Финансовая сфера

Банковское обозрение


  • Проблемные вопросы налогообложения операций с ЦФА и УЦП
13.06.2024 Best-practice

Проблемные вопросы налогообложения операций с ЦФА и УЦП

Налоговые последствия выпуска ЦФА и цифровых прав, включающих одновременно цифровые финансовые активы и утилитарные цифровые права (ГЦП), и операций с ними могли бы в значительной части «зеркалировать» налогообложение операций, которые лежат в их основе


Концептуально это было бы совершенно обоснованно, поскольку ЦФА и ГЦП по своей правовой природе — форма отношений, наполняемая привычным правовым содержанием. Таким содержанием могут быть самый обычный заем, заем с опциональным участием в риске изменения стоимости актива / финансового состояния заемщика, участие в капитале компании, инвестиция в биржевой товар, авансирование приобретения товара, работы или услуги и прочее. ЦФА и ГЦП — точно такая же форма, как, к примеру, долговые ценные бумаги, производные финансовые инструменты и подарочные сертификаты.

Вместо экстраполяции налогового регулирования существующих институтов на ЦФА и ГЦП было разработано специфическое налоговое законодательство, которое содержит довольно много пробелов и не учитывает апробированные решения, избранные при формировании действующей налоговой системы.

Безусловно, при налогообложении операций с привычными инструментами многие вопросы также не решены или неоднозначны, но это точно не может являться причиной того, чтобы «плодить налоговые сущности».

Справедливости ради следует оговориться, что нет ничего негативного в самой по себе тонкой настройке налоговой системы с дифференциацией подходов к регулированию в зависимости от формы, которая избрана для отношений. В частности, сейчас действуют специальные правила налогообложения операций с ценными бумагами (притом даже для схожих ценных бумаг могут действовать разные правила налогообложения), производными финансовыми инструментами, операций на индивидуальных инвестиционных счетах и т.д. Тем не менее некоторые решения в отношении ЦФА и ГЦП представляются как минимум спорными. Синхронизация механизмов налогообложения выпуска ЦФА и ГЦП и операций с ними позволила бы расширить возможности для замещения ими привычных инструментов и не отказываться от их использования вследствие отдельных «неудобных» налоговых аспектов.

Налог на прибыль

Для ЦФА и ГЦП действует почти идентичные порядки налогообложения на прибыль, различающиеся критериями наличия условия о выкупе ЦФА или ГЦП и сроками наступления этого условия.

Различия в налогообложении операций с ЦФА и ГЦП налогом на прибыль состоят в следующем:

1) в случае выкупа ГЦП посредством поставки активов (ценных бумаг, товаров, работ, услуг, предоставления прав на результаты интеллектуальной деятельности) у последнего обладателя ГЦП не возникает налоговой базы (прибыли или убытка) по операциям с ГЦП. Расходы на приобретение ГЦП учитываются последним обладателем ГЦП в стоимости поставленных ему активов;

2) у последнего обладателя ГЦП, который приобрел ГЦП не у его эмитента, есть обязанность учитывать для целей налога на прибыль доходы в размере сумм НДС, принятых последним обладателем ГЦП к вычету в связи с выкупом ГЦП посредством поставки актива, реализация которого облагается НДС.

Если выкуп ЦФА и ГЦП предусмотрен решением об их выпуске, доход для целей исчисления налога на прибыль признается у эмитента ЦФА и ГЦП:

  • на дату выкупа — при сроке выкупа не более 10 лет;
  • на дату истечения 10 лет со дня выпуска ЦФА и ГЦП — при сроке выкупа более 10 лет и в случае, если срок выкупа не определен (например, зависит от определенного условия: изменения цены на какой-либо товар, какого-либо индикаторного показателя).

Если выкуп ЦФА и ГЦП не предусмотрен, доход признается их эмитентом на дату получения оплаты за ЦФА и ГЦП.

Обладатели ЦФА и ГЦП учитывают доход от ЦФА и ГЦП на дату возникновения обязанности эмитента ЦФА и ГЦП выплатить такой доход — по доходам, не связанным с выкупом ЦФА и ГЦП, и на дату выкупа ЦФА и ГЦП — по доходам от выкупа ЦФА и ГЦП.

Расходы для целей исчисления налога прибыль признаются в следующем порядке: эмитенты ЦФА и ГЦП в случае выкупа ЦФА и ГЦП уменьшают доходы от выпуска ЦФА и ГЦП на сумму выплаты в связи с выкупом ЦФА и ГЦП. Расходы, не связанные с выкупом ЦФА и ГЦП, признаются на дату возникновения обязательства по осуществлению выплат по ЦФА и ГЦП.

Обладатели ЦФА и ГЦП также учитывают расходы для целей исчисления налога на прибыль в зависимости от типа ЦФА и ГЦП:

  • в случаях, когда выкуп ЦФА и ГЦП предусмотрен решением об их выпуске, расходы учитываются на дату выкупа ЦФА и ГЦП;
  • если выкуп ЦФА и ГЦП не предусмотрен, но определена дата, с наступлением которой обязательства по ЦФА и ГЦП прекращаются, расходы учитываются равномерно в течение срока существования обязательства по ЦФА и ГЦП
  • в ситуациях, когда выкуп ЦФА и ГЦП не предусмотрен и не определена дата, с наступлением которой обязательства по ЦФА и ГЦП прекращаются, расходы учитываются на дату реализации ЦФА и ГЦП. Аналогично на дату реализации ЦФА и ГЦП признаются расходы в случае их отчуждения.

Сравнивая, как происходит налогообложение идентичных по своей экономической и правовой природе операций, структурированных через ЦФА и без использования ЦФА, можно прийти к выводу, что ЦФА менее интересны для использования с точки зрения налогообложения на прибыль, чем привычные инструменты.

Можно предположить, что при прочих недостатках механизма налогообложения операций с ЦФА одним из наиболее существенных сдерживающих оборот ЦФА фискальных факторов будет то, что налоговая база по налогу на прибыль в отношении операций с ЦФА определяется отдельно от основной налоговой базы, но совокупно с налоговой базой по необращающимся ценным бумагам и производным финансовым инструментам. Это означает, что расходы и доходы по таким операциям не влияют на налогообложение основной деятельности налогоплательщика. Например, доходы, полученные налогоплательщиком от продажи товаров, не могут быть уменьшены на расходы в форме периодических платежей по выпущенным «долговым» ЦФА. Однако при привлечении обычного долгового финансирования (в форме кредита, выпуска биржевых облигаций) расходы в форме процентных платежей признаются в основной налоговой базе налогоплательщика.

В случае структурирования с использованием ЦФА простых, неосложненных дополнительными условиями заемных отношений номинально (в части порядка признания доходов и расходов) разницы в налогообложении не будет. В случае эмиссии обычных облигаций со сроком погашения менее 10 лет (а таких облигаций на рынке значительное большинство) и в случае привлечения заемных средств при помощи ЦФА налогообложение будет идентично. Но идентично налогообложение будет исключительно номинально. Расходы и доходы по ЦФА все равно будут учитываться в отдельной налоговой базе, в то время как расходы и доходы по эмитированным облигациям будут приниматься к учету в общей налоговой базе.

В случае с облигациями доходы и расходы ни эмитентом, ни их первым приобретателем при выпуске учитываться не будут. Последующие приобретатели облигаций учитывают расход в сумме стоимости приобретения облигаций на дату их погашения.

С ЦФА технически ситуация аналогичная: в дату выкупа эмитент ЦФА учитывает полученные за ЦФА средства как доход и одновременно признает расход на сумму, уплаченную при выкупе. Первые обладатели ЦФА в дату выкупа признают доход на сумму, полученную при выкупе, и учитывают расход на сумму, уплаченную при выпуске ЦФА. Последующие приобретатели признают доход в размере стоимости реализации (выкупа) ЦФА и расход в размере стоимости их приобретения.

Процентные доходы и расходы по облигациям учитываются инвесторами и эмитентами соответственно на последнее число каждого календарного месяца. У обладателей и эмитентов ЦФА такие доходы и расходы соответственно будут учитываться на дату возникновения обязательства эмитента ЦФА произвести выплату.

В то же время, если попробовать структурировать через ЦФА опционально настроенный финансовый инструмент, ситуация кардинально изменится.

Для примера возьмем облигации с амортизацией долга также со сроком погашения менее 10 лет. Это облигации, тело которых выплачивается периодически в течение срока до погашения облигаций, а не полностью при наступлении такого срока. В случае выпуска таких облигаций как у эмитента, так и у первого приобретателя облигаций отсутствуют налогооблагаемый доход в связи с выпуском этих облигаций и учитываемый для целей налогообложения расход, связанный с погашением облигаций. Если инвестор приобретает облигации не у эмитента при их выпуске, а уже после их эмиссии, инвестор вправе учитывать в составе расходов часть цены приобретения облигации, пропорциональную частичному погашению тела этой облигации.

По операциям, аналогично структурированным с применением ЦФА, налогообложение происходит совсем иначе. В зависимости от того, какая именно модель «погашения» ЦФА будет выбрана эмитентом, налоговые последствия будут определяться либо не в пользу самого эмитента, либо не в пользу обладателя ЦФА.

Модель «не в пользу эмитента» представляет собой выпуск ЦФА с условием без выкупа ЦФА. Тело долга будет последовательно погашаться в форме периодических выплат в пользу обладателя ЦФА. В таком случае эмитент ЦФА должен единовременно при получении оплаты в связи с выпуском ЦФА учесть доход и будет учитывать расходы по мере возникновения обязательств по выплатам.

Обладатель ЦФА будет учитывать доходы так же, по мере возникновения обязательств по выплатам, а расходы — равномерно в течение всего срока, по истечении которого прекращаются обязательства, удостоверенные ЦФА.

В рамках этой модели весь объем налоговых обязанностей в связи с выпуском ЦФА ложится на эмитента в момент их выпуска. Эмитент вероятнее всего будет вынужден привлекать больший объем финансирования (на размер подлежащего уплате налога на прибыль), чем ему необходимо, с целью покрытия налоговых обязательств в связи с выпуском ЦФА.

Модель «не в пользу обладателя ЦФА» может быть структурирована эмитентом посредством выпуска ЦФА, предусматривающего их выкуп по символической стоимости с определением регулярных платежей пропорционально телу долга. В этом случае доход будет признаваться эмитентом ЦФА на дату выкупа, а расходы — по мере возникновения обязательств по выплатам.

Обладатели ЦФА смогут учесть расходы только на дату выкупа ЦФА, периодические выплаты будут учитываться в составе доходов по мере возникновения обязательств по выплатам.

Такая модель, наоборот, предполагает возложение «повышенного» объема налоговых обязанностей на обладателей ЦФА: тело погашаемого долга будет учитываться обладателями ЦФА в составе доходов по мере возникновения обязательств по выплатам без возможности параллельного уменьшения налоговой обязанности на сумму произведенных расходов.

Некоторые особенности предусмотрены и для налогообложения операций с ЦФА, связанных с перераспределением дивидендов, обязательство по выплате дохода в виде которых в пользу обладателей ЦФА предусмотрено решением о выпуске ЦФА.

Налог на прибыль в связи с получением обладателями ЦФА доходов в сумме дивидендов, выплаченных эмитенту ЦФА, подлежит уменьшению на сумму налога, уплаченного эмитентом ЦФА при получении таких дивидендов. Такой порядок налогообложения необходим для того, чтобы исключить многократное налогообложение одних и тех же сумм распределенной прибыли по акциям и долям участия, лежащим в основе ЦФА.

Аналогичный порядок применяется и в отношении последовательного распределения организациями прибыли без задействования ЦФА. Но есть одно довольно значимое отличие: в случаях с ЦФА эмитент ЦФА не является налоговым агентом по такому доходу, обладатель ЦФА самостоятельно исчисляет и уплачивает налог на прибыль.

В обычной же ситуации организация, последовательно распределяющая ранее полученную от других организаций прибыль, выступает налоговым агентом по такому доходу и самостоятельно при исчислении и удержании налога на прибыль своего акционера/участника в связи с такой выплатой уменьшает этот налог на сумму ранее уплаченного налога в связи с получением сумм распределенной прибыли от других организаций. Такой механизм обусловлен тем, что именно у распределяющей прибыль организации имеются сведения о том, какую долю в распределяемой ею прибыли составляют дивиденды, полученные от иных организаций. Кроме того, налоговые агенты в рамках исполнения своей обязанности несут самостоятельную ответственность за правильность исчисления и полноту уплаты удержанных налогов.

В случае с ЦФА обязанность по исчислению и уплате налога на прибыль лежит на обладателе ЦФА, а уменьшение налога к уплате возможно, только если будут получены сведения о примененной эмитентом ЦФА к доходу по дивидендам ставке налогообложения.

В случае если такие сведения по каким-либо причинам предоставлены не будут, уменьшить налог на прибыль на сумму ранее уплаченного эмитентом ЦФА налога на прибыль у обладателя ЦФА возможности не будет.

И, конечно, несколько непонятно то обстоятельство, что эмитент ЦФА может уведомить обладателя ЦФА о примененной ставке налога и сумме полученных дивидендов только посредством электронного или аналогового документа. Об информации, необходимой для корректного исчисления налога на прибыль в случае последовательного распределения прибыли без использования ЦФА, компания, выплачивающая такой доход, может быть также уведомлена либо в платежном поручении, которым ей были перечислены дивиденды, либо на сайте организации, распределяющей прибыль.

При приобретении ГЦП у обладателя ГЦП, а не у эмитента в результате выпуска ГЦП, последний обладатель ГЦП обязан признать доход в сумме НДС, принятого к вычету в связи с выкупом ГЦП посредством поставки актива, реализация которого облагается НДС.

Это обусловлено особенностью налогообложения НДС операций с ГЦП, а именно тем, что, при приобретении ГЦП не у его эмитента в цену приобретения ГЦП его продавцом включается НДС. Как следствие стоимость актива ГЦП при его выкупе уже содержит в себе НДС, уплаченный первым обладателем ГЦП.

Принимая к вычету НДС при выкупе ГЦП, последний обладатель ГЦП приобретает возможность дважды учесть суммы НДС для налогообложения: первый раз принимая НДС по активу ГЦП к вычету, второй — признавая эти суммы в составе расходов при продаже/амортизации актива, полученного при выкупе ГЦП. Для того чтобы не происходило ничем не обусловленное повышение стоимости приобретаемого актива (и увеличение расходов при его продаже/амортизации), последнему обладателю ГЦП и вменяется в обязанность признание дохода по налогу на прибыль в сумме НДС, принятого к вычету. Таким образом, НДС, который уже учитывается в стоимости актива, корректируется на равную сумму.

Значимый нюанс состоит в том, что признание такого дохода осуществляется последним приобретателем ГЦП на дату, в которую должна быть представлена налоговая декларация по НДС, которой заявлен вычет НДС в связи с выкупом ГЦП. В свою очередь, признание расходов осуществляется в общем порядке: либо посредством амортизации, либо в момент отчуждения актива. Таким образом, налогоплательщик — последний обладатель ГЦП как бы заранее уплачивает налог на прибыль с дохода от отчуждения актива до его отчуждения. То есть последний обладатель ГЦП будет отвлекать реальные оборотные средства на уплату налога на прибыль только в результате того, что он избрал приобретение актива через ГЦП, а не в привычной форме.

Кроме того, очевидно, что товары, приобретенные в результате выкупа ГЦП, будут учитываться налогоплательщиком по повышенной стоимости. Если пойти в рассуждениях несколько дальше и помыслить, что значительный объем реализуемой налогоплательщиком продукции был приобретен им в результате выкупа ГЦП, то станет ясно, что вполне возможно возникновение ситуации накопления налогоплательщиком «бумажного» убытка, перенос которого на будущие периоды осуществляется по специальным правилам: с 2017-го по 2026 год налоговая база по налогу на прибыль не может быть уменьшена на накопленный убыток более чем на 50%. Следовательно, хотя и гипотетически, но могут возникать ситуации фактической невозможности учета в целях налогообложения формально убыточных операций по реализации приобретенных при выкупе ГЦП активов.

Налог на доходы физических лиц

Для обладателей ЦФА и ГЦП налогообложение операций с ними во многом схоже с налогообложением операций с ценными бумагами — акциями и облигациями.

Как и в случае с ценными бумагами, НДФЛ облагается положительный финансовый результат с ЦФА и ГЦП, т.е. доходы, полученные от выкупа или отчуждения ЦФА и ГЦП, уменьшенные на величину произведенных расходов на их приобретение.

Периодические выплаты по ЦФА и ГЦП, не связанные с их выкупом или отчуждением, по общему правилу не уменьшаются на расходы, связанные с приобретением ЦФА и ГЦП. Это возможно только для ЦФА, выкуп которых не предусмотрен, но определена дата, по наступлении которой удостоверенные ЦФА права прекращаются. В таком случае расходы на приобретение ЦФА учитываются равномерно по налоговым периодам (календарным годам) с периода приобретения ЦФА до периода «погашения» ЦФА. При этом исключается применение такого порядка к ЦФА, решением о выпуске которых предусмотрена выплата доходов в сумме дивидендов, полученных эмитентом ЦФА и передающихся обладателем ЦФА.

Исходя из такой конструкции, к ЦФА, решение о выпуске которых предусматривают последующую передачу дивидендов обладателю ЦФА от эмитента ЦФА, в принципе не может применяться равномерный учет расходов на их приобретение. Одновременно с этим такое изъятие возможности учета расходов исключает и его применение к ЦФА, которые кроме выплат в форме передачи дивидендов могут предусматривать иные периодические или разовые выплаты, не связанные с передачей полученных эмитентом ЦФА дивидендов.

Это не вполне согласуется с принципом равенства налогообложения, ведь идентичные по своему правовому и экономическому содержанию операции будут облагаться по-разному.

Несколько непоследовательным является и отсутствие синхронизации инвестиционных налоговых льгот, предоставляемых для операций с привычными финансовыми инструментами и не предоставляемых для операций с ЦФА. К примеру, от НДФЛ освобождаются доходы от реализации акций, облигаций и инвестиционных паев высокотехнологичного сектора экономики, если указанные ценные бумаги принадлежали налогоплательщику более одного года. Поскольку ЦФА выполняют ту же самую функцию, что и облигации, было бы разумно освободить от НДФЛ также операции с ЦФА, выпущенными на аналогичных приведенным условиях компаниями высокотехнологичного сектора.

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что при всех обозначенных аспектах законодательство довольно подробно регламентирует порядок налогообложения НДФЛ обладателей ЦФА и ГЦП (инвесторов), но полностью обходит вниманием налогообложение НДФЛ эмитентов ЦФА. В свою очередь, индивидуальные предприниматели также могут выпускать ЦФА и ГЦП, и, очевидно, такие операции нуждаются в специальном регулировании либо в отсылке к применению правил налогообложения их налогом на прибыль.

Необходимость таких специальных правил иллюстрируется довольно простым примером с эмиссией «долгового» ЦФА. Индивидуальный предприниматель выпускает ЦФА с обязательством по его выкупу спустя некоторое время за сумму, превышающую ту, что уплачена при выпуске ЦФА, или за ту же сумму, но с обязательством осуществления периодических выплат по ЦФА. Возникает ли у индивидуального предпринимателя, по умолчанию применяющего кассовый метод учета доходов и расходов, в связи с выпуском ЦФА доход, подлежащий налогообложению?

В обычной ситуации привлечение долгового финансирования индивидуальным предпринимателем в качестве дохода квалифицировано не будет. Но в случае с выпуском ЦФА и в отсутствие специальных правил есть возможность усмотреть основания для квалификации полученных в связи с выпуском ЦФА средств в качестве дохода и возникновения обязанности исчислить и уплатить НДФЛ на сумму полученной оплаты в связи с выпуском ЦФА. На это ориентирует и то, что при выпуске ЦФА эмитент ЦФА предоставляет его обладателю самостоятельный объект гражданского права — цифровое право, и то, что порядок налогообложения выпуска ЦФА налогом на прибыль признает полученную в связи с выпуском ЦФА оплату в качестве дохода, что как следствие опосредует дополнительные налоговые издержки для индивидуальных предпринимателей, выпускающих ЦФА.

Упрощенная система налогообложения

Какие-либо специальные правила налогообложения выпуска и операций с ЦФА и ГЦП в рамках упрощенной системы налогообложения не получили своего отражения в налоговом регулировании. В совокупности с тем, что механика упрощенной системы налогообложения (УСН) во многих ключевых аспектах отсылает налогоплательщиков к регулированию налогообложения налогом на прибыль (определение доходов, условия признания расходов, порядок амортизации объектов основных средств и прочее), выпуск и совершение операций с ЦФА и ГЦП налогоплательщиками на УСН являются довольно рискованными процессами с точки зрения налогообложения.

Главная причина возникновения повышенного уровня налогового риска таких операций видится именно в создании специальных правил налогообложения для ЦФА и ГЦП, а не в интеграции отношений, структурированных в рамках ЦФА и ГЦП, в действующую систему налогового законодательства. Даже самые обычные с точки зрения хозяйственной деятельности операции в связи с этим будут приводить к весьма неожиданным налоговым последствиям.

Например, при привлечении налогоплательщиком долгового финансирования в обычной форме соответствующие суммы привлеченного финансирования не будут включаться в доходы налогоплательщика на УСН в силу прямого исключения таких доходов из налогооблагаемой базы по налогу на прибыль (регулирование УСН отсылает налогоплательщиков в этой части к доходам, не учитываемым для целей налогообложения налогом на прибыль). В случае выпуска «долговых» ЦФА в связи с отсутствием аналогичного указания средства, полученные при выпуске ЦФА, можно квалифицировать как налогооблагаемый доход в рамках УСН.

При выпуске аналогичных «долговых» ЦФА налогоплательщиками, применяющими УСН по доходам, уменьшенным на величину расходов, могут возникать проблемы с допустимостью квалификации выплат в связи с выкупом ЦФА в качестве расходов для целей налогообложения. Дискуссионность такой возможности опосредована тем, что перечень расходов по УСН, на которые подлежат уменьшению доходы, является закрытым. И поскольку для налогообложения налогом на прибыль в целях обеспечения налоговой нейтральности операций по привлечению заемного финансирования движение средств в рамках привлечения финансирования и его возврата не квалифицируется в качестве доходов и расходов соответственно, для целей УСН возврат заемных средств расходом не признается. Однако подобное изъятие не сделано для «долговых» ЦФА, и это приводит к тому, что привлеченное налогоплательщиком посредством выпуска «долговых» ЦФА финансирование может облагаться в качестве дохода, а признать расход на сумму возвращаемых при выкупе денежных средств налогоплательщик не сможет.

Если же «долговые» ЦФА предусматривают выплаты, не связанные с выкупом, то возможность учета таких выплат в качестве расходов у эмитента ЦФА — налогоплательщика, применяющего УСН, также может быть спорной, поскольку квалификация таких выплат в качестве процентов, уплачиваемых за предоставление в пользование денежных средств, с точки зрения нормативных конструкций не является абсолютно очевидной.

Налог на добавленную стоимость

Поскольку операции с ЦФА налогом на добавленную стоимость (НДС) не облагаются, будет обозначен только вопрос налогообложения НДС операций с ГЦП.

Для эмитента ГЦП налогообложение НДС ничем не отличается от общих правил налогообложения НДС при получении предварительной оплаты по договорам поставки товаров, выполнения работ, оказания услуг. А вот для первых и последующих обладателей ГЦП правила налогообложения иные и фискально менее привлекательные по сравнению с налогообложением идентичных операций вне формы ГЦП.

Эмитент ГЦП обязан начислить НДС в момент получения оплаты за ГЦП, поскольку для целей налогообложения НДС оплата за ГЦП приравнивается к авансу за товар, работу или услугу (актив ГЦП). В последующем при выкупе ГЦП эмитент вправе принять к вычету НДС, начисленный при его выпуске.

Первые приобретатели ГЦП при его выпуске, в отличие от приобретателей товаров, работ и услуг, как если бы такое приобретение осуществлялось без использования ГЦП, не имеют возможности принять авансовый НДС к вычету в результате собственно операций с ГЦП.

Равно с этим последующие приобретатели ГЦП также не вправе принимать авансовый НДС к вычету по причине его отсутствия: НДС, уплаченный первым приобретателем ГЦП, включается в стоимость ГЦП, реализуемого последующим покупателям. В ситуации приобретения права поставки актива без применения ГЦП цессионарий имел бы возможность с момента осуществления уступки принять к вычету входной НДС, предъявленный ему цедентом.

У первого обладателя ГЦП в связи с его выпуском нет возможности принять к вычету входной НДС до момента выкупа ГЦП. Принять такой НДС к вычету можно только после исполнения эмитентом ГЦП обязательства по передаче актива ГЦП.

Последующие обладатели ГЦП также не принимают к вычету входной НДС, который может быть начислен продавцом ГЦП на разницу между ценой приобретения и ценой реализации ГЦП в случае отчуждения ГЦП третьему лицу. НДС в такой ситуации начисляется в случае реализации ГЦП с премией к цене приобретения ГЦП при его выпуске. Такой НДС учитывается приобретателем ГЦП в его стоимости. Стоимость ГЦП, в свою очередь, учитывается для налогообложения при выкупе или реализации ГЦП. В последующем входной НДС может быть принят приобретателем ГЦП к вычету непосредственно по активам ГЦП при выкупе ГЦП эмитентом.

Именно в этом состоит значимое и не совсем понятное различие в налогообложении НДС операций с ГЦП. Действующий порядок налогообложения НДС дискриминирует приобретателей ГЦП при их выпуске в сравнении с приобретателями товаров, работ и услуг без использования формы ГЦП: приобретая ГЦП при выпуске, налогоплательщик, по сути, оказывает бюджету кредит, выводя из оборота средства до момента получения исполнения по ГЦП, в который он может принять входной НДС к вычету.

Возможно, выбор такой модели регулирования обусловлен допущением относительно того, что преимущественной сферой применения ГЦП будет являться потребительский сектор: посредством выпуска ГЦП эмитенты смогут привлекать финансирование под ранний выпуск товаров, токенизировать сертификаты на предоставление услуг и выполнение работ и прочее. Однако совершенно точно можно сказать, что избранная модель налогообложения НДС делает ГЦП менее привлекательными с точки зрения налогообложения НДС для организаций, которые могли бы приобретать ГЦП для последующей реализации и использования в собственной деятельности не самих ГЦП, а именно активов, право получить которые удостоверяет ГЦП.

Идентично указанному налоговый механизм работает и в случае приобретения ГЦП на драгоценные металлы, а не непосредственно драгоценных металлов. Более того, в случае приобретения организацией ГЦП на драгоценные металлы у физических лиц и банков как обладателей ранее выпущенных ГЦП такая организация выступает налоговым агентом по НДС в связи с выпущенным ГЦП на драгоценные металлы.

Это является следствием того, что при выпуске ГЦП на драгоценные металлы в пользу физических лиц и банков НДС эмитентом ГЦП не уплачивается. Такие операции облагаются по ставке 0% в случае выпуска ГЦП в пользу физических лиц и освобождены от налогообложения по НДС в случае выпуска в пользу банков. Соответственно источник НДС, который подлежит уплате в связи с реализацией актива ГЦП, не сформирован. Это означает, что в случае приобретения организацией ГЦП на драгоценные металлы у физических лиц или банков такая организация, как налоговый агент, исчисляет и за счет собственных средств уплачивает НДС в связи с будущей поставкой актива ГЦП.

Принять такой НДС к вычету эта организация как налоговый агент может только после:

1) принятия на учет драгоценных металлов, переданных эмитентом ГЦП;

2) выкупа ГЦП деньгами вместо драгоценных металлов;

3) реализации драгоценных металлов в пользу физических лиц и банков, в случае если они являлись последними на момент выкупа ГЦП обладателями ГЦП, ранее приобретенными организациями, исчислившими и уплатившими НДС в качестве налоговых агентов.

Как в последнем указанном случае (когда последними обладателями ГЦП являются физические лица или банки) организация, выступившая налоговым агентом по НДС, может узнать о реализации драгоценных металлов эмитентом ГЦП именно в пользу физических лиц и банков, налоговое законодательство ответ не дает. Видимо, эмитент ГЦП, учитывая возможность прослеживания цепочки принадлежности ГЦП конкретным лицам, должен перевыставить в адрес такой организации счет-фактуру, выставляемый покупателям драгоценных металлов (по аналогии с перевыставлением счетов-фактур в рамках агентских отношений). Но на момент подготовки настоящего материала необходимые изменения в формы и правила заполнения (ведения) документов, применяемых при расчетах по налогу на добавленную стоимость, не внесены, что, вероятно, исключает возможность принятия к вычету НДС организацией, исчислившей его в качестве налогового агента.

Отсутствие такого порядка взаимодействия эмитента ГЦП на драгоценные металлы и налогового агента по НДС в связи с приобретением ГЦП не снимает вопрос обоснованности отвлечения средств предпринимателей на уплату НДС в случае приобретения ГЦП у физических лиц и банков и невозможности принять этот НДС к вычету до момента выкупа ГЦП.

Также представляется возможным возникновение совершенно абсурдной ситуации в случае неоднократного последовательного перехода прав на ГЦП на драгоценные металлы от физических лиц и банков к организациям. Так, в ситуации приобретения организацией ГЦП на драгоценные металлы у физического лица или банка и последующей реализации такого ГЦП в пользу физического лица или банка последующий новый приобретатель ГЦП, являющийся организацией, также должен будет исчислить и уплатить НДС. И так при каждом переходе прав на ГЦП от физических лиц и банков к организациям.

Действующее регулирование не содержит способов нивелировать множественное обложение НДС таких операций.






Новости Релизы
Сейчас на главной

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ