Банковское обозрение

Сфера финансовых интересов

19.08.2015 Мнение
На что нам намекнули?

На днях помощник президента, бывший министр экономики Андрей Белоусов сказал, что «у нас маловато валютных резервов. Это значит, что для валютных интервенций Банка России, чтобы держать курс рубля на плаву ограниченные возможности. А что остается в руках у Банка России, чтобы влиять на курс рубля, который «плавает»? Остается другой рычаг – ключевая ставка процента»



Как понимать это замечательное высказывание? Это значит, что, если рубль опять будет бурно и глубоко валиться, как в декабре 2015 года, то можно ждать, что ЦБ опять поднимет ключевую ставку. И мы опять увидим космический процент. Ключевая ставка в 16–17? Еще выше? Если это случится, то что это значит?

Процент вверх сегодня — это экономика вниз, риски – вверх, инфляция — вверх, курс рубля — против всех учебников и законов — вниз, вывоз капитала — против всех законов, полный вперед, акции и облигации — вниз, кредиты — вниз. Вспомним декабрь 2014-го.

А есть ли причины, чтобы рубль стал глубоко и бурно валиться? Во-первых, это уже сейчас происходит. За три месяца, с 18 мая, с уровня 49,1 рублей за доллар рубль упал до 65,85 рублей за доллар. Ушел вниз на 34%. Во-вторых, даже если забыть о том, что нефть продолжает падать и рубль бодро шествует за ней, то стоит еще вспомнить, что впереди внутригодовые пики платежей по внешним долгам России (корпорации и банки). Эти пики (сентябрь, декабрь) можно увидеть на графике внешних платежей, опубликованном на сайте Банка России.

А мы помним историю прошлого года, когда — по общему мнению (эта история так официально и не расследовалась) — корпорации получали рублевые кредиты, скупали валюту на внутреннем рынке для того, чтобы погасить свои долги, продавали рубли, а рубль валился, валился, валился.

Во всей этой истории одно только вызывает недоумение: а как же наше по-прежнему очень большое положительное сальдо торгового баланса? Экспорт товаров превышает импорт товаров на десятки миллиардов долларов. Но, видимо, как река Амударья разбирается в Средней Азии по мелким каналам и канавкам, так и это — тоже космического размера — сальдо торгового баланса выпивается до дна прежде, чем дело дойдет до погашения долгов. Во всяком случае, так было в прошлые годы. Но в этом нам еще предстоит разобраться.

Так на что же нам намекнул помощник президента? На то, то ожидается в августе — декабре.

На то, что Банк России разведет руками, у него осталось маловато валютных резервов.

Нам намекнули на рост процента, на ожидания того, что рубль будет слабеть и дальше.

А еще на то, что все информационные и, самое главное, идеологические каналы забиты, и к помощнику президента, и к руководству Банка России. Все знают, что у Банка России, кроме ключевой ставки и валютных интервенций, есть еще много инструментов, чтобы удерживать рубль. На рынке об этом кто только ни писал и не говорил. Во всяком случае, я это делал много раз. «Кричал» об этом много раз и Михаил Ершов.

Что еще? У меня есть собственный прогноз. Главное, чтобы он не сбылся. Но чую, что дело к этому идет. Это «великое безмолвие», когда все изображают, что все в полном порядке и все денно и нощно занимаются экономикой и все под контролем! Чую, что это безмолвие закончится, рано или поздно, закрытием, полным или частичным, надеюсь, что временным счета капиталов и ограничением обращения наличной иностранной валюты. Просто бывают ситуации, когда, хочешь или нет, но по-другому поступить нельзя (Кипр, Греция, Украина, Аргентина и далее по куче других стран).

— О, давно пора! — скажут некоторые из моих собеседников.

Кто-нибудь из великих пожмет плечами:

— А зачем нам доллары? Наша валюта — рубль!

Я же начну усиленно вздыхать, видя в этом следующую стадию болезни растраты прежних запасов под названием «куда ни ткни, всюду — клин».



Читайте наши лучшие материалы Яндекс. Дзен Телеграмм

Сейчас на главной