Банковское обозрение

Сфера финансовых интересов

14.03.2018 Аналитика
В ежовых рукавицах регулятора

Как повлияют новые ограничения МФО на финансовую систему и благополучие потребителей финансовых услуг



13 февраля на конференции по финансовой доступности ФИНФИН-2018 Илья Кочетков, директор департамента микрофинансового рынка Банка России, представил пакет предложений по дальнейшему ужесточению условий работы МФО. Среди ограничений было вполне ожидаемое предложение по снижению коэффициента предельного размера долговых обязательств заемщика сначала до уровня 2,5-кратного размера займа, а к середине 2020 года — до 1,5-кратного размера займа.

Кроме того, были озвучены инициативы, оказавшиеся для рынка полной неожиданностью. Так, регулятор предлагает установить верхнюю планку полной стоимости займа. Предполагается, что сначала она составит 1,5% в день, а с середины 2019 года предельный размер полной стоимости кредита (ПСК) снизят до 1%. Участникам рынка займов до зарплаты также был предложен «специализированный продукт»: можно будет выдавать сумму не более 10 тыс. рублей на 15 дней. Максимальная сумма переплаты не сможет превышать 3 тыс. рублей. При этом МФО не смогут взимать ни пени, ни штрафы сверх суммы переплаты. Даже в случае просрочки по займу.

Регулятор и сам признает, что эти инициативы окажут на рынок сильное негативное влияние.

Например, введение 2,5-кратного коэффициента предельного размера долговых обязательств превратит в убыточные 577 компаний из сегмента PDL (payday loans) и 152 компании из сегмента installments. А введение 1,5-кратного ограничения предельного размера задолженности принесет убыток половине участников микрофинансового рынка. По тем же оценкам Банка России, ограничение процентной ставки до 1% в день приведет к убыточности деятельности 619 МФО.

Оценить мультипликативный эффект введения сразу двух ограничений с одновременным введением «специализированного продукта» не взялся даже регулятор.

Впрочем, эти данные, боюсь, огорчают пока немногих. В первые же часы после распространения этой новости от различных экспертов, в том числе от коллег по финансовому рынку, посыпались радостные комментарии, призывающие вводить ограничения еще быстрее и еще жестче.

Микрофинансовые организации часто становятся для заемщика точкой входа на финансовый рынок

Именно поэтому сегодня мне хочется поговорить не о том, что ставки МФО экономически обоснованы (это очевидно из прогноза убыточности компаний), а о том, что микрофинансовый сектор полезен банкам и финансовому рынку в целом.

Микрофинансовые организации часто становятся для заемщика точкой входа на финансовый рынок. Большинство банков не готовы дать кредит человеку без кредитной истории, а МФО — готовы. Взяв несколько займов и заработав репутацию дисциплинированного заемщика, клиент часто уходит в банк, где получает кредит на большую сумму и больший срок.

То же можно сказать и о людях с испорченной кредитной историей. Именно через МФО они чаще всего восстанавливают свою репутацию и вновь становятся добросовестными клиентами для банка.

Однако роль МФО не ограничивается поставкой заемщиков для банков. Уже сегодня мы видим, что в маленьких населенных пунктах МФО остаются единственным поставщиком финансовых услуг, причем не только займов. Многие МФО уже давно предлагают своим заемщикам и страховые продукты, и платежные услуги в партнерстве с другими участниками финансового рынка. Расширение продуктовой линейки для МФО — вынужденная мера в условиях падения маржинальности основного бизнеса. Однако, если основной бизнес (выдача займов) окажется вовсе убыточным, то никакие партнерские продукты не спасут эти офисы от закрытия, а банки и страховые — от потери точки продаж.

Впрочем, регулятор опасается, что этот путь к расширению финансовых возможностей слишком опасен для заемщика. Однако не стоит забывать, что потребность в услугах МФО — это объективная реальность. По данным МФО, входящих в нашу СРО, около 40% заемщиков берут заем именно потому, что им задержали зарплату. То есть продукт востребован в текущей экономической ситуации, а банки не могут позволить себе работу с такими клиентами в силу специфики банковского регулирования.

После ухода МФО с рынка большая часть таких заемщиков будет вынуждена обратиться к нелегальным кредиторам, где цены на услуги выше, права потребителя никак не защищены, а данные о платежной дисциплине заемщика не попадают в БКИ. И последний пункт уже ставит под сомнение устойчивость системы потребительского кредитования в целом, поскольку реальное финансовое положение клиентов уйдет в тень вместе с микрозаймами.

Наша СРО при участии крупнейших игроков рынка уже начала диалог с регулятором, и мы надеемся, что будем услышаны и нам удастся сохранить рынок кредитования единым и прозрачным.