Банковское обозрение

Финансовая сфера


13.07.2020 Аналитика
Узкое место ДБО: опять бумага

Узкое место дистанционного банковского обслуживания (ДБО) — подписание первичного договора. Почему российские банки не могут отказаться от бумаги при подписании первичного договора с клиентами?


Люди буквально за несколько лет привыкли к тому, что банковские сервисы доступны удаленно: со смартфона или из личного кабинета на компьютере. Перевести деньги, погасить задолженность, выставить счет можно, не отрываясь от просмотра сводки биржевых индексов или ролика на YouTube, но для начала сотрудничества все еще необходим личный визит в банк.

Потенциально возможно

Юридически государство создало условия, чтобы банковское обслуживание стало на 100% цифровым. Два года назад был принят Закон № 482-ФЗ, который внес поправки в Федеральный закон № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов…» и добавил в него описание механизма удаленной идентификации частных клиентов. С тех пор законодательство позволяет использовать для этих целей Единую систему идентификации и аутентификации (ЕСИА) и Единую биометрическую систему (ЕБС). Для юридических лиц возможность открыть счет без личного присутствия появилась в 2016 году, когда в силу вступили поправки в тот же Закон № 115-ФЗ об использовании организациями усиленной квалифицированной электронной подписи (УКЭП). После того как рухнули последние законодательные барьеры в области удаленной идентификации, сотрудничество между банком и клиентом стало возможным полностью перевести в цифровой вид, обеспечивая юридическую значимость такого взаимодействия.

Однако до сих пор даже самые технологичные из банков настаивают на подписании бумажной версии договора о комплексном обслуживании. Конечно, дальше все пойдет как по маслу — личный кабинет, приложение, дистанционные платежи. Но вот момент подписания первичного документа у банков никак не получается перевести в цифровой формат. 

Бумажное недоразумение

Уровень цифровизации ведущих банков при дистанционном обслуживании приближается к 100%, и только аналоговое подписание первичного договора портит статистику. Почему никак не удается решить эту проблему? Причин несколько.

Во-первых, люди консервативны в своих привычках. Так сложилось, что бумага как материальный носитель кажется надежнее электронной формы. Имея на руках договор с печатью и подписью должностного лица, люди и компании чувствуют себя защищенными от мошенников или волюнтаризма финансовой организации, хотя судебная практика показывает, что в случае разбирательств электронные документы принимаются в качестве доказательств. Клиенты-физлица не торопятся сдавать свои биометрические данные в ЕБС, опасаясь их несанкционированного использования. Чтобы преодолеть косность, нужна активная позиция банков, которые бы пропагандировали и продвигали безбумажные формы соглашений.

Что делать с документами, подписанными электронной подписью, если удостоверяющий центр, который выпустил сертификат ключа подписи, прекратил свою деятельность

Во-вторых, сами финансовые организации не готовы к переводу отношений с клиентами на новый цифровой уровень. Активное развитие отечественной финансовой отрасли привело к тому, что в распоряжении крупных игроков оказался целый парк разнородных IT-решений, которые сложно связать в единое цифровое пространство. Внедрение юридически значимого электронного документооборота (ЮЗ ЭДО), охватывающего все этапы работы с клиентом, предполагает гармонизацию IT-ландшафта. Однако пока банки предпочитают частичную модернизацию систем, потому что такие проекты дешевле и проще. Оттуда и берут начало отдельные, а не комплексные, цифровые инициативы. Так, некоторые крупные финансовые учреждения сами стали операторами ЭДО и создали удостоверяющие центры (УЦ) для выдачи сертификатов квалифицированной электронной подписи, но при этом их корпоративные клиенты вынуждены подписывать договоры банковского обслуживания и предоставлять необходимые для их заключения документы в бумажном виде.

В-третьих, несовершенство законодательства в вопросах долгосрочного хранения электронных документов. Сейчас остается открытым вопрос, что делать с документами, подписанными электронной подписью, если удостоверяющий центр, который выпустил сертификат ключа подписи, прекратил свою деятельность. В этом случае трудно проверить действительность ЭП из-за отсутствия сведений об отозванных сертификатах. А ведь некоторые документы предполагают хранение пять лет и дольше. Частично снизить риски исчезновения УЦ призвана новая редакция Закона № 63-ФЗ «Об электронной подписи», которая вводит более жесткие требования к коммерческим удостоверяющим центрам. Ее разработчики исходили из предположения, что крупные структуры стабильнее и живут дольше.

«Бумага» при заключении первичного договора — преодолимая болезнь роста рынка. Думаю, через два-три года проблема будет решена окончательно. Для этого есть все предпосылки. Государство активно развивает и популяризирует электронное взаимодействие между организациями и гражданами, делает его легитимным. А отечественные вендоры, понимая сложность интеграции множества банковских систем, создают такие решения, которые могут быть встроены в IT-ландшафт в качестве дополняющего бизнес-сервиса.

Российский рынок банковских услуг за последнее десятилетие стал одним из самых технологичных в мире, и если еще недавно мы учились у зарубежных коллег, то теперь они нередко изучают российский опыт. И ДБО — одна из таких сфер, в которой отечественные компании чаще всего опережают своих зарубежных коллег и способны победить такой архаизм, как подписание бумажных договоров.