Финансовая сфера

Банковское обозрение


  • Бизнес клиента становится недоступен за границей
01.05.2005

Бизнес клиента становится недоступен за границей

Чисткой российского банковского сектора занимается не только Центральный банк, но и западные банки, прежде всего американские, закрывающие коротношения с банками российскими. Этому примеру скоро последует Евросоюз. Теперь для того, чтобы просто сопровождать бизнес клиента за рубежом, российским банкам придется укрупняться и повышать прозрачность. Иначе с нашими банками не будут иметь дело за границей.


Рейтинги госбанков — на уровне суверенных и выше, что позволяет им получать кредитные линии от самых требовательных партнеров

В последнее время на рынке банковских услуг по сопровождению трансграничных операций наблюдались значительные изменения. Во-первых, изменились внешние условия, в частности, уровень юридических требований со стороны американских банков. В результате усиления борьбы с терроризмом и необходимостью более жестко отслеживать финансовые операции, связанные со странами развивающихся рынков и третьего мира, многие российские банки потеряли возможность открывать корсчета с американскими банками. С другой стороны, банки более активно работают на рынке предэкспортного финансирования, так как слабый спрос на их дорогие кредиты заставляет их все активнее искать новые способы зарабатывать.

Коротношения — кризис доверия

После скандальных банкротств нескольких американских компаний (достаточно вспомнить, например, Enron) и особенно после усиления террористической угрозы развитые страны и особенно США серьезно ужесточили регламентирование операций со странами развивающихся рынков и, в частности, с Россией. Напомним, что до 2003 года Россия входила в черный список FATF — международной группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег, учрежденной развитыми странами, так как ее законодательство не соответствовало нормам ведущих стран мира. После принятия закона о борьбе с легализацией доходов, полученных незаконным путем, и создания Комитета по финансовому мониторингу, позднее преобразованного в Федеральную службу по финансовому мониторингу, Россию все же вычеркнули из черного списка, но на этом проблемы российских банков и компаний отнюдь не закончились.

Если еще несколько лет назад иностранные банки, открывая корреспондентские счета, ориентировались исключительно на ожидаемые объемы бизнеса и соответственно на оценку потенциальных доходов, то теперь главным критерием является прозрачность и открытость предоставляемой российскими банками информации. Любое решение по ведению бизнеса с российским банком теперь должно быть одобрено в первую очередь специальными отделами compliance, которые должны следить за «чистотой» партнеров по бизнесу, чтобы американские власти не заподозрили «свой» банк в пособничестве к отмыванию денег или финансировании террористов. Поскольку проверка информации по российским контрагентам становится трудоемкой, в частности, учитывая и огромное число банков, функционирующих в России, то многие американские банки предпочитают решать этот вопрос радикально.

Активизация «гонений» на российские банки приходится на 2004 год. Некоторые банки еще с 2001 года практиковали закрытия счетов тех банков, которые не обеспечивали достаточного объема операций по ним, то есть если по их счетам проходило 1—2 платежа в день. В частности, первой ласточкой здесь был Bank of New York, значительно сокративший число своих контрагентов в России. А в 2004 году сразу несколько крупных американских банков резко ужесточили свою позицию. ABN Amro закрыл вообще все счета банков России и СНГ. В июле 2004 года United Bank of California (UBoC), единственный банк, продолжавший расширять корреспондентскую сеть в последние 2—3 года и, таким образом, остававшийся последним оплотом российского банковского сектора, сократил число своих контрагентов из стран СНГ на 150 банков, объясняя это давлением со стороны банковских надзорных органов США. А с 30 декабря UBoC пошел на вовсе радикальные меры и закрыл счета остававшихся в нем 300 банков.

После таких кардинальных «чисток» картина отношений российских банков с внешним миром выглядит следующим образом. Открытые корсчета в иностранных банках имеют около 200 российских банков: около 60 корсчетов, включая счета дочерних структур ВТБ, открыто в Bank of New York, порядка 100 в Deustche Bank, чуть более 40 в банке JP Morgan Chase, остальные держат счета в банках типа American Express т.д. Учитывая, что некоторые банки имеют по три-четыре открытых корсчета, к 2005 году отношения с внешним миром действительно сконцентрировались в относительно небольшом числе банков.

В результате пострадал бизнес средних, мелких и региональных банков, которые теперь вынуждены либо «делиться» своими клиентами с крупными банками, либо просто должны платить им за посредничество в международных расчетах. Другим важным соображением является тот факт, что ужесточение отношения к российским банкам в США через некоторое время приведет и к ужесточению со стороны Европейского союза. Например, некоторые банки, потерявшие корреспондентские связи в США, открыли корсчета в европейских банках, которые в дальнейшем могут пойти по пути США. Кроме того, больший объем операций проходит через бывшие советские республики, в частности Латвию и Литву. Но в последнее время некоторые латвийские банки заявили о возможном закрытии корсчетов российским банкам в течение 2005 года из-за давления со стороны властей. Действительно, Латвия занимает четвертое место в мире по объему проводимых через нее клиринговых операций по доллару, большая часть которых связана со сделками российских банков. По оценкам, в случае закрытия корсчетов латвийскими банками могут пострадать около 30 российских банков, входящих во вторую и третью сотню по размеру активов. По данным Moody’s, в латвийских банках открыты корсчета 100 российских банков, поэтому потенциальное число «жертв» может быть больше. В дальнейшем пострадать могут также банки, работающие через Литву, которая также вступила в Евросоюз и будет постепенно применять все более и более жесткие нормы к операциям с российскими коллегами.

Очевидно, что такое ужесточение регулирования систем коротношений, с одной стороны, будет способствовать отказу от финансовых «схем», которыми российские банки сейчас пользуются для улучшения своей отчетности, а с другой стороны — приведет к более быстрой консолидации активов в российском банковском секторе, так как клиенты постепенно будут переходить на обслуживание все в более крупные банки. В то же время, это серьезно подрывает бизнес региональных банков, которые испытывают увеличение издержек при обслуживании клиентских операций.

Аккредитивы под поставки оборудования

Одной из важных ролей корсчетов, открытых за рубежом, является возможность обслуживать импортные или экспортные операции российских компаний.

Оговоримся сразу, что, учитывая структуру российской экономики, роль банков в финансировании экспортных контрактов очень мала. Российские экспортеры, которыми в основном являются крупные поставщики нефти, газа или металлов, напрямую выходят на иностранные банки, закладывают свои экспортные потоки и через эти банки получают выручку, а также рассчитываются по своим кредитным обязательствам. Российские банки не участвуют в финансировании экспортных операций.

С другой стороны, компании, производящие импортные операции, часто испытывают потребность в банковском финансировании. Значительная часть российского импорта, правда, приходится на потребительские товары, то есть на товары с коротким циклом производства, для которых поставку и платеж можно произвести в течение короткого срока. Но когда речь идет о договорах о поставке оборудования, то это гораздо более длительные сроки. И отвлечение средств из оборота предприятия приходится заменять банковским кредитом.

Годовой оборот рынка контрактов по импорту оборудования, которые составляют около 10% российского импорта, доходит до 7—8 млрд долларов в денежном эквиваленте в год, то есть является значимым и еще мало освоенным рынком. Следует также отметить, что этот рынок не является четко сегментированным, то есть любой банк, имеющий генеральную лицензию, может обслуживать контракт импортера вне зависимости от сектора (кораблестроение, авиастроение и т.д.) и вне зависимости от принадлежности компании к какой-либо промышленной группе.

Общая схема с использованием аккредитива, то есть обязательства произвести оплату по предоставлении определенных документов, включает в себя участие российского покупателя, российского банка, иностранного банка и иностранного производителя и обычно выглядит следующим образом: российская компания заключает договор на поставку определенного оборудования из-за рубежа и открывает в российском банке документарный аккредитив, подтверждаемый иностранным банком, приемлемым для поставщика. Когда зарубежная компания произвела оборудование и осуществила отгрузку, она получает оплату от иностранного банка либо по предоставлении документов, либо по истечении предусмотренного периода отсрочки. В конечном итоге оплату производит российский банк, который в свою очередь получает средства от российского импортера по мере погашения его кредита.

Краткосрочное финансирование

Краткосрочное финансирование внешнеторговых операций осуществляется на период 12, 18 или 24 месяца. Емкость этого рынка, по экспертным оценкам, составляет порядка 2—3 млрд долларов, значительная его часть сосредоточена в государственных банках. Наиболее активными игроками на этом рынке, безусловно, являются ВТБ и Сбербанк. У государственных банков несколько преимуществ. Первое — это рейтинги на уровне суверенных и выше, что позволяет им получать кредитные линии даже от самых требовательных партнеров. Во-вторых, на рынке аккредитивов повторяется та же ситуация, что и на рынке кредитования, когда государственные банки имеют возможность перетягивать к себе на обслуживание клиентов благодаря более низкой стоимости кредитов. Так, на рынке аккредитивов себестоимость операции для государственных банков может составлять 1,5—2% годовых, в то время как для десятки крупнейших частных банков эта цифра колеблется в пределах 2—2,5%, а банки, входящие в третью и четвертую десятки, скорее получат котировки в интервале 3,5—4%. Частные банки, разумеется, стараются компенсировать более высокие ставки снижением собственной маржи, а также лучшим уровнем своих услуг — скоростью оформления сделки и т.д. Например, операции, на оформление которых в государственных банках может уйти около месяца или даже полтора, в частных банках берутся оформлять за неделю-две.

Среднесрочное и долгосрочное финансирование

Среднесрочное и долгосрочное финансирование импортных контрактов подразумевает более длительные сроки, как правило, 3—5 лет и 7—10 лет соответственно. В силу более коротких сроков банковских пассивов и активов российских банков, то есть из-за их неспособности гарантировать осуществление сделки на столь длительный срок, такие проекты, как правило, оформляются с участием так называемых экспорто-гарантирующих агентств, таких как Hermes (Германия), ERG (Швейцария), US Eximbank (США), Coface (Франция), MEHIB (Венгрия). Эти агентства выступают своего рода посредниками между российскими и западными банками, как бы гарантируя обязательства первых и страхуя риски для последних. В этом случае опять-таки принципиальным является вопрос о рейтинге российского банка, риски которого агентство берет на себя, — еще 6—7 лет назад агентства экспортного страхования работали исключительно с государственными банками. Кроме того, возможности агентства по участию в сделке определяются также размером портфеля, которое оно выделило на страну, в данном случае на Россию.

Внешняя торговля — хороший бизнес для банка

Тенденция прошлого года показала значимые изменения на рынке внешнеторгового финансирования. Во-первых, многие банки стали серьезнее относиться к этому сегменту бизнеса в связи с его быстрым ростом. Действительно, рост покупательной способности российского населения обуславливает быстрые темпы роста не только импорта потребительских товаров, но и спрос российских предприятий на оборудование. В 2004 году в регионах отмечался всплеск спроса на внешнеторговое финансирование, поскольку основная часть производства сосредоточена как раз не в Москве, а вне столицы. Этот спрос, таким образом, распределился между банками с обширной филиальной сетью в российских регионах, что также на руку ВТБ и Сбербанку, так как именно они обладают расширенной филиальной сетью.

Кроме того, изменились и возможности российских банков по кредитованию торговых сделок. После присвоения России инвестиционного рейтинга банки получили возможность более активно сотрудничать с государственными агентствами экспортного финансирования, что расширило спектр услуг, предлагаемых для российских компаний.

Наконец, активизация внешнеторгового финансирования связана с ужесточением ценовой конкуренции на традиционном рынке банковского кредитования. Иностранные банки начали более активно расширять кредитный портфель, усиливая давление вниз на ставки всего кредитного рынка. В итоге российские частные банки стали серьезно проигрывать не только государственным банкам, но и иностранным банкам. Чтобы удержать клиентов, частные банки стали переориентироваться на новые сегменты бизнеса, таким образом развивая внешнеторговое финансирование, которое раньше казалось менее прибыльным бизнесом.

В 2005 году внешнеторговое финансирование будет развиваться еще более активно. С одной стороны, снижение ставок на кредитном рынке заставит все банки все более активно выходить на рынок аккредитивов. Наконец, недавнее присвоение инвестиционного рейтинга S&P; дает российским банкам ожидать более активного сотрудничества с иностранными банками и агентствами внешнеторгового финансирования.






Новости Релизы
Сейчас на главной

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ