINOPOLIS

Глава Минцифры, Максут Шадаев, вероятно, относится к оптимистам: он считает, что вызовы, с которыми столкнулась Россия, во много дали и новые возможности: «Да, тяжело, с одной стороны. С другой стороны — свалилось счастье, потому что раньше тяжело было во многих случаях конкурировать с зарубежными решениями». Теперь же освобождено большое количество ниш для российских решений, хотя, безусловно, существуют и направления, в которых у нас нет зрелых технологий, и закрывать их становится катастрофически сложно. «Я вижу осторожный оптимизм, время занимать ниши, а со стороны правительства главное — создать такой режим, при котором наши IT-компании будут уверены в своем собственном будущем», — подчеркнул министр.


Максут Шадаев (Минцифры). Фото: FINOPOLIS

Руководитель Сбера Герман Греф согласился с тем, что от многих существующих решений мы отрезаны, но СберБанк направляет значимую часть ресурсов на создание отечественных аналогов, а их воплощение — всего лишь вопрос времени. По его мнению, проблему с аппаратной частью вполне можно решить, если государство построит эффективное управление в этом направлении. В бизнесе пессимистами быть не приходится: «Либо ты оптимист, либо ты отправляешься на свалку истории», — заявил глава СберБанка. Однако позитивно оценивать уход иностранных вендоров невозможно. Никакие российские компании не смогут поддержать тот уровень конкуренции, который был. Разовое получение активов за небольшую цену для кого-то будет прибылью, но «долгосрочно экономика потеряет, потому что плотность конкуренции снизится», — подчеркивает Герман Греф. Главный драйвер развития инноваций — именно конкуренция, и в этом смысле уход мощных иностранных компаний принесет России крупные негативные последствия.
 

Герман Греф (СберБанк). Фото: FINOPOLIS

На вопрос Эльвиры Набиуллиной о том, как при потере скорости цифрового развития не потерять качество, Герман Греф ответил однозначно: «Никак». При наличии послаблений или искусственных конструкций конкуренция перестает быть настоящей, а значит, и качество страдает в той же степени. 

Однако иностранные банки никогда не составляли нам конкуренцию: «В этом смысле российский финансовый рынок достаточно развит, а вот технологические компании — да, это те, у кого мы учились». Но мы уже вышли в инновационную стадию развития, где темп таким быстрым быть и не может. Технологии будут развиваться объективно медленнее, но если государство уберет свои страхи, шансов развиваться станет гораздо больше. «Главный тормоз сегодня — это регуляторное воздействие», — заявил Герман Греф.

По его мнению, перспективна для развития технология блокчейн, где из-за регуляторных ограничений теряется преимущество

Если Сбер уже давно реализует стратегию цифровизации и создания экосистемы, то ВТБ пользуется партнерским подходом, который из-за ухода иностранцев тоже несет риски. Глава ВТБ Андрей Костин отметил, что темпы развития партнерства, конечно, замедлились, но важно следующее: «Любой банк зависит прежде всего от клиента. Мы — сфера услуг. Мы, как официант, должны обслуживать клиента быстро, хорошо и дорого». В этом смысле выживание кредитных организаций зависит от жизни клиента. Данные показывают, что клиенты ВТБ даже после февральских событий платежеспособны, отметил руководитель банка: не наблюдается серьезного роста просрочек по кредитам, постепенно восстанавливается уровень кредитования.
 

Андрей Костин (ВТБ). Фото: FINOPOLIS

Как отметил спикер, ВТБ начал процесс импортозамещения еще в 2019 году, когда 90% технологий, реализовавшихся в банке, зависели от иностранных продуктов. Теперь таких уже меньше половины, к концу 2024 года планируется заменить до 100% ключевых решений собственными. К тому же переход к российским разработкам экономит средства банка: на горизонте трех лет ВТБ сбережет около 30 млрд рублей.

В части импортозамещения монополистом в некоторых сегментах стал Ростелеком, который реализует государственные проекты и закрывает опустевшие ниши. Но монополия подразумевает полное отсутствие конкуренции, что чревато стагнацией. Президент Ростелекома Михаил Осеевский обратил внимание на то, что компания всегда приглашает другие организации присоединиться, например, к проектам по развитию государственных информационных систем, но пока никто активно не включился в эту работу: «Видимо, это связано с тем, что государство — заказчик очень требовательный, жесткий и, главное, прижимистый», — подчеркнул спикер. Также он отметил, что сегодня Ростелеком как крупнейший цифровой оператор в России развивается достаточно устойчиво.

Михаил Осеевский (Ростелеком). Фото: FINOPOLIS

Госбанки так или иначе могут рассчитывать на поддержку правительства, коммерческим банкам выживать гораздо труднее, но Сергей Хотимский, основатель Совкомбанка, относит себя к радикальным оптимистам: «Нам в этой ситуации намного проще, чем коллегам». Проекты, которые были запущены Центральным Банком для унификации инфраструктуры финтеха, имеют огромное значение для некрупной коммерции, в ином случае каждому банку пришлось бы создавать решения самостоятельно. Сильно помогло то, что банковские разработчики освобождены от некоторых обязанностей. Интегрально в Совкомбанке прирост разработчиков в этом году составил 30%, текучка снизилась, ведь работа в банке теперь обеспечивает необходимую стабильность. Стало легче привлекать разработчиков, поэтому сегодняшнее время для технологического рывка — идеальное, считает Сергей Хотимский. Он уверен, что в скором времени ЦБ придется работать с правовой базой относительно облачных решений, и, возможно, в перспективе нескольких лет здесь можно будет что-то придумать с трансграничными переводами.


Сергей Хотимский (Совкомбанк). Фото: FINOPOLIS

На сессии также обсуждался вопрос коллабораций бизнеса, например, для создания универсальных платформ. В целом, спикеры хвалили идею объединения, которое в кризисные годы необходимо. Андрей Костин заметил, что существует разный опыт относительно таких процессов. В одном случае регулятор должен взять на себя главную роль, чтобы платформы завоевали доверие рынков, как произошло с картой «МИР». «Есть ключевые инфраструктурные проекты, где государство должно играть ключевую роль, но есть и другие цифровые инфраструктурные вещи, которые участники рынка должны делать на конкурентной основе», — подчеркнул он.

Герман Греф имеет более радикальный взгляд:

Я не верю в то, что государство долгосрочно может поддерживать конкурентоспособность этих продуктов. Поэтому, как только создали, лучше оттуда вовремя уйти

По его словам, самая страшная монополия — это государственная монополия. На это Эльвира Набиуллина тактично ответила: «Единственное, чего может бояться частная монополия, — это государственная монополия». Сергей Хотимский, в свою очередь, заявил, что Совкомбанку «приходится воспринимать обе эти монополии как государственные». Если бы не все те активности, которые ЦБ осуществил за последние годы, коммерческим банкам было бы сложно, так как такие гиганты, как Сбер, хранили свои технологии «за бетонным забором с колючей проволокой». В этом плане привлекает внимание кейс Мосбиржи: регулятор был заинтересован в том, чтобы биржа стала одной из лучших в мире, а в нужный момент вышел из проекта, создав рыночную мощную компанию. Спикер считает, что у ЦБ в портфеле есть такие проекты, которые уже могли бы перестать быть государственными, а регулятор должен сосредоточиться, возможно, на более рискованных, но необходимых проектах.






Сейчас на главной

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ