Банковское обозрение

Сфера финансовых интересов

10.10.2018 АналитикаРазговоры финансистов
Регтех и SupTech: снимаем вопросы

Зачем нужны регтех и SupTech и как они повлияют на надзор и скорость принятия решений регулятором, обсудили Василий Поздышев, заместитель председателя Банка России, и Эльман Мехтиев, исполнительный вице-президент АРБ



Эльман Мехтиев: Василий Анатольевич, в последнее время все чаще мы слышим от Банка России про регтех и даже про SupTech. Что такое регтех и почему это стало важно именно сейчас? Что такое регтех, если не считать проекты по AML, KYC и IdTech?

Василий Поздышев: Термин «регтех» появился около трех лет назад. Одно из первых определений было дано Базельским комитетом по банковскому надзору, который определил регтех как любой перечень финтех-приложений, предназначенных для регулятивной отчетности и целей комплаенса, применяемых регулируемыми (поднадзорными) финансовыми учреждениями.

 

Василий Поздышев, ЦБ РФ. Фото: ЦБ РФ

Василий Поздышев, ЦБ РФ. Фото: ЦБ РФ

 

Проще говоря, регтех — это технологические решения, которые позволяют банкам и финансовым компаниям выполнять требования регулирующих органов быстрее, эффективнее, с меньшими издержками и меньшими регуляторными рисками.

Актуальность применения таких технологических решений связана с тем, что регулятор заинтересован в увеличении прозрачности деятельности поднадзорных организаций, в связи с чем повышает требования к качеству надзорной информации, ее количеству и скорости ее получения. А банки и финансовые компании, отвечая новым вызовам, связанным с увеличением регуляторной нагрузки и конкуренции на рынке, заинтересованы в оптимизации своих внутренних процессов и минимизации расходов на сопровождение регуляторных требований.

Так, все большее распространение на мировом рынке получают решения, связанные с внедрением единых общекорпоративных систем хранения и управления данными, позволяющих существенно оптимизировать работу внутреннего аудита, риск-менеджмента и комплаенса. Помимо оптимизации и снижения затрат такие решения позволяют в режиме реального времени управлять рисками, предотвращая крупные потери, а также штрафы и иные виды надзорного воздействия.

По своему содержанию эти технологии представляют собой способы обмена информацией и ее обработки. Это облачные технологии, централизованные и распределенные реестры данных. Все большее применение находят инструменты аналитики данных, основанные на алгоритмах искусственного интеллекта, машинного обучения, нейросетях.

Говоря о предметной области регтех, кроме известных вам проектов по противодействию «отмыванию» средств (AML), проведению политики «Знай своего клиента» (KYC) и цифровой идентификации, могу отметить такие развивающиеся области применения, как регуляторная отчетность, комплаенс, корпоративное управление, риск-менеджмент, управление данными, контроль и мониторинг мошенничества.

По мере цифровой трансформации банковской отрасли направление регтех будет активно развиваться.

Эльман Мехтиев: Вы подробно рассказали о регтехе. Но что такое SupTech и что есть SupTech, кроме XBRL?

Василий Поздышев: В последние три года мы наблюдаем взрывное развитие цифровых технологий на рынке финансовых услуг, что радикально меняет бизнес-модели и бизнес-процессы в банках. Очевидно, цифровизация затрагивает не только банковскую индустрию, но и надзорные процессы.

Чтобы обеспечить должный уровень прозрачности поднадзорных организаций и финансовой безопасности кредиторов и вкладчиков, регуляторам требуется собирать большее количество первичных отчетных данных из различных источников и обрабатывать их.

Причина актуальности SupTech для нас — во все большем устаревании подходов надзора, основанных на анализе ретроспективных данных

Здесь мы как раз говорим о SupTech-решениях — использовании цифровых технологий в надзорном процессе. Иными словами, SupTech включает в себя технологии, позволяющие регуляторам оптимизировать и перестроить свои внутренние надзорные процессы в соответствии с цифровой трансформацией финансового сектора и экономики в целом.

В первую очередь причина актуальности SupTech для нас — во все большем устаревании подходов надзора, основанных на анализе ретроспективных данных. Ретроспективный анализ постепенно сойдет на нет и со временем должен быть заменен превентивным надзором.

Структурный углубленный анализ собираемых первичных данных может быть реализован с помощью алгоритмов, базирующихся на машинном обучении и искусственном интеллекте, для выявления нарушений и негативных тенденций в деятельности поднадзорных организаций.

Одним из перспективных направлений SupTech является перевод регуляторных правил в машиночитаемый вид для автоматизации контроля и актуализации нормативной информации.

Эльман Мехтиев: Почему именно регулятор заговорил о RegTech? Можно даже сказать, что регулятор подталкивает рынок к RegTech, а не ждет, когда рынок сам начнет предлагать такие решения…

Василий Поздышев: Инновационное развитие финансового сектора — один из наших важнейших приоритетов, и тому есть несколько причин.

Во-первых, цифровизация банковской отрасли несет значительные новые риски, природа которых — не финансовая (нехватка капитала, резервов или ликвидности), а технологическая. Лучший способ понять новые риски, оценить их и найти регуляторные и надзорные решения по их предотвращению, либо митигации — быть в авангарде или проводить «разведку боем».

Во-вторых, мы понимаем, что не у всех банков есть возможности использовать высокотехнологичные решения по причине размера своих баз данных, возможностей доступа к чужим, операционных и кадровых возможностей. Некоторые технологические решения требуют значительных инвестиций. В этой ситуации крупнейшие банки могут только увеличить свои конкурентные преимущества либо перейти в категорию «инфраструктуры финансового сектора», а уровень концентрации банковского бизнеса у нас в стране уже достаточно высок.

Поэтому мы будем предлагать участникам рынка различные технологические решения «общего пользования», работающие на принципе «at cost».

Стоит также добавить, что цифровизация регуляторных и надзорных процессов играет ключевую роль в создании прозрачного и конкурентного рынка финансовых услуг.

Эльман Мехтиев: Можете расставить точки над «i» и уточнить про регтех и SupTech — в чем их отличия и в чем сходство?

Василий Поздышев: Взаимосвязь регтех и SupTech такая же, как между финансовыми структурами и их регуляторами — это зачастую две стороны одного и того же процесса.

Мы будем предлагать участникам рынка различные технологические решения «общего пользования», работающие на принципе «at cost»

Обычно технологические изменения в регуляторной области, задаваемые и реализуемые надзорным органом, относят к сфере SupTech. Реализуемые участниками рынка — поднадзорными — к регтех. Регтех и SupTech предусматривают использование схожих инструментов и технологических решений.

Эльман Мехтиев: Крамольный вопрос: почему у нас нет регтеха, хотя в других странах регтех — самая быстро растущая доля FinTech?

Василий Поздышев: Не совсем так. Примеры реализации решений регтех на российском финансовом рынке тоже есть. В основном они сосредоточены в области идентификации, риск-менеджмента и комплаенса, но мы ожидаем, что сфера регтех будет существенно расширена в ближайшее время.

Новые регуляторные требования, которые ожидают рынок (новые форматы отчетности, внедрение МСФО 9, ВПОДК, переход к модельной оценке портфелей, оценка рисков проведения операций, оценка содержания операций в рамках KYС и «антиотмывочного» законодательства и т.п.), предполагают необходимость обработки большого количества данных из различных источников, также будут повышаться требования к качеству информации и к базам данных. Мы как регулятор для повышения финансовой устойчивости поднадзорных организаций постепенно задаем требования, предусматривающие переход к единому формату данных, унификацию и облегчение механизмов хранения и передачи информации, требования к системе безопасности хранения и использования данных, повышению точности оценок рыночной стоимости активов, оценки достаточности капитала.

Поэтому задача перед банковским сообществом поставлена абсолютно четко: чтобы не остаться за бортом цифровой трансформации финансовой отрасли, необходимо совершенствовать внутреннюю информационную среду, системы сбора информации и аналитики, оптимизировать систему управления за счет новых технологических возможностей. Наша задача — сделать технологические изменения банковского сектора системными, избежав при этом системных рисков.

Эльман Мехтиев: Осталось уточнить, откуда появятся SupTech? Как Банк России будет развивать и стимулировать развитие этого направления с учетом конфиденциальности надзорной деятельности?

Василий Поздышев: В современном мире центральные банки активно взаимодействуют между собой, обмениваясь лучшими практиками и примерами инструментов SupTech.

Об опыте развития инструментов регтех и SupTech вы можете прочитать в нашем консультативном докладе по этой теме. Мы ожидаем собрать реакцию рынка, получить ответы на вопросы, поставленные в конце доклада.

Следует отметить, что пока развитие SupTech идет по отдельным направлениям. Видение, модель новой системы надзора, основанной на технологиях SupTech, пока еще только формируется.

Банк России приглашает вас, заинтересованных участников рынка, к построению этого будущего, к обсуждению идей и прикладных решений в области единой модели данных, развитию инструментов обработки информации, более активному использованию межведомственных решений и источников данных.