Банковское обозрение

Финансовая сфера

18.02.2019 Аналитика
Безответственный банкинг

Как меняется практика личной ответственности бывших управленцев и владельцев лопнувших банков


Юлия Михальчук
Адвокат, советник Saveliev, Batanov & Partners

Итоги длившейся не один год реформы субсидиарной ответственности контролирующих лиц, без сомнения, можно назвать прокредиторскими. Практически все новеллы направлены на то, чтобы помочь кредиторам получить удовлетворение своих требований за счет имущества бывших управленцев и собственников банков.

Одно из новых правил, которое суды уже применяют на практике, заключается в том, что теперь споры о привлечении к субсидиарной ответственности рассматриваются по существу до окончания формирования конкурсной массы, а не приостанавливаются, как это было раньше. Например, в деле Юникорбанка суды трех инстанций приостановили рассмотрение заявления о привлечении восьми контролировавших Банк лиц к субсидиарной ответственности на 2,7 млрд рублей до окончательного формирования конкурсной массы. Однако Верховный Суд РФ встал на сторону АСВ, указав на то, что вне зависимости от того, сформирована ли конкурсная масса для расчетов с кредиторами, суд должен рассмотреть требование по существу, и, если он придет к выводу об удовлетворении заявления, то дело может быть приостановлено, но только в части определения размера ответственности1.

В другом деле, после привлечения к субсидиарной ответственности по обязательствам ИнтрастБанка, один из ответчиков обратился в Верховный Суд РФ для обжалования, а также заявил ходатайство о приостановке исполнения судебного акта: окончательный размер ответственности еще не был определен, а конкурсный управляющий уже подал заявление об обеспечительных мерах на 6,7 млрд рублей. Однако ВС РФ отказал в приостановке со ссылкой на то, что в случае необходимости, при чрезмерном взыскании, по делу может быть произведен поворот исполнения, то есть возврат имущества2.

В одном из громких дел за 2018 год Верховный Суд РФ подтвердил правомерность привлечения к субсидиарной ответственности банка Эйч-эс-би-си (РР) по обязательствам компании «Дальняя степь» за проведение банковских операций по ненадлежаще оформленным в 2004 году платежным поручениям3. При этом судьи отказались утверждать мировое соглашение, по которому банк предлагал уплатить дополнительные 400 млн рублей к ранее взысканным 1,253 млрд рублей. Представители отказались пояснить экономическую целесообразность такого условия, что позволило судьям прийти к выводу, что это условие направлено на отмену преюдиции ранее сделанных судами выводов.

В последних числах декабря Верховный Суд РФ высказался еще по одному проблемному вопросу, касающемуся применения обеспечительных мер в отношении контролировавших лопнувшие банки лиц. Суды крайне редко соглашаются санкционировать аресты имущества, ссылаясь на то, что заявитель не доказал намерение ответчика заключать сделки об отчуждении своего имущества. В деле банка ИпоТек ВС РФ смягчил стандарт доказывания4, встав на сторону АСВ.

В конце 2018 года АСВ и некоторые другие лица подали ряд исков к бывшим контролировавшим банки лицам на внушительные суммы. Часть этих споров будет разрешена в 2019 году, а некоторые будут находиться на рассмотрении ближайшие несколько лет.

На начало 2019 года запланировано рассмотрение нескольких заявлений АСВ о привлечении экс-банкиров к субсидиарной ответственности. Одно из них предъявлено 11 контролировавшим Мираф-Банк лицам на сумму более 3,7 млрд рублей. В вину топ-менеджерам ставятся выдача кредитов неплатежеспособным лицам, приобретение неликвидных векселей, хищения и прочие нарушения.

Бывшему председателю правления Банка Город, а также двум исполняющим обязанности предправления предъявлены претензии о сокрытии документов Банка. Также АСВ считает, что председатели и их заместитель, управлявший филиалом в Татарстане, выдали кредиты заемщикам, которые не вели реальную деятельность. Общая сумма требования составляет более 10,5 млрд рублей.

Еще одно заявление касается ответственности четырех контролировавших Милбанк лиц на сумму 3,3 млрд рублей. До этого в декабре суд отказал в аресте имущества ответчиков.

На рассмотрении находится требование АСВ к 11 ранее управлявшим и владевшим ФИА-БАНКОМ лицам на сумму более 6 млрд рублей. Имущество ответчиков арестовано в качестве обеспечения требования.

Но эти немалые, на первый взгляд, суммы могут показаться весьма скромными по сравнению с еще двумя делами, которые будут рассмотрены в этом году. В апреле 2019 года суд заслушает дело о привлечении к субсидиарной ответственности 16 контролировавших Внешпромбанк лиц на сумму 218,9 млрд рублей. Но, пожалуй, самым громким станет кейс Промсвязьбанка, который предъявил своим бывшим владельцам и управленцам иск о взыскании убытков в рекордном размере 282,2 млрд рублей.

На предстоящей II Практической конференции «FinLegal-2019: судебные споры, банкротство и субсидиарная ответственность в финансовом секторе» вместе со спикерами и гостями мы обсудим тенденции судебных кейсов о привлечении контролировавших банки лиц к ответственности, а также поговорим о доказательствах, которые помогают выигрывать такие споры.


1 Определение ВС РФ от 05.04.2018 № 305-ЭС16-4982 по делу № А40-131002/2014.
2 Определение ВС РФ от 15.10.2018 № 305-ЭС15-15347(11), 305-ЭС15-15347(12) по делу № А40-155329/2014.
3 Определение Верховного Суда РФ от 06.08.2018 № 308-ЭС17-6757(2,3) по делу № А22-941/2006.
4 Определение Верховного Суда РФ от 27.12.2018 № 305-ЭС17-4004(2) по делу № А40-80460/2015.




Сейчас на главной