Финансовая сфера

Банковское обозрение


  • Алексей Войлуов про… новые 100 рублей, финансовую доступность, ЗСК
04.07.2022 FinCorpFinRegulationFinTechАналитика

Алексей Войлуов про… новые 100 рублей, финансовую доступность, ЗСК

Итоги недели с 27 июня по 3 июля от вице-президента АБР


Вторник, 28 июня

Зачем нам новые 100 рублей

Банк России не отступил от своих планов и в скором времени презентует новую 100-рублевую купюру.

Центральные банки всех стран периодически модернизируют купюры для борьбы с фальшивомонетчиками. По данным Банка России, за первый квартал 2022 года выявлено 30 поддельных 100-рублевых купюр, а возглавляет список подделок банкнота номиналом 2 тыс. рублей (доля подделок в общем количестве данных банкнот). При этом модернизация купюры номиналом 2 тыс. рублей не включена в стратегию наличного денежного обращения (НДО), а значит, в ближайшие пять лет она не будет изменена.

Процесс замены банкнотного ряда в соответствии со стратегией НДО растянут по времени. В этом году заменят банкноту 100 рублей, в 2023-м придет очередь банкнот номиналами 1 тыс. и 5 тыс. рублей, в 2024-м модификации подвергнутся 500-рублевые купюры, для купюр номиналами 10 и 50 рублей настанет очередь в 2025 году. С точки зрения бизнеса целесообразнее менять весь банкнотный ряд сразу, а не растягивать процесс замены банкнот во времени, так как производители оборудования и финансовые учреждения каждый раз заново под каждую купюру настраивают технику, которая принимает и пересчитывает наличные деньги.

Банкнота номиналом 100 рублей концептуально не менялась с 1997 года, то есть четверть века мы пользуемся привычной «соточкой». Сейчас в обращении находится 1,1 млрд штук 100 рублевых банкнот. Подделывать их невыгодно, а вот модернизация потребует значительных средств, которые есть куда потратить в текущей обстановке.

Среда, 29 июня

«Рекорды» финансовой доступности

Количество точек банковского обслуживание продолжает сокращаться девятый год подряд. Начиная с середины 2013 года число учреждений в расчете на 1 млн жителей уменьшилось почти в два раза: с 329 до 181. Одновременно с этим начиная с 2014 года стал уменьшаться показатель обеспеченности населения банкоматами: с 1652 он опустился до 1287 на 1 апреля 2014 года.

Основная причина такой динамики — снижение рентабельности банковского бизнеса, в том числе в результате регуляторного давления и перевода бизнес-процессов из физического поля в цифровое. И если раньше цифровое пространство, в том числе площадь покрытия сотовыми операторами для доступа в интернет, активно расширялось, то в текущей ситуации операторы больше решают вопрос поддержания текущей инфраструктуры.

Понимая важность сохранения доступности финансовых услуг, особенно на удаленных территориях, Банк России попросил кредитные организации сохранить сельские и отдаленные точки обслуживания и банкоматы. ЦБ порекомендовал обеспечить максимально возможное в текущих условиях сохранение количества точек, действовавших на 1 марта 2022 года.

График подтверждает актуальность проблемы. При этом потребность в качественном банковском обслуживании не ограничивается снятием и внесением наличных денежных средств через банкоматы или платежных агентов. Необходимо обеспечение широкого круга операций, соответствующих работавшему ранее банковскому офису, несмотря на наличие или отсутствие интернета. Для решения данной задачи выполнение просьбы регулятора к банкам было бы правильнее подкрепить поддержкой государственных структур: от Правительства — субсидирующей, а от Банка России — мотивирующим регулированием.

Четверг, 30 июня

Эксперименты над банками

Сегодня на Петербургском международном юридическом форуме прошла дискуссия о защите прав потребителя. Михаил Мамута, руководитель службы защиты прав потребителей Банка России, в ходе обсуждения назвал введение института финансового уполномоченного и введение кредитных каникул экспериментом. На что наш спикер Анатолий Козлачков не мог не отреагировать: «Эксперименты, конечно, нужны. Но не хотелось, чтобы они все время были над банками».

Банковская система в рамках пилотных проектов тестирует различные экспериментальные режимы, предложенные регулятором. Одна из свежих инициатив — сделать кредитные каникулы для заемщиков постоянным инструментом по любому виду потребительского кредита. По данным ЦБ за три года, каникулы как инструмент были введены в 2019 году, 86% заемщиков после кредитных каникул вернулись в обычный график платежей. А по итогам пандемийного 2020 года этот показатель составил 72% (он ниже, так как условия были мягче). Ответ банковского сообщества — будем считать. Нас ждет дискуссия математиков.

Подробнее читайте на сайте Ассоциации.

Пятница, 1 июля

ЦБ включает «светофор»

1 июля начала работать «антиотмывочная» платформа ЗСК от Банка России. Это сервис, к которому обязаны подключиться все банки для помощи в оценке своих клиентов на причастность к проведению сомнительных операций. ЗСК позволит банкам почти в онлайн-режиме получать информацию об уровне риска по клиентам и их контрагентам.

Юридические лица и ИП будут распределяться на три группы в зависимости от степени риска нарушения антиотмывочных норм. Клиенты из «красной» зоны будут серьезно ограничены в возможности проводить операции и обслуживаться в банках, а клиенты из «зеленой» зоны подвергнутся меньшему контролю со стороны кредитных организаций. Количество высокорискованных клиентов, которым выставят красную карточку, может быть до 30 тыс.

Платформа ЗСК будет рассматриваться как публичный«светофор», посредством которого любой участник бизнеса сможет узнать, как его деятельность оценена Банком России и как оцениваются операции его контрагентов. Это важно для построения прозрачных и долгосрочных деловых отношений.

Банки и «СБПэй»

31 марта Банк России перенес обязательное подключение банков к приложению «СБПэй» на 1 июля. Но на текущий момент к сервису подключены только 118 банков из 229. Причем среди них нет ряда крупнейших и известных финансовых организаций.

В целом, оплата QR-кодами через СБП доступна и сейчас, даже без приложения: наведи камеру смартфона, введи сумму и плати. Но закон есть закон — о различиях и удобствах расскажу потом, когда к «СБПэй» подключится мой банк.

Конечно, всем потребителям интересна опция NFC. Но банкам придется потратиться на доработку инфраструктуры приема платежей, на что пока готовы далеко не все. Кроме того, для ее внедрения требуются настройки на стороне ТСП. Тут у банков может появиться вопрос «Почему только я?» — ведь терминалом в ТСП будут пользоваться клиенты разных банков.

Отмечу, что СБП-платежи выгодны бизнесу из-за сокращения издержек на прием безналичных платежей. Но они не так интересны банкам: их комиссия уходит, а расходы на внедрение системы за ними — бизнес-модель для банков пока неочевидна.

Подготовлено по материалам Telegram-канала «Цифровые финансы»

 







Сейчас на главной

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ