Банковское обозрение

Финансовая сфера

25.05.2018 Аналитика
Digital не равно «цифровой»

Второй день работы XV Банковского саммита по инновациям и развитию, организованного компанией ЦФТ, был посвящен теме «Бизнес-модели компаний в цифровой экономике»



Лекция Петра Щедровицкого, члена экспертного совета правительства России, полная прогнозов о грядущей третьей технологической революции, а также некоторые заметные события в области digital-банкинга не могли остаться без обсуждения. Поэтому в программе Саммита был заявлен ряд мероприятий, объединенных общей темой «Бизнес-модели компаний в цифровой экономике». Но, в отличие от первого дня, когда уровень обсуждения, по словам Александра Погудина, члена совета директоров ГК ЦФТ, был «космос-космос», на второй день работы Саммита настало время «людей, живущих на земле и видящих, что на самом деле происходит вокруг них».

Андрей Погодин, модератор первой экспертной сессии «Российский финансовый рынок и цифровая трансформация. Роль и место технологий», генеральный директор Научно-исследовательского и проектно-конструкторского института информатизации, автоматизации и связи на железнодорожном транспорте, дал старт экспертной сессии.

В ее рамках было предложено обсудить, почему цифровая экономика — не цифровая копия экономики нынешней, а тот факт, что компания занимается IT, не является автоматическим пропуском в новую цифровую реальность. Почему успешная цифровизация — это в первую очередь изменение бизнес-модели, а трансформироваться будут вынуждены все — не только финансовые институты и ретейл, но и IT-компании? Какие могут быть подходы к внутренней трансформации и какие внешние изменения станут определяющими в этом процессе?

В качестве участников сессии на сцену поднялись Ирина Велиева, заместитель директора направления «Финансовые институты» (Московский офис Standard & Poor's Financial Services, S&P), Павел Самиев, управляющий директор НРА и генеральный директор компании «БизнесДром», Максим Азрильян, главный технический архитектор (Альфа-Банк), и Эльман Мехтиев, исполнительный вице-президент АРБ.

Модератор, задавая тон беседе, показал слайд, посвященный Национальной инфраструктуре цифровой финансовой системы, и напомнил: «Главный наш враг — это монополизм. Цифровая трансформация, как ни странно, усиливает монополизацию, а если трансформация сопровождается определенными действиями регулятора, то возникают значительные риски».

Для эксперта Ирины Велиевой был заготовлен особый вопрос: «Не повлияла ли на пересмотр рейтинга России с мусорного на инвестиционный цифровая трансформация? Какие тренды можно выделить?»

S&P обращает внимание на два общемировых тренда. Во-первых, ужесточение банковского регулирования в ответ на кризис 2008 года. Это касается требований к достаточности капитала, к ликвидности и т.д. ЦБ России движется здесь в русле мировых тенденций и стимулирует банки управлять своим бизнесом более консервативно, держа более высокий запас капитала, что отрицательно влияет на рентабельность. Во-вторых, глобальная тенденция заключается в активизации процессов цифровой трансформации, которая сильно меняет банковскую отрасль. Активизируется этот процесс и вне традиционного банкинга, в результате чего возрастает конкуренция с финтех-компаниями, технологическими компаниями и т.д.

Как эти две глобальные тенденции транслируются на Россию? S&P выделяет три фактора, которые определяют особое место российского банковского сектора в этих процессах.

Первая особенность — это состояние макроэкономики и процесс снижения ключевой ставки. На сегодня позитивный эффект, связанный со снижением ключевой ставки и расширением чистой процентной маржи, практически исчерпан. Это означает, что банки должны будут компенсировать снижение процентной доходности за счет комиссионной составляющей. В этом контексте цифровая трансформация становится суперважной.

Вторая особенность заключается в структуре конкуренции в банковском секторе, а именно в монополизации рынка государственными игроками. В 2017 году произошло событие, которое в долгосрочной перспективе будет определять ситуацию в банковском секторе: три крупных банковских группы попали на финансовое оздоровление в Фонд консолидации банковского сектора, сузив конкурентное поле частных игроков, а это может привести к активизации «внутривидовой конкуренции» в госбанках. Частным банкам в этой ситуации останется лишь создавать новые, актуальные для клиентов продукты и находить платформы для их реализации. Опять же, цифровая трансформация поможет им это сделать.

Наконец, третья особенность — сложность финансирования цифровой трансформации для российских банков. Крупнейшие из них находятся под санкциями, они не могут привлекать долгосрочные финансовые ресурсы за рубежом. У других же, которые еще не начали трансформацию, затраты на IT могут стать весьма существенными или даже неподъемными.

В итоге переход к digital связан как с возможностями, так и с рисками. Многие из них только начинают осознаваться, они еще не до конца исследованы, и нет четких ответов на вопрос о том, как корректно оценить эти риски.

Максим Азрильян продолжил тему digital-рисков, причин изменений в оргструктуре Альфа-Банка и рассмотрел, чего не хватило «Альфа-Lab». Один из рисков, который не учли в самом начале, довольно прост: бэк-офис оказался не готов поддержать начинания инноваторов, которые трансформировали «фронт». Как совет другим спикер предложил рецепт: «Разговаривайте с людьми! Говорите понятно, доходчиво, терпеливо и много раз!». Конечно, были озвучены и другие причины, но на то саммиты ЦФТ и носят клубный характер, где коллеги могут помочь советом и делом, не вынося наружу чувствительную информацию.

Эльман Мехтиев поднял острейшие проблемы, но как выпускник философского факультета МГУ сделал это изящно, с опорой на классиков и привел примеры из истории, благо накануне Петр Щедровицкий подарил ему еще одну цитату: «Они были прекрасными математиками, но им не хватило интуиции». Кого Щедровицкий имел в виду — «Альфа-Lab», Touch Bank или кого-то еще — неизвестно, а Мехтиев, сославшись, на слова одного из журналистов, поставил свой диагноз: «Не хватило “мимишности”, то есть эмоциональной связи с клиентами». По поводу национальной инфраструктуры цифровой финансовой системы представитель АРБ ответил в духе Эммануила Канта и его концепции «трансцедентального единства апперцепции» вопросом на вопрос: «А почему национальная инфраструктура должна быть государственной? Государство не есть страна. Почему происходит подмена цели и средств?».

Деловую программу второго дня завершили ставшими уже традиционными дебаты га тему «Цифровая экосистема: власть сильного или союз равных». Напомним, что в 2017 году с огромным успехом прошла схватка «бутик vs “Черкизон”», а в 2016-м тема дискуссии была «Инновации в эпоху трансформации: вектор движения российских банков». Бессменный ведущий дебатов Ярослав Медокс, независимый эксперт, предложил обсудить, во-первых, «широту и разнообразие цифровых услуг», во-вторых, «равенство возможностей для участников экосистем» и, в-третьих, вопросы обеспечения информационной безопасности и защиты персональных данных. Капитаном команды «Власть сильного» был Эльман Мехтиев, а команды «Союз равных» — Булад Субанов. На этот раз команды сыграли вничью, чем нарушили все традиции. «Союз равных» спасла эмоциональность выступлений, за что команда получила дополнительный балл.



Читайте наши лучшие материалы Яндекс. Дзен Телеграмм

Читайте также