Финансовая сфера

Банковское обозрение


  • Конкуренция как фактор риска
01.02.2006

Конкуренция как фактор риска

Популярность риск-менеджмента сегодня — сродни популярности маркетинга лет пять тому назад. Об этом свидетельствует взрывной рост количества профильных конференций, семинаров и дискуссийна интернет-форумах. Вопреки апокалиптическим предсказаниям аналитиков о массовом дефолте по потребительскому кредитованию банкиры не видят угрозы со стороны заемщиков-физлиц. Главным фактором риска стала обострившаяся конкурентная борьба, которая заставляет некоторых банкиров закрыть глаза на опасность.


На клиентов-юрлиц по-прежнему приходится большая часть рисков

Существует множество классификаций банковских рисков, однако значительную их часть с некоторым огрублением можно свести к собственно банковским (эндогенным) рискам и так называемым общим (экзогенным) рискам. К числу первых относятся операционный, кредитный, валютный, процентный риски и риск несбалансированной ликвидности. Под внешними рисками понимаются, во-первых, отраслевые и, во-вторых, страновые и региональные риски.

Наиболее значительным, по общему мнению экспертов, является кредитный риск. Даже в экономической литературе по риск-менеджменту (в том числе в материалах Всемирного банка) рассмотрение именно кредитного риска выделяется отдельно, тогда как прочие виды рисков для их рассмотрения объединяют в объемные группы: операционные риски, риски ликвидности, рыночные риски и некоторые другие. В российских банках кредиты юридическим лицам сейчас составляют наибольшую долю доходных банковских активов, — говорит заместитель директора департамента управления рисками АКБ «Промсвязьбанк» Елена Шаталова. По сводному балансу банков Московского региона (без Сбербанка России) на начало второго полугодия 2005 года ссуды предприятиям составили наибольшую долю банковских активов — 41,3% валюты баланса-нетто; на втором месте по объему находятся предоставленные МБК — 12,6%; и лишь на третьем месте — вложения в ценные бумаги, составляющие 11,7% банковских активов.

С оценкой кредитного риска как приоритетного объекта внимания риск-менеджера согласен и начальник управления по контролю за рисками Международного московского банка (ММБ) Андрей Галаев: «Большинство крупных банков являются универсальными, т.е. предлагают все основные виды услуг своим клиентам. И значит, в этих банках будут присутствовать все три основные группы рисков (так, как они классифицируются по Базельским рекомендациям): кредитные, рыночные, операционные. Я бы оценил кредитный риск как основной. В то же время для банков, специализирующихся в области ритейла, важным риском станет операционный, для инвестбанков — рыночный».

Впрочем, операционный риск (т.е. риск человеческой ошибки, преднамеренно осуществленного преступления или компьютерного сбоя) также не стоит недооценивать. Достаточно вспомнить историю крушения одного из старейших британских банков — Bearings. Причиной коллапса стали действия одного из менеджеров, увлекшегося игрой на фондовом рынке.

Елена Шаталова (Промсвязьбанк) считает риски потребкредитования чрезмерно преувеличенными: «Риски потребительского кредитования на отечественном рынке невелики в силу незначительной доли кредитования населения в общем объеме активных банковских операций». По сводному балансу банков Московского региона (без Сбербанка России) на начало второго полугодия 2005 года ссуды населению составили всего лишь 5,7% валюты баланса-нетто. Более того, российская экономика в общем характеризуется заниженной долей сбережений населения в ВВП. Значение этого показателя ниже 20% указывает на то, что средства населения не являются реальным источником инвестиций в экономику. По статистическим данным, доля депозитов и прочих привлеченных средств физических лиц в ВВП возросла с 01.01.1999 по 01.01.2005 года лишь с 7,6 до 11,7%. Этот уровень сбережений почти в два раза ниже установленного методикой МБРР порогового значения в 20%. «Иными словами, риск как возможность потерь при потребительском кредитовании в России сейчас ограничен невысоким объемом самого рынка ритейла», — заключает эксперт Промсвязьбанка.

Конкуренция как фактор риск-менеджмента

Естественно, национальной спецификой обладают не только банковские риски в России, но и система управления ими — собственно, риск-менеджмент. Эксперты констатируют резкий рост внимания к риск-менеджменту со стороны российских банкиров в последнее время. Это можно считать безусловно позитивным фактом, свидетельствующим о том, что надежность кредитных организаций, а соответственно, и стрессоустойчивость всей экономики будет возрастать. Но сегодня еще характерной чертой многих отечественных банков являются отсутствие выделенных подразделений по управлению рисками и слабо развитые области риск-менеджмента сложных финансовых инструментов, например срочных сделок (фьючерсы, форварда, опционы).

Развитие риск-менеджмента в России зависит от макроэкономической ситуации и актуальных тенденций банковской системы, к которым относятся ужесточение конкуренции, специализация банков, выбытие неэффективных банков.

Макроэкономическую ситуацию сейчас можно оценить как чрезвычайно благоприятную — мы находимся на стадии подъема экономического цикла. Однако нельзя забывать о законе цикличности развития экономики и о другой стороне макроэкономического благоденствия — обострении межбанковской конкуренции и экспансии иностранных банков, привлеченных положительным фоном экономического развития.

Например, в конце октября 2005 года в Центре фундаментальных и прикладных исследований Финансовой академии при Правительстве РФ состоялось заседание «круглого стола», в котором принимали участие Татьяна Парамонова, Андрей Козлов, депутат Госдумы Александр Лебедев, российские ученые и представители ведущих коммерческих банков. Факт резкого обострения конкурентной борьбы на российском рынке банковских услуг был отмечен всеми без исключения участниками этого заседания. В частности, Андрей Козлов отметил, что сейчас 60% кредитов юрлицам предоставлены российскими банками и 40% — иностранными банками, а до последнего времени это соотношение было девять к одному. Иными словами, российские банки уже проиграли в конкурентной борьбе иностранцам значительную часть рынка кредитования. Стремясь к победе в конкурентной борьбе, банки склонны к принятию более высокорискованных стратегий развития. В таких условиях банк обязан придерживаться «золотой середины» между эффективностью (доходностью и экспансией) и рискованностью. Крен в одну или другую сторону может стать для банка разрушительным. Банк может понести потери и рискуя, и отказываясь от риска с соответствующим снижением эффективности. В любом случае это будет гибель в конкурентной борьбе.

Чрезвычайно важную роль в формировании системы оценки и управления рисками играют рекомендательные установки Базельского комитета. По мнению западных банкиров, Базель II в наибольшей степени соответствует условиям работы крупных универсальных банков, производящих большие объемы операций и работающих с крупной клиентурой — рыночными открытыми компаниями. По сути дела, введенные в действие Банком России Положение 254-П и Положение 232-П, являются адаптированными к российским условиям рекомендациями Базельского комитета с поправкой на более низкий уровень развития отечественного финансового рынка.

Базель II содержит рекомендации по совершенствованию техники оценки кредитных рисков и их управлению, развитию надзора, риск-менеджмента и поддержанию рыночной дисциплины. А основной его целью является содействие совершенствованию систем риск-менеджмента и адекватной капитализации банков. Строгие банковские нормативы станут более эластичными и будут зависеть от степени риска операций, которые осуществляет банк. Однако возможностью более эффективного управления капиталом смогут воспользоваться только те банки, которым будет разрешено использовать более сложные методы расчета рисков — в частности, свою внутреннюю рейтинговую систему. Для банков, использующих стандартизированный метод оценки рисков, внедрение рекомендаций Базель II, видимо, не приведет к снижению требований по достаточности капитала. В то же время проблема отсутствия необходимого объема статистических данных для реализации более сложных методов расчетов риска чрезвычайна актуальна, отмечают банкиры.

Рисковый инструментарий

В российских банках процедуры управления рисками выстраиваются в соответствии с западными стандартами организации этой деятельностью. Задачами риск-менеджера являются выявление всей совокупности потенциальных рисков, установление приоритетов (по вероятности реализации и размеру возможного ущерба) и, на заключительном этапе, определение конкретного инструмента управления банковскими рисками или их комбинации сообразно ситуации и их применение.

Перечень же самих инструментов риск-менеджмента носит довольно ограниченный характер — система лимитов; система распределения полномочий и принятия решений; многоуровневая система коммуникаций (одним из уровней которой является IT-система); система внутреннего контроля; программа действий в форс-мажорных обстоятельствах; хеджирование.

Елена Шаталова рассказала «БО» о том, что в Промсвязьбанке применяется системный подход к управлению рисками в рамках тех возможностей и ограничений, которые предоставляет экономическая среда. В Промсвязьбанке используются традиционные методы управления риском: оставление риска на собственном удержании (резервирование, диверсификация), и одновременно используется метод передачи риска третьему лицу — распределение риска (залог, поручительство, гарантия, хеджирование, страхование). «Также хочу отметить, что в нашем банке на протяжении ряда лет действует внутренняя система рейтинговой оценки заемщиков, являющейся базой для создания резервов, основной принцип которой — обеспечение единого подхода для оценки качества ссуд», — добавляет эксперт.

Новым инструментом управления рисками является комплексное страхование от преступлений и других действий персонала и третьих лиц (BBB — Bankers Blanket Bond). Позитивные изменения внедряются постепенно, шаг за шагом, и этот процесс неотвратим, особенно в свете государственного курса на полноценную интеграцию России в международный финансовый рынок. Банки будут не только иметь возможность создавать резервы на потери по активным операциям, но и страховать свои операционные риски, в частности риск злоупотреблений персонала и третьих лиц.

Андрей Галаев (ММБ) отмечает, что в целях ограничения различных видов риска и достижения эффекта диверсификации в ММБ действуют разноплановые (разноуровневые) лимиты. Кредитные риски ограничиваются общими лимитами на контрагента и на группы контрагентов наряду с лимитами на страны их юрисдикции. Рыночные риски ограничиваются рядом специальных лимитов, таких как лимит на процентный риск, лимит на открытую валютную позицию, лимитами на Value-at-Risk (VAR) и лимитами, ограничивающими величину убытков по открытым позициям (stop-loss).

Риски ликвидности также ограничены лимитами на разрыв ликвидности и лимитами на объем совершения операций по каждому продукту (например, лимит на операции с ценными бумагами). Для управления процентным риском в ММБ наряду с использованием стандартных инструментов (стимулирующих размещение/привлечение банка в определенных временных интервалах) применяются сделки FRA/IRS и фьючерсы. Управление валютным риском осуществляется как с помощью стандартных механизмов, например конверсионных сделок, так и с применением производных инструментов — форвардных контрактов, свопов и фьючерсов. На уровне отдельных сделок валютный риск покрывается дисконтами на обеспечение по кредитным продуктам, если они номинированы в разных валютах. При расчете дисконтов используется методология VAR. Операционными рисками управляет отдел операционных рисков, специалисты которого отслеживают бизнес-процессы всех подразделений банка. Внутренний контроль осуществляет служба внутреннего аудита.

Практика риск-менеджмента

Но важнее всего вопрос, как в соответствии с внутренними регламентами организовано осуществление функции риск-менеджмента в том или ином банке.

«Функция управления риском — сложная, системная и многоуровневая. У нас управление риском начинается с момента его идентификации, затем производится количественная и качественная его оценка. Далее осуществляется функциональное агрегирование данных специализированными профильными подразделениями банка, и необходимые решения принимаются полномочными лицами и коллегиальными органами управления», — объясняет Елена Шаталова (Промсвязьбанк).

«В нашем банке риск-менеджеры всех направлений подчинены одному директору по управлению рисками, — говорит начальник отдела рыночных рисков Альфа-Банка Андрей Бобышев. — Это позволяет нам получать синергетический эффект, быстро принимать решения. Например, есть компания, которой мы выдали кредит. Риск-менеджер, занимающийся кредитными рисками, говорит, что существует повышенная вероятность дефолта по этому кредиту. Если у нас есть облигации этой компании в портфеле ценных бумаг, то риск-менеджер, занимающийся рыночными рисками, может оперативно поменять рыночные позиции, например, продав эти облигации. Эта система очень выгодно нас отличает от отечественных и даже западных банков. В большинстве банков риск-менеджмент разрознен».

А в Международном московском банке есть специализированное подразделение — управление по контролю за рисками (УКР), которое структурно разделено по видам рисков (кредитные, рыночные, операционные) на отделы.

УКР подчиняется отдельному члену правления, который не курирует ни одно из бизнес-подразделений, таким образом достигается независимость оценки рисков. При рассмотрении вопросов по кредитному риску наряду с первичным анализом сделки/клиента/продукта, проводимым бизнес-подразделениями, специалисты УКР проводят вторичный анализ и выдвигают свои рекомендации кредитному комитету, который рассматривает заявку в рамках своих полномочий. В случае рассмотрения крупных сделок решение кредитного комитета передается на утверждение акционерам ММБ. В свою очередь, вопросы, связанные с рыночными рисками, рассматриваются комитетом по управлению активами и пассивами — с учетом рекомендаций УКР и казначейства. Вопросы, связанные с операционными рисками, рассматриваются при участии аудиторского комитета банка.

Справка «БО»

Признанный авторитет западного банковского дела Эдгар М. Морсман, занимающий последние 24 года различные ключевые должности, связанные с кредитованием в Norwest Bank Minnesota, в своей монографии «Управление кредитным портфелем» приводит кажущиеся на первый взгляд невероятными цифры: для обеспечения приемлемой рентабельности банка (именно приемлемой, а не высокой) правильные решения при коммерческом кредитовании должны приниматься приблизительно в 99,5% случаев (!). По его мнению, снижение доли правильных решений до 98,5% может превратить уровень правильных решений из приемлемого в катастрофический.






Новости Новости Релизы
Сейчас на главной

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ