Финансовая сфера

Банковское обозрение


  • Год прошел, год остался
01.03.2010

Год прошел, год остался

Крах Lehman Brothers в сентябре 2008 года разделил мир и Россию на две эпохи: «до» и «после». 16 сентября исполняется ровно год с того момента, как кризис «затикал» в России. Надежды стать островком стабильности для испуганных мировых капиталов не оправдались. Прошел год, остался, наверное, тоже год. В годовщину кризиса «БО» вспоминает основные вехи?— как власть помогала банкам и экономике пережить самые тяжелые времена.


«План Поулсона»

ЦИТАТА.БО

Владимир Путин

«...Проведенный анализ за последнее время выявил тенденцию по сокращению общего объема операций, связанных с переводом денежных средств в зарубежные банки. Это общая тенденция. Но в то же время у банков — получателей государственных средств объем таких операций возрос. Мы должны исключить здесь любой корпоративный эгоизм, а также коррупцию и злоупотребления. Дополнительные государственные ресурсы предназначены не для спекулятивных операций. Они выделяются на поддержку реального сектора экономики и нашей банковской системы».

Премьер-министр РФ Владимир Путин,

10 ноября 2008 года, совещание по экономическим вопросам с участием банкиров и правоохранительных органов.

Инфекция кризиса прежде всего заразила финансовую и банковскую системы. Государство раскачивалось недолго и пообещало банкам около триллиона рублей. Русское подобие «плана Поулсона» (позабытые ныне словечки, а было-то недавно). Казалось, большими деньгами можно герметизировать Россию и остановить распространение инфекции.

«Корпоративный эгоизм»

Но банки, прежде всего крупные (а они-то в основном и получали деньги), вместо кредитования экономики дружно пересели в валюту. В октябре был установлен исторический рекорд по бегству капитала: из России утекло 50 млрд долларов. В День милиции, 10 ноября (что символично) на совещании с банкирами и правоохранительными органами Владимир Путин призвал правоохранителей проверить, как банки расходуют средства госпомощи.

«Финансовые тромбы»

Все поняв и испугавшись, крупные банки активно стали рапортовать о кредитовании. Но деньги в реальный сектор так и не пошли. В реальный сектор пошел кризис.

В конце 2008 года правительство обязало госбанки увеличивать кредитование промышленности на 2% ежемесячно. Невзирая на риски. Но деньги в реальный сектор все равно не пошли. В конце зимы правительство приняло решение о механизме госгарантий по просроченным кредитам системообразующих предприятий. Но деньги в реальный сектор все равно не пошли. В мае правительство скорректировало механизм, применив принцип солидарной ответственности. Но деньги в реальный сектор…. Осенью продолжение последует.

Беззалоговые аукционы

В начале октября 2008 года правительство приняло решение о запуске механизма беззалоговых аукционов — проводников ликвидности для российских банков.

В первые месяцы спрос на денежные ресурсы был колоссальный — ЦБ приходилось размещать по 300–400 млрд рублей. Со временем активность банкиров поутихла — в июле-августе кредитные организации довольствовались суммами в 15–20 млрд рублей.

Изначально предполагалось, что полученная ликвидность должна быть использована банками для кредитования реального сектора. Но теперь очевидно, что банки не восприняли «месседж» и залечивали полученными от ЦБ деньгами свои собственные раны.

ЦИТАТА.БО

Дмитрий Медведев

«…Правительство приняло программу действий по минимизации последствий кризиса в России, по оздоровлению банковской системы, поддержке отдельных секторов экономики. Сегодня главное — эти меры полностью реализовать. <...> Надо прежде всего пробить образовавшиеся в экономике финансовые тромбы так, чтобы выделенные средства дошли до их конечных получателей».

Дмитрий Медведев,

президент РФ, 5 ноября 2008 года, послание Федеральному Собранию.

Снижение требований к ФОРам

С января 2008 года ЦБ несколько раз повышал нормативы отчислений в ФОР. За девять месяцев прошлого года нормативы по обязательствам различных категорий выросли с 3–3,5 до 5,5–8,5%. К началу «кризисного» сентября банкиры уверяли, что столь высокий уровень ФОР создает проблему с ликвидностью во многих кредитных организациях. Снижение нормативов помогло бы многим игрокам, считали тогда участники рынка и с нетерпением ждали хороших новостей от регулятора.

И дождались: 17 сентября ЦБ в экстренном порядке снизил размер отчислений сразу на четыре процентных пункта, а спустя месяц довел значения нормативов для всех категорий отчислений до 0,5%. Но в условиях уже происходящего кризиса эффект от снижения ФОР, по оценкам участников рынка, оказался не таким животворным, как могло бы показаться. Потом ЦБ постепенно повышал тарифы – с 1 августа 2009 года нормативы ФОР составляют 2,5 %.

Дальнейшая политика в отношении ФОР пока непонятна. Высокие нормативы увеличивают надежность системы, но отнимают деньги у капитала банка и кредитования. А тут уже вступают в силу политические задачи. Как ЦБ вырулит – посмотрим осенью.

ЦИТАТА.БО

Алексей Улюкаев

...Это миф, что ЦБ рефинансирует банки под 18%, а они потом вынуждены добавлять маржу, и получается ставка кредитования 25%. По ставке, близкой к 18%, происходит рефинансирование только на беззалоговых аукционах, но их объемы невелики. Есть РЕПО — 12%. Приходите и берите! Есть рефинансирование под обеспечение — 13%. Приходите и берите! А беззалоговые аукционы мы будем притормаживать».

Алексей Улюкаев,

первый заместитель председателя Банка России, 15 марта 2009 года, Восьмая сессия Российского экономического и финансового форума в Швейцарии.

Санация

Проблемы в банках нарастали, ситуация требовала немедленного реагирования. Структуру с необходимым функционалом подобрали оперативно: на эту роль пригласили АСВ. 27 октября 2008 года был принят закон о санации (оздоровлении) российских банков, попавших под «метлу» кризиса. «Лечить», впрочем, государство собиралось далеко не всех. На санацию могли рассчитывать лишь социально значимые банки со значительным объемом частных вкладов. Предполагалось несколько способов «лечения»: рекапитализация за счет госсредств с последующей продажей; перевод обязательств и активов проблемного банка в благополучный (после этого «больной» может быть ликвидирован); выкуп активов.

На первых порах банки-санитары обрадовались возможности «подхватить» проблемные банки почти задаром — ведь среди них попадались весьма привлекательные активы с хорошей сетью и обширной клиентской базой. Но через некоторое время активность инвесторов поутихла: анализ балансов проблемных подопечных выявил ряд серьезных проблем. Некоторые инвесторы предпочли вернуть активы под крыло АСВ. Ажиотаж вокруг санации поутих: за последние несколько месяцев не было объявлено ни об одном новом претенденте на оздоровление.

На сегодняшний день санируется 18 банков, из них лишь 3 попали под оздоровление в 2009 году. Впрочем, механизм гостеприимно открыт.

ЦИТАТА.БО

Александр Турбанов

— ...Александр Владимирович, в начале кризиса вы давали прогноз, что санации будут подвержены от 20 до 40 банков. Каков ваш прогноз в этом году?

— С момента принятия закона Агентство участвовало в оценке финансового положения 20 банков. Из них в пяти случаях мы отказались от участия в санации, а над 15 проектами сейчас ведется работа. Можно сказать, что наша предварительная оценка оказалась верной. Мой прогноз на 2009 год: процедуре санации будут подвергнуты от 0 до 20 банков.

Александр Турбанов,

гендиректор АСВ. Из интервью «Банковскому обозрению», январь 2009 года.

Плавная девальвация

Днем рождения первой в истории России управляемой плавной девальвации можно считать 10 ноября 2008 года, когда глава ЦБ РФ Сергей Игнатьев в осторожных выражениях не исключил возможности девальвации рубля. На следующий день стоимость бивалютной корзины выросла на 31 копейку — до 30,70 рубля.

Падение рубля завершилось 20 января. За два месяца девальвации рубль потерял 21%, достигнув максимального значения к бивалютной коризне — 38,88 рубля. 23 января ЦБ официально объявил о завершении девальвации, установив верхнюю планку бивалютного коридора на уровне 41 рубля.

Плавность проведенной девальвации разделила экспертов на два противоположных лагеря. Сторонники плавной девальвации уверены в том, что управляемость и постепенность процесса позволила избежать паники населения. Противники считают, что плавная девальвация слишком дорого обошлась ЦБ, стала почвой для массовых спекуляций и не дала экономике импортозамещающего эффекта. Как бы то ни было, сейчас рынок замер в ожидании. По ряду макроэкономических признаков и чиновничьих «оговорок» можно судить о том, что очередной раунд девальвации не за горами. И вряд ли она будет плавной: на заботу о настроениях населения у государства уже нет денег.

ЦИТАТА.БО

Сергей Игнатьев

«…По моему мнению, вероятность того, что до конца текущего года стоимость бивалютной корзины превысит установленную границу, крайне незначительна. <...> С 23 января мы установили верхнюю границу для стоимости бивалютной корзины на уровне 41 рубля. Банк России заявил, что эта граница установлена как минимум на несколько месяцев».

Сергей Игнатьев,

председатель ЦБ РФ, 3 апреля 2009 года, съезд Ассоциации российских банков.






Новости Релизы
Сейчас на главной

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ