Банковское обозрение

Финансовая сфера

25.01.2019 Аналитика
Криптовалюты: закон и порядок

Криптоиндустрия готовится к качественному скачку в 2019 году


Данил Поминов
Обозреватель
Банковское обозрение

Фото: Оргкомитет Гайдаровского Форума

Фото: Оргкомитет Гайдаровского Форума

 

Применительно к России прорыв может произойти в первую очередь благодаря легитимизации криптовалют — принятие долгожданных законодательных изменений ожидается в ближайшее время. На этом фоне банки, накопившие компетенции и опыт пилотирования блокчейн-проектов, находятся «на низком старте» полноценного участия в криптоэкономике и воплощения преимуществ технологий распределенного реестра. Блокчейн-сообщество, особенно инвесторы проекта, по-прежнему возлагают большие надежды на запуск блокчейн-платформы TON и криптовалюты Gram от основателя Telegram Павла Дурова, который так и не случился в прошлом году.

«Нужен ли России особый путь в криптоэкономике?», — таким вопросом задались организаторы Гайдаровского форума. В рамках круглого стола обсуждались грядущее законодательное регулирование криптовалют в России, риски и возможности криптоэкономики, в частности ICO, а также вопросы налогообложения и практического использования криптоактивов в бизнесе.

Выработка законодательных стандартов в ряде стран началась уже в 2013 году, отметила модератор дискуссии Антонина Левашенко, руководитель Российского центра компетенций и анализа стандартов ОЭСР РАНХиГС. В числе пионеров были США, Япония, Евросоюз, сейчас на мировой криптоарене уверенно себя чувствуют также Сингапур, Швейцария, Южная Корея. Зачастую регулирование носит мягкий характер, в формате разъяснений надзорными органами тех или иных аспектов. Императивные требования касаются, как правило, лишь вопросов идентификации клиентов криптобирж и кошельков, то есть борьбы с отмыванием денег.

По словам Анатолия Аксакова, председателя Комитета Государственной думы по финансовому рынку, пакет законодательных изменений с большой вероятностью («железно», как выразился депутат) будет принят уже в феврале. Прежде всего это изменения в Гражданском кодексе РФ, закрепляющие понятие «цифровые права», которые касаются не только финансовых инструментов. Закон о цифровых финансовых активах (ЦФА), как понятно из названия, будет регулировать взаимоотношения субъектов права в финансовой сфере.

В мировой практике существует несколько подходов к правовому определению природы криптоактивов — как финансового инструмента, ценной бумаги или валюты. «При разработке законопроекта мы определяли криптоактивы скорее как валюту», —сказал Алексей Моисеев, заместитель министра финансов Российской Федерации. Однако «после первого чтения судьба законопроекта круто изменилась», и определение сдвинулось в сторону «иные цифровые права», то есть, по сути, имущество. Принятие той или иной модели будет иметь значение для вопросов налогообложения, бухучета и в целом делового оборота. Так, в случае признания криптовалюты имуществом, при ее купле-продаже автоматически возникнет комплекс налоговых обязательств в части налога на прибыль и НДС.

 

Алексей Моисеев, Минфин РФ и Анатолий Аксаков, Госдума РФ. Фото: Оргкомитет Гайдаровского Форума

Алексей Моисеев, Минфин РФ и Анатолий Аксаков, Госдума РФ. Фото: Оргкомитет Гайдаровского Форума

 

Отдельный блок вопросов появляется в связи с правовым статусом токенов, выпускаемых в рамках ICO. В этой части проблем с налогообложением в законопроекте не предвидится, заверил Анатолий Аксаков. «Это очень похоже на бездокументарные ценные бумаги, с точки зрения налогообложения те же принципы будут применяться при использовании этих инструментов», — отметил парламентарий. Токены, эмитируемые при проведении ICO, закрепляют право на доход, который инвестор может получить при успешной реализации проекта, или право на участие в бизнесе. Использование таких токенов предполагается в закрытых блокчейн-системах.

Что касается так называемых продуктовых токенов, по экономическому смыслу схожих с бонусами программ лояльности, в законопроекте они явно не прописаны, пояснил Аксаков. Хотя интерес к такому решению есть, в том числе со стороны авторитетного РСПП (Российского союза промышленников и предпринимателей), участники которого обсуждают идеи о выпуске токенов, связанных с природными ресурсами. Предполагается, что этот вопрос будет урегулирован через другой законопроект — о регулятивной песочнице. Под эгидой Центробанка такой sandbox уже работает, напомнил депутат, однако скорее в теоретическом режиме, который не предполагает внедрение пилотных проектов в реальную экономику. Новый закон позволит создавать «рабочие» песочницы как по отраслевому, так и региональному принципу, и отрабатывать не вполне отрегулированные бизнес-модели, например те самые продуктовые токены.

Еще один законопроект, о краудфандинге, также затронет ICO-проекты. Краудфандинг, частным случаем которого является ICO, возник как реакция рынка на ужесточение комплаенса и как следствие удорожание традиционных способов привлечения финансирования, считает Алексей Моисеев. Если пытаться подойти к регулированию этих инструментов в полном объеме, это попросту их уничтожит. Нужно применять отдельные элементы, нужны публичная декларация (whitepaper) с описанием параметров проекта и прав инвесторов, а также депозитарий, который будет хранить документы и при необходимости участвовать в арбитраже.

В этой связи чиновник затронул еще одну тему, которая спровоцировала бурную дискуссию. Минфин планирует расширить законодательство о квалифицированных инвесторах, ограничив вложения в краудфандинговые проекты суммой 600 тысяч рублей в год. Ведомство постоянно сталкивается с обращениями граждан по поводу драматических потерь в связи с покупкой финансовых продуктов, причем речь идет не только об откровенных мошенниках. Вспомнили историю с валютной ипотекой. Инвестирование в малый бизнес (которым, по сути, являются ICO-проекты) — тоже весьма высокорискованное занятие. Государство уже потратило на компенсацию финансовой неграмотности населения почти 5 млрд рублей, обмолвился Моисеев. Анатолий Аксаков подтвердил наличие проблемы с пострадавшими инвесторами и пояснил, что ограничения о неквалифицированных инвесторах будут рамочно прописаны в Законе о краудфандинге, а конкретные требования установит Центробанк.

Россия — вторая в мире страна по активности в блокчейн-индустрии, напомнил результаты исследовании компании «Эрнст&Янг» Андрей Михайлишин, директор компании Joys Digital. Разработки этой компании используются для выпуска «ВЭБ коинов», этот экспериментальный платежный сервис развернут на базе Центра цифровой трансформации и блокчейн-компетенций Внешэкономбанка. Ключевой момент для развития индустрии — появление законодательного поля, уверен предприниматель.

Другой представитель бизнеса — Юрий Припачкин, президент Российской ассоциации криптовалют и блокчейна (РАКИБ), был настроен более скептически по поводу грядущих изменений. Он обратил внимание на два эволюционно различных подхода. Первый — это внедрение цифровых технологий, в том числе блокчейна, в традиционную, «аналоговую» экономику. Во втором случае речь идет о новом экономическом укладе, цифровой и криптоэкономике, базирующейся на новых сущностях. Фактически государство руководствуется первым принципом и принимает законопроекты в интересах чиновников, а не участников рынка. Вряд ли такой подход изменит ситуацию в отечественной криптоиндустрии и решение бизнеса работать в других юрисдикциях, подытожил Припачкин.




Присоединяйся к нам в телеграмм
Сейчас на главной