Финансовая сфера

Банковское обозрение


  • Разворот в сегменте M&A
02.12.2013 Аналитика

Разворот в сегменте M&A

Уходящий год показал, что на банковском рынке по-прежнему много сделок. Наступающий 2014-й, по прогнозам экспертов, должен стать даже более интересным


В апреле 2013 года PwC опубликовал результаты исследования, проведенного в банковском секторе по всему миру. Эксперты констатировали спад активности на рынке банковских слияний и поглощений, наблюдающийся в последние годы, и выяснили, что «он является не просто циклическим спадом, а радикальным изменением экономической и нормативно-правовой среды».

Российскому рынку в отчете PwC был посвящен следующий абзац: «В последние годы в России отмечается рост сделок слияния и поглощения в банковском секторе, и эта тенденция, вероятно, сохранится. В России около 1000 банков, но процесс консолидации, которого на рынке ждут уже давно, так серьезно и не начался. Главная задача для ряда инновационных и быстро развивающихся банков в стране — как получить доступ к капиталу, необходимому для их роста. Стимулировать проведение сделок может также продолжающийся отток с рынка ряда западноевропейских банков. Самые крупные российские банки продолжат наращивать свой бизнес путем проведения сделок слияния и поглощения».

Очевидно, что полностью пазл сложится лишь по окончании года, но хотя в течение декабря еще теоретически возможны какие-то сделки на рынке, общие тренды уже понятны. И можно делать выводы, в чем эксперты PwC были правы, а в чем заблуждались.

Невиданная сделка

Так 2013 год запомнится рядом крупных, и даже крупнейших, сделок по продаже коммерческих банков. Но, безусловно, основное внимание рынка приковано к действиям группы «Открытие».

«Самые интересные сделки проводит ФК «Открытие», которая расширяет состав акционеров за счет владельцев приобретаемых банков и покупает крупные банки с целью стать крупнейшей частной банковской группой, — уверен Максим Васин, старший аналитик Национального рейтингового агентства. — Я не припомню такого опыта по формированию банка, в котором нет контрольной доли ни у кого из акционеров, при этом у большей части акционеров есть другой крупный бизнес».

Фундаментально сейчас цены на банковские активы в мире находятся ниже капитала

Вначале «Открытие» объявило о сделке с Номос-Банком, и весь рынок гадал, кто же кого купил и как будут распределяться роли внутри группы, ведь на момент сделки Номос-Банк был куда более крупным игроком рынка, а сделки, в которых моська поглощает слона, в России редкость. Да и случай не тот (нет «критических» финансовых проблем). В итоге выяснилось, что и само «Открытие» докапитализируется, и средства акционеров участвуют, и взяты займы — в том числе открыты кредитные линии Номос-Банка. Начались изменения в структуре акционерного капитала. Как пояснял журналу «Эксперт» в апреле заместитель гендиректора банка Алексей Карахан: «Процесс консолидации займет три года, и по его итогам структура акционеров изменится достаточно драматично: в ней появятся Александр Несис, Александр Мамут и структуры, с ними связанные; также мы планируем привлечь в капитал группы международные и инвестиционные фонды и прочих портфельных инвесторов. И часть из них в наш капитал уже вошла».

Интересно, что рынок первоначально негативно отреагировал на сделку: акции Номос-Банка после появления официального заявления рухнули на 13%. Аналитики считают, что это была реакция на непрозрачность сделки. Стоимость по-прежнему неизвестна, и посчитать ее сложно, так как частично пакет акций банка был приобретен путем обмена акций «Уралкалия». При этом покупатель делает вид, что у него дисконт к рыночной цене, продавец PPF Group — что получил 15% премии.

Сделка была закрыта (в части контроля) в сентябре 2013; сумма сделки одна из самых больших в российском банковском M&A, но подсчитать ее точно я бы затруднился, говорит Максим Васин.

А затем ФК объявила о покупке у «ИФД КапиталЪ» банка «Петрокоммерц» — опорного банка «Лукойла», с активами в 250,8 млрд рублей (один из топ-30 банковской системы). Сделка должна быть закрыта до конца 2014 года, цена, исходя из оценочной стоимости акций «Петрокоммерца» (с учетом его украинский «дочки»), составит 19,5 млрд рублей или 0,6 капитала (30,9 млрд рублей на конец 2012 года), пишут «Ведомости». При этом «Петрокоммерц» сохранится как самостоятельный бизнес и будет фокусироваться на обслуживании «Лукойла» и «ИФД КапиталаЪ», в том числе вести зарплатные проекты, сообщил источник в ФК.

Сливки со сделок

К числу значимых для рынка Максим Васин относит покупку НПФ «Благосостояние» Абсолют Банка. «Сделка прошла весной текущего года, сумма ее оценивается в 300 млн долларов + 700 млн долларов для замещения субординированных ресурсов, предоставленных бывшим собственником, — говорит аналитик. — Игорь Ким продолжает покупать небольшие региональные банки, а также банки, ранее принадлежавшие иностранным инвесторам».

В текущем году Игорь Ким приобрел и присоединил к своему основному на сегодня банковскому активу — Экспобанку — тюменский Сиббизнесбанк и красноярский Стромкомбанк. И не скрывает, что продолжит.

«Я и дальше намерен развивать банк не только за счет органического роста, но и за счет поглощений. У нас от каждой сделки есть эффект по прибыли. Недавно мы купили лизинговую компанию («ФБ-Лизинг»), и если бы эта сделка не принесла прибыли, мы бы не стали ее совершать, — сказал банкир «Коммерсанту». В то же время Игорь Ким избавляется от активов, которые считает менее интересными, таких как эквайринговый бизнес Экспобанка или остатки акций Восточного Экспресс Банка.

Профессиональный поглотитель

При этом сам банкир уверяет, что: «Фундаментально сейчас цены на банковские активы в мире находятся ниже капитала. Объяснение здесь очень простое: привычка банкира считать мультипликатор к капиталу. Существует несколько методов, один из них — оценка денежных потоков, фактически «сколько это в годовых прибылях». По этому показателю сегодня банки стоят ноль или совсем ничтожную сумму. Метод чистых активов не всегда устраивает сейчас инвесторов, потому что, когда они инвестируют, их цель, естественно, получение наживы».

У многих мелких банков достаточность капитала находится на уровне 25–30% и более

«Бизнес профессиональных «сливателей и поглотителей» состоит в том, что они профессиональные M&A операторы с очень грамотной и давно сложившейся командой (пример — Ким). Они анализируют все предложения на рынке, которые появляются. Затем они делают предложение по приобретению. Как правило, оно рассчитывается как реальная цена капитала банка — найденные «скелеты» (выкупаемые владельцами) — дисконт», — поясняет Вячеслав Путиловский, руководитель информационно-аналитической службы информационного агентства «Банки.ру». По его мнению, дисконт — это законный доход Кима от того, что актив «слили» быстро и профессионально. Ближайший аналог — «объявления "срочно выкупим вашу квартиру"» на подъездах, шутит эксперт. Дисконт, по его опыту, может составлять до 40–50% капитала в зависимости от скорости сделки, развитости бизнеса, количества и объема «скелетов» в балансе.

Фокус на дисконте

«Номинальная стоимость капитала банков — понятие довольно условное. Сделки совершаются, исходя из финансовых результатов и прибыльности. Диапазон значений по мультипликатору капитала — от ноля для проблемных банков до трех и более для таких, как ТКС (речь идет об IPO), — поясняет Максим Васин. — В среднем банки продаются чуть ниже одного, так как не у всех капитал и активы безукоризненно хороши. При оценке крупных и крупнейших банков я бы ориентировался на мультипликаторы Сбербанка и ВТБ, акции которых давно торгуются на бирже. При небольших банках должен существовать дисконт к этим значениям, только если речь не идет о банках принципиально высокомаржинальных, с исключительными рыночными позициями и большим потенциалом».

Причины, толкающие владельцев банков на продажу активов, первостепенно важны в понимании стоимости. «Как правило, продавец не видит перспектив роста стоимости или считает, что предлагаемая цена выше справедливой стоимости. Кто-то видит критические риски (когда, к примеру, невозможно постоянно поддерживать нужную величину капитала при росте банка или когда владелец банка попал в политическую опалу). Кто-то из владельцев считает нужным больше концентрироваться на развитии других активов — либо в нефинансовом секторе (как ИСТ или владельцы «ИФД КапиталЪ»), или в основном банке (как PPF Group), — поясняет Максим Васин. — Часто бывает, что ценность банка для приобретателя выше, чем для нынешнего владельца: к примеру, Игорь Ким доказал способность развивать розничные банки, которые сами по себе в своих регионах существовали безуспешно на протяжении многих лет».

Причины «сливаться»

Вячеслав Путиловский приводит в качестве частых причин для продажи активов такую, как отсутствие возможности развивать банк далее (вливания капитала, регулятивные требования ЦБ, смена бизнес-интересов, конкуренция с госбанками).

В качестве одной из важнейших причин сделок эксперты называют продолжающийся уход с российского рынка иностранных банков. «Причины: смена приоритетов на глобальном рынке (Россия стала неключевым рынком для ряда глобальных банковских групп), условия получения крупными банками помощи от правительств в кризис 2008–2010 годов — выход с рынков, не являющихся для группы ключевыми. Это породило волну продаж и закрытия «дочек» в России, чем пользуются наши бизнесмены.

Впрочем, и тут подвох в деталях. Так, Вячеслав Путиловский связывает анонсированную продажу Совкомбанку ДжиИ Мани Банка вовсе не с желанием уйти с рынка, а с трудностями внутри самого ДжиИ Мани Банка.

Тенденции на рынке M&A

Эксперты приводят несколько тенденций, которые актуальны на рынке сейчас и будут, по их мнению, актуальны в будущем. В их числе Вячеслав Путиловский обозначил как раз «приобретение «монобанков» с неудачными моделями фондирования более сильными и обеспеченными игроками (причина — также охлаждение розничного рынка и повышение резервных требований) и назвал в качестве примеров планируемую сделку: Совкомбанк — ДжиИ Мани Банк. А также готовящееся приобретение банком «Ренессанс Капитал» Связного Банка (чья рисковая модель беззалогового кредитования привела его на грань банкротства и к поиску «спасателя» уже фактически на любых условиях).

Большинство банкиров ожидают рост M&A активности в мире в ближайшие 12 месяцев

Аналитик «Банки.ру» ждет также продолжения выхода с рынка «дочек» иностранных банков. Возможные кандидаты, по его словам: Райффайзенбанк, Росбанк, Русфинанс Банк, «БНП Париба», а также более мелкие. С другой стороны, аналитик финансовой компании AForex Нарек Авакян не исключает, что SocieteGenerale с Росбанком еще поборются за место под российским солнцем, а HSBC, по его словам, вынашивает планы по покупке небольшого российского банка для входа в наш рынок.

Вячеслав Путиловский также ожидает продолжения тренда на приобретение крупными рыночными игроками (включая госбанки) более мелких, но тоже рыночных, игроков с развитым бизнесом, приводя в пример не только «Открытие», но и ускорившуюся в прошлом году консолидацию группы ВТБ. В частности, в 2012 году рынок M&A во многом вырос в связи с покупкой Банка Москвы со стороны ВТБ, сумма сделки по различным оценкам составила порядка 6 млрд долларов), — вспоминает Нарек Авакян. Параллельно шло присоединение к ВТБ24 Транскредитбанка, которое, как и планировалось, закончено в октябре текущего года.

В погоне за масштабом

Максим Васин добавляет в качестве оснований для сделок на рынке покупку или продажу банков, прошедших санацию; приобретение новых банков владельцами существующих холдингов, которые живут за счет развития новых организаций или за счет роста масштаба операций.

Вячеслав Путиловский предвидит «множественные слияния средних и мелких банков, под влиянием усиления требований по достаточности капитала». «У многих мелких банков достаточность капитала находится на уровне 25–30% и более (значение Н1 избыточно). Это происходит из-за трудностей с развитием бизнеса мелких банков и трудностями конкуренции с крупняком. Этого капитала очень не хватает средним банкам, в том числе региональным», говорит эксперт. Ранее зампред ЦБ Алексей Симановский призывал банки к слияниям, чтобы решить проблемы с капиталом перед переходом на Базель III.

Максим Васин уверяет, что не понимает, каким образом слияние двух банков, у которых проблемы с капиталом, решит эти проблемы. «Большие банки не имеют «отдельных», сниженных нормативов по отношению к маленьким. Маленькие банки не являются более проблемными с точки зрения капитала (к примеру, больше всего и чаще всего в капитале нуждаются ВЭБ, РСХБ, Сбербанк, ВТБ и Газпромбанк). В среднем нормативы капитальной достаточности у небольших организаций выше, и им проще решить проблему капитальной достаточности», — поясняет он.

Сделка «под банкротство»

По мнению Вячеслава Путиловского, до сих пор актуальна такая категория сделок как покупка-продажа банка под криминальное банкротство. Ранее на ум сразу приходили «уринские» банки, но после недавнего громкого банкротства — еще и банк «Пушкино». «Банк изначально приобретается у добросовестного акционера, затем из него выводятся все ликвидные активы и одновременно включается «пылесос» вкладов населения. «Оболочка» банка из оставшегося неликвида отдается на банкротство и компенсации со стороны АСВ», — описывает нынешнюю схему аналитик. Впрочем, похоже, что и к предыдущим владельцам «Пушкино» также не исключены вопросы.

«Ожидается продолжение криминальных банкротств на всех уровнях банковской системы (включая госбанки, пример — Россельхозбанк и массовые кредитные мошенничества), — категоричен Вячеслав Путиловский. — Это будет продолжаться, пока власти действительно не расследуют и не доведут до реальных «посадок» всех реализаторов и помогающих им коррупционеров».

Консолидация в тумане

Российские эксперты поддерживают тезис PWC о том, что долгожданная консолидация банковского сектора остается в туманной долгосрочной перспективе.

«ЦБ РФ говорит о необходимости консолидации сектора уже не один год, — напоминает Максим Васин. — В принципе процесс идет, число банков снижается, конкуренция (если ее выражать в математических параметрах, таких как индекс HHI, снижается), но это совершенно не означает, что число банков одномоментно сократится с 900 до 500 или до 50».

Повлияет ли на динамику сделок введение Базеля III? Эксперты однозначно сказать не могут, не понимая всех последствий. По сути, нормативы, а также коэффициенты риска по активам меняются не столь существенно, и банки в принципе будут в тех же условиях, говорит Максим Васин.

«Я считаю, что в 2014 году банковский рынок M&A в России все более активизируется. Все-таки ЦБ уже давно призывает укрупняться, долго игнорировать призыв финансовых властей вряд ли получится», — полагает Нарек Авакян. В 2013 году эксперт прогнозирует показатель M&A в российском банковском секторе на уровне 10–12 млрд долларов, в будущем — рост до 15–16 млрд долларов. Однако учитывая то, что какие-то сделки могут не состояться или сорваться, я бы оценивал рынок в 2014 году в объеме порядка 14 млрд долларов, — осторожничает он.

Максим Васин, напротив, не видит поводов для оптимизма на фоне ухудшающейся экономической обстановки и инвестиционного климата в РФ. По его словам, «большинство банкиров ожидают рост M&A активности в мире в ближайшие 12 месяцев — по сути, 2013-й стал только началом, и банковских сделок действительно было мало в отличие от телекоммуникаций». Аналитик уверен, что и в США, и в Европе будет больше сделок в следующем году, и покупателей на рынке много, и они уже готовы действовать. Но такое оживление активности в развитых странах вряд ли затронет Россию.






Сейчас на главной

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ