Финансовая сфера

Банковское обозрение


  • Что-то идет не так
25.06.2012 Интервью

Что-то идет не так

Колебания уровня банковской ликвидности имеют вполне определенные причины и следствия. Игроки рынка могут знать эти причины, могут использовать это знание с пользой для себя, но лишены возможности повлиять на происходящее. К чему это может привести, рассказывает Дмитрий Мирошниченко, научный сотрудник института «Центр развития» НИУ ВШЭ
 


— Дмитрий, почему банковская ликвидность в прошлом году начала сжиматься?

— В результате трат средств Резервного фонда, пришедшихся на последние месяцы 2010 года, в 2011 год банки вступили с избытком ликвидных средств на счетах. Но практически сразу, с января, бюджетная система начала в значительных количествах стерилизовать денежную массу. Позже к процессу подключился и ЦБ. Первым и, надо сказать, совершенно неудачным шагом стало повышение ставок по обязательному резервированию. С одной стороны, сумма, выведенная из обращения благодаря этой мере, была не столь велика, но с другой, средств лишились все банки, в то время как бюджетные деньги попадают только в ограниченное их количество и плохо растекаются по остальной экономике.
Более важным шагом со стороны ЦБ стал переход к инфляционному таргетированию, что привело к снижению объемов его операций на валютном рынке. Ограничив скупку валюты, поступающей в страну по счету текущих операций, Банк России тем самым ограничил эмиссию рублей, которую до этого осуществлял в течение всех предыдущих лет. В результате иллюзия моря денег растаяла буквально за полгода, и уже в июле появились признаки их нехватки. Потом и руководство ЦБ осознало — что-то идет не так, и снова, как и в 2008 году, стало экстренно заливать систему деньгами. Ну и про процесс оттока капитала, больше напоминавший эвакуацию, забывать не стоит.

— Получается, банки обречены на финансовую иглу ЦБ?

— При действующей на данный момент экономической модели — да. Но всем прекрасно известно, насколько быстро эта модель может меняться, особенно в силу политической целесообразности. Основной вопрос — даже не столько идеология этой модели, а ее техническое исполнение. Я имею в виду, хватит ли всем банкам активов, принимаемых ЦБ в качестве обеспечения под свои кредиты (включая операции РЕПО). Именно здесь кроется сейчас основная интрига. В условиях еврокризиса и продолжающегося оттока капитала может статься, что ждать ответа на этот вопрос осталось не так уж и долго. Несмотря на предвыборные траты бюджета и приток спекулятивного капитала в январе-марте, при первых «звоночках», прозвучавших на мировых рынках, банки вновь испытали потребность в дополнительном рефинансировании от ЦБ, которое в апреле составило почти 370 млрд рублей — немаленькая сумма. А все потому что бюджетная система изъяла из экономики за месяц разом 540 млрд рублей.

— Вот уже несколько лет внешние заимствования практически недоступны, и, как мы видим, система работает. Значит, можно обходиться своими ресурсами?

— Она работала и до этого более шести лет. Внешние займы работают на ускорение развития, но система сохраняется и без них. Кроме того, не стоит забывать о такой простой штуке, как эффективность использования этих ресурсов. То, что мы получили в середине нулевых, было во многом просто проедено, ушло в виде импорта и вывоза капитала.
Впрочем, здесь мы не одиноки, пример той же Греции показывает, что если базовые отрасли экономики неконкурентоспособны, институты слабы, правительство проводит популистскую политику, то вливание в такую экономику дополнительных средств ведет только к временному росту потребления с перекладыванием долгового бремени на будущие поколения. Или приходится «дефолтиться».

— Тогда учитывая, что российская экономика находится не в лучшем состоянии, возникает вопрос: а какой смысл развивать банковскую систему? Зачем ей расти, если обслуживать будет некого? Что, собственно, сейчас и происходит – корпоративное кредитование растет очень медленно.

— Банковская система может развиваться органически, производить внутренние улучшения. Тем более что банковская система — одна из немногих сфер, где у нас существует реальная конкуренция, поэтому для такого органического развития есть предпосылки.
Впрочем, это бизнес, здесь альтруизму не место, поэтому если не будет видно каких-либо осмысленных перспектив такого развития, то все сильнее будут настроения «окэшиться» и выйти из бизнеса. Ну а что при этом будет с клиентами... Понятно, что ничего хорошего.

— Значит, пока экономика в загоне, все разговоры о развитии банковской системы — это разговоры в пользу бедных?

— Это разговоры в пользу развития экономики. Проведу такую аналогию. Жить на помойке не очень-то удобно и приятно, но даже там можно пытаться создавать какие-то более или менее приличные условия для жизни, пусть и только вокруг себя. Но верхняя планка, задаваемая общим экономическим и политическим развитием страны, все равно будет жестко ограничивать возможности для такого развития.






Сейчас на главной

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ