Финансовая сфера

Банковское обозрение


  • Сергей Гандзюк: Проще избавиться, чем взыскать
01.02.2010

Сергей Гандзюк: Проще избавиться, чем взыскать

Сергей Гандзюк, заместитель председателя правления Европейского трастового банка, заместитель председателя комитета по ипотечному кредитованию АРБ, считает, что банкам выгоднее продать «плохие» ипотечные кредиты, чем взыскивать платежи через суд.


Сергей Гандзюк

— Сергей Олегович, какие схемы реструктуризации «плохих» ипотечных долгов, существующие сейчас в банках, вы считаете оптимальными?

— До появления АРИЖК с «плохими» ипотечными кредитами банкам надо было справляться самим, и им пришлось разрабатывать собственные программы реструктуризации. Крупные банки, входящие в топ-10, всегда работали, руководствуясь собственными стандартами, у них свои требования и схемы.

Но если сравнить объем ипотечных кредитов с общим объемом активов банков первой пятерки – он занимает небольшую долю. На фоне остальных проблем, например, которые есть по корпоративному бизнесу, когда невозврат по одному заемщику может достигать миллиарда, ипотечные кредиты – это не такая большая проблема. Поэтому в целом крупные банки и оценивают ситуацию с ипотечными кредитами не как драматичную. Кроме того, у них есть, возможно, некоторое успокоение такого рода: «реструктуризацию мы провели, организовали заемщикам льготный период, поэтому когда ситуация немного стабилизируется, выплаты восстановятся».

Я считаю, что в существующих схемах реструктуризации наиболее эффективным будет отнесение штрафов и пени на конец срока выплат в случае, если заемщик обещает войти в график выплат. По расчетам, если человек четыре месяца не платил, то штрафы и пени становятся таковы, что даже если он начинает платить, все идет на их погашение. Основной долг и проценты не гасятся, а заемщик попадает в состояние безысходности, понимая, что ему уже в график платежей не войти. Поэтому, например, в нашем банке, если заемщик восстановил платежеспособность и говорит, что может платить, мы идем ему навстречу и откладываем выплату штрафов и пени.

Такой схемой пользуются многие банки, и для ее реализации АРИЖК не нужно. Но эта схема применима к тем заемщикам, которые нашли работу и стали восстанавливать свою платежеспособность. Пласт таких заемщиков невелик – это 10–15% от всех «плохих» заемщиков. Но мы видим, что с каждым месяцем статистика меняется и этот процент растет. То есть люди потихоньку начинают находить работу и восстанавливать платежеспособность. Но есть и заемщики, которые, несмотря на то, что реструктуризация проведена – а по стандартам АРИЖК можно платить минимальные суммы порядка 3–5 тыс. рублей, платят плохо. И что с ними произойдет через год – непонятно. Таких заемщиков процентов 40. А 50% «плохих» заемщиков не готовы платить вообще. В основном это представители малого бизнеса, люди, у которых собственный бизнес рухнул. Это самая сложная группа.

— А ведь есть еще категория заемщиков, находящихся в судебных процессах, которые возбудили против них банки…

— Да, и это может стать началом опасной тенденции. То, что сейчас пока не видно и сложно оценить – это объем кредитов, переданных в суды. Через год по этим судебным решениям начнется исполнительное производство. Это снежная лавина, которая пока катится неслышно.

Какое-то время назад среди заемщиков царило ожидание, что все долги будут списаны из-за мирового кризиса. Эти настроения возникли в середине 2008 года и длились вплоть до мая 2009-го. Мы получали от заемщиков письма следующего содержания: платить не будем, потому что мировой кризис. Все ждали, что будет какой-то дефолт, а потом все кредиты спишут. И даже люди, у которых были деньги, подпав под эти настроения, отказывались платить.

Потом в какой-то момент все поняли, что прощать никому ничего не будут, и начались суды. Сейчас достаточно сложно оценить, сколько вообще существует судебных дел и разбирательств по невыплатам, потому что часть исков все еще находится в процессе судебного разбирательства. И, кроме того, надо заметить, что с самого начала судебная система занимала довольно интересную позицию. Были случаи, когда у банков не принимали иски вообще. Например, суд мог так аргументировать свой отказ в приеме иска: «Студентка брала кредит вместе с отцом, пусть она доучится, а потом выплачивает». На самом деле подобная практика приводит лишь к тому, что копятся штрафы и пени, сумма заявленного иска становится астрономической и не покрывает стоимости квартиры, которая находится в залоге.

Сейчас судебная система работает. Но последующая реализация имущества довольно тяжелый процесс для банка. Это дополнительные расходы на аппарат, содержание и охрану недвижимости. По большому счету, не банковский это бизнес — торговать квартирами. Как мне кажется, банк должен оценить, какой процент плохих кредитов у него в портфеле и что лучше — взыскивать их через суд с непонятным результатом в течение года и с рисками — суд имеет право на год отсрочить решение по делу. То есть идти по сложному дорогому пути — судебные издержки, по нашим расчетам, могут составить 25% стоимости залогового имущества. И с неизвестным сроком реализации имущества. Либо удобнее продать с дисконтом свои «плохие» кредиты, получить деньги и заниматься своим профильным бизнесом.

Я считаю, что работа с АРИЖК для банков наиболее интересна с точки зрения большей очевидности и прозрачности принятия решений.

сего 10–15% от всех «плохих» заемщиков стали восстанавливать свою платежеспособность. Но с каждым месяцем статистика меняется, и этот процент растет.

— Как обстоят дела с ипотечными кредитами в вашем банке?

— Наш банк работает по ставке АИЖК — от 9,5% в зависимости от условий. Объемы выдачи ипотечных кредитов за последние два месяца выросли, реальный рост начался с сентября, а за последние две недели декабря он увеличился в два раза по сравнению с началом и серединой 2009 года. Средний размер выдаваемых кредитов — от 1 млн до 1 млн 100 тыс рублей с периодом от 15 лет.

В 2007 году мы выдали кредитов на 8 млрд рублей. За 2008 год — порядка 3 млрд, за прошлый год мы выдали кредитов примерно на 700 млн рублей. Есть совсем плохие кредиты, но это небольшой объем и мы его весь уже реструктурировали и собираемся продавать. Полученные деньги будут пущены на выдачу новых кредитов. Сейчас выдача кредитов у нас составляет 50 млн рублей в неделю, это где-то 200 млн в месяц. Я считаю, что в нынешней ситуации для среднего банка, который практикует правильный подход, предел, за которым можно следить и контролировать ситуацию, — это 400 млн рублей в месяц. Если объем кредитов переваливает за эту цифру — есть риск, что где-то что-то не досматривается.

Наши условия немного отличаются от условий АИЖК. Мы установили прожиточный минимум на члена семьи, который должен оставаться после всех выплат по кредиту в размере 5000 рублей. Потому что мы понимаем — семья не сможет прожить на сумму меньшую, чем пять тысяч в месяц на члена семьи, в течение 15 лет. Мы ставим подобную заградительную планку и отказываем в кредите, чтобы не загонять заемщика в кабалу с самого начала. Несмотря на то что ставка та же, что в АИЖК, но требования к заемщикам несколько выше, чем предъявляют стандарты АИЖК.

— В середине декабря прошлого года Ассоциация российских банков подписала соглашение с Федеральной службой судебных приставов. В чем важность этого шага?

— Это соглашение очень важно для обеих сторон. Суды судами, а дальше у банка начинается работа по организации торгов и взысканию заложенного имущества. Для нас главное, что в этом соглашении есть пункт об обмене информацией. С одной стороны, банки будут обладать большей информацией о «плохих» заемщиках, чем сейчас могут предоставить бюро кредитных историй. С другой стороны, Федеральная служба судебных приставов перестанет сталкиваться со случаями все новых и новых претензий к одному и тому же физическому лицу. Мы договорились, что банкам Федеральной службой будет предоставляться вся необходимая информация. Это позволит повысить уровень качества отбора заемщиков, ведь информация о том, как заемщик платит налоги, платит или не платит алименты, очень важна.

— Как вам кажется, как будет дальше складываться взаимодействие между банками и АРИЖК?

— Здесь пока еще не сходятся ожидания. АРИЖК не хочет, чтобы банки свалили на него все свои «плохие» долги. А банки, наоборот, хотят от них избавиться. И эти два вектора находятся пока в параллельных плоскостях. Но сближение позиций уже началось.






Новости Релизы
Сейчас на главной

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ