Финансовая сфера

Банковское обозрение


  • ESG — это долгосрочная устойчивость, а не сиюминутная выгода
31.10.2022 FinCorpАналитика

ESG — это долгосрочная устойчивость, а не сиюминутная выгода

Старший вице-президент по ESG СберБанка Татьяна Завьялова — о трендах устойчивого развития и зеленых продуктах для каждого


Татьяна Завьялова (СберБанк)


— Татьяна, в 2021 году Сбер был одним из флагманов ESG-повестки. Актуальна ли она для вас сейчас?

— Очень актуальна. ESG-повестка — не дань моде. Стремление к устойчивому развитию — неотъемлемая часть нашей системы ценностей и результат анализа долгосрочных трендов. Это тот случай, когда понимаешь, что иначе действовать нельзя. Если, конечно, мыслить горизонтом десятилетий, а не нескольких месяцев.

В этом году нам пришлось скорректировать свою ESG-стратегию. Но даже в текущей ситуации, когда по понятным причинам приоритеты в экономике смещаются, мы сохранили 80% запланированных на 2022 год ESG-целей, а 20% наиболее затратных с финансовой точки зрения перенесли на следующие годы. Стратегические цели нашей ESG-политики, принятой в 2021 году, не изменились. Мы по-прежнему планируем достичь полной углеродной нейтральности по операционной деятельности к 2030 году.

— Российские банки обычно брали за основу западные ESG-принципы и модели, ориентировались на западных инвесторов и клиентов. Сейчас приходится смотреть на Восток. Как на рынке и в Сбере меняются подходы т насколько сильно восточная ESG-повестка отличается от западной?

— Внимание к ESG растет во всем мире. Причем в ряде стран Азии, Африки и Ближнего Востока ESG-регулирование развивается быстрее, чем в Северной Америке и Европе, и требования там зачастую даже жестче. Если мы хотим оставаться конкурентоспособными на мировом уровне, то нам придется ориентироваться на эти стандарты и внедрять их у нас.

И чем бесшовнее будет переход между стандартами разных стран, тем проще будет экономике соответствовать этим требованиям.

Сейчас мы видим, что ESG-повестка активно развивается в странах ЕАЭС, где активно создается инфраструктура для привлечения денег в зеленую экономику. Объем устойчивых финансовых инструментов, выпущенных странами ЕАЭС, в 2021 году превысил 250 млрд рублей — это 0,6% долгового рынка. В мире этот показатель составляет 1%, однако у нас данное направление возникло только в 2019 году. Важно помнить, что долгосрочные цели по устойчивому развитию объединяют разные страны даже в такой сложный период, как сейчас. ESG-повестка помогает сохранять существующие связи между государствами и создавать новые.

— Как вы оцениваете зеленые проекты?

— Устойчивые кредитные продукты, которые вносят вклад в ESG-трансформацию клиента, подразделяются на зеленые, адаптационные и ESG кредитные продукты (сделка с ESG-условием). Сбер использует ESG-критерии и для бизнес-планирования, и для анализа корпоративного кредитного портфеля.

— Банк разрабатывает комплексную линейку ESG-продуктов для бизнеса. Для каких компаний и отраслей она наиболее актуальна?

— Наши ESG-эксперты разработали широкий спектр услуг для устойчивого развития — от бесплатной самодиагностики до комплексного сопровождения ESG-трансформации. Эти инструменты позволяют бизнесу сокращать издержки, управлять ESG-рисками и повышать вовлеченность сотрудников.

ESG-продукты актуальны для всех отраслей. Если говорить про крупный бизнес, то в нашем портфеле зеленых и ESG-кредитов 43% составляют компании-девелоперы, строительные подрядчики и управляющие недвижимостью. Поэтому Сбер поддерживает внедрение отечественного зеленого стандарта строительства, разработанного в том числе с участием наших экспертов.

Отмечу, что ESG-повестка клиентов и партнеров банка напрямую влияет на устойчивость бизнеса Сбера, потому что их возможные риски — это риски нашего кредитного и инвестиционного портфелей.

Бизнес, который игнорирует ESG-вопросы, очень сильно рискует. Рискует потерей общественного доверия, клиентов и выручки, что в конечном счете может привести к банкротству.

— Какие зеленые продукты банк предлагает корпоративным клиентам?

— Это «ESG-навигатор», «EHS-консалтинг» (EHS — environment, health and safety), «Комплекс ESG-политик» и «Зеленая цепочка поставок». Этими продуктами уже воспользовались около 250 компаний. Они получили отчеты с рекомендациями, разрешительную и регламентирующую документацию, сертификаты, подтверждающие приверженность ESG-принципам. 

Например, «Зеленая цепочка поставок» оценивает зрелость компаний-поставщиков по таким направлениям, как экологическая эффективность, работа с сотрудниками и прозрачность корпоративного управления. Мы провели пилотный проект с крупнейшими компаниями — «Т Плюс» и «Уралхим», в результате комплексную оценку получили 20 поставщиков этих корпораций. Сейчас подписываем контракт с еще одной крупной компанией, о чем расскажем в ближайшее время.

— А какими могут быть зеленые продукты для частных клиентов?

— Запрос на ESG и устойчивое развитие есть не только у бизнеса, но и у населения. Наглядные примеры ESG-образа жизни — использование электромобиля вместо авто с двигателем внутреннего сгорания, покупка экопродуктов, раздельный сбор мусора и сдача вторсырья на переработку, участие в волонтерских инициативах по защите окружающей среды (и личное, и финансовое) и многое другое. Таких клиентов мы называем ESG-ориентированными. Вы удивитесь, но с начала 2022 года их число выросло на 52% — сейчас это 12 млн человек.

И мы готовы разрабатывать для них соответствующие продукты. В следующем году, если рынок и девелоперы будут готовы, планируем запустить зеленую ипотеку на жилье из высококачественных материалов с доступной средой, построенное с использованием зеленых стандартов и новейших технологий.

— Сбер разработал свою первую ESG-стратегию еще в 2020 году. Расскажите о динамике зеленого финансирования и затрат на развитие данного направления в банке. Насколько экономия от внедрения зеленых принципов внутри Сбера окупает расходы на внедрение этой повестки в бизнесе?

— Наш портфель зеленых и ESG-кредитов за первое полугодие 2022 года составляет 419 млрд рублей. Темпы роста не столь высоки, как планировалось, но это объективные сложности. Вместе с тем клиенты продолжают проявлять интерес к этому направлению.

Все-таки ESG — это про долгосрочную устойчивость бизнеса, а не сиюминутную выгоду.

Поэтому на коротком отрезке не стоит ожидать существенной экономии от вложений в ESG-проекты. Это больше про то, каким мы хотим видеть мир вокруг и как обеспечиваем устойчивость собственного бизнеса.

То же самое касается и наших внутренних проектов по достижению углеродной нейтральности. Безбумажный документооборот, переработка пластиковых карт, энергосбережение, зеленые закупки, кибербезопасность — эти проекты направлены и на устойчивость бизнеса на длинном горизонте, и на прямую экономию.

Так, в 2021 году Сбер перевыполнил план по раздельному сбору отходов (30% вместо 28%), а эффективные модели энергопотребления позволили сэкономить 230 млн рублей. Вроде бы не такая большая сумма в масштабах Сбера, но это ежегодная экономия, которая принесет 2,3 млрд рублей за 10 лет. Еще один пример: к концу 2023 года мы посадим 1 млн деревьев. Увидим ли мы прямую экономию от потраченных на лесовосстановление средств? Нет. Но так мы компенсируем свой углеродный след, ведь выросшие деревья будут поглощать больше CO2.

— Сколько всего ESG-проектов у Сбера?

— За два года реализовано около 1 тыс. проектов разного уровня и масштаба. Мы лидируем в отечественной ESG-повестке и вносим весомый вклад в ESG-трансформацию экономики страны.

— Легко ли найти ESG-специалистов в России? Где вы их ищете?

— Пока мы большей частью готовим их сами. Тема ESG появилась на отечественном небосклоне относительно недавно — не было ни научной осмысленности, ни комплексного подхода, ни возможностей для обучения. Но затем бизнес почувствовал кадровый голод и сейчас уже активно включился в подготовку профильных специалистов.

Свои учебные программы запустил и Сбер. В СберУниверситете есть базовый бесплатный курс «ESG: введение» для тех, кто хочет разобраться в основных понятиях. Совместно с Высшей школой экономики мы реализовали магистерскую программу. Кроме того, для бизнеса у СберУниверситета существуют корпоративные программы-интенсивы. На сегодняшний момент нами запущено уже три программы обучения. Думаю, они станут хорошим примером для других компаний и институтов — будут появляться новые программы, которые помогут преодолеть дефицит ESG-специалистов в России.

В завершение хочу подчеркнуть, что мы рассматриваем ESG-повестку во всем ее многообразии. Это сложная, многокомпонентная, каждодневная работа. Любое решение мы «взвешиваем», чтобы понять, как оно повлияет на природу, социум и финансовую устойчивость банка, как его воспримут сотрудники, клиенты, партнеры и акционеры, как оно будет выглядеть в корпоративной отчетности и так далее.

Ведь ESG — про длинный горизонт планирования. Здесь нет «быстрых побед». Мы понимаем, что мало измениться самим, — важно быть драйвером позитивных изменений для всей страны. У Сбера для этого есть не только желание, но и компетенции, выработанные на собственном опыте. И это не какое-нибудь тайное знание: мы делимся своими наработками, разрабатываем ESG-продукты для бизнеса любого сегмента и масштаба, финансируем зеленые проекты. Мы рассказываем нашим розничным клиентам, что такое ESG на практике и с чего можно начать — например, с сортировки бытового мусора.

Поэтому главным результатом такой работы для нас станет изменение внутреннего сознания, культуры людей, когда экология из того, что делается «для галочки», станет образом жизни.

#ESG