Финансовая сфера

Банковское обозрение


06.11.2020 Best-practiceFinCorp
Учимся решать криптофиатные уравнения

Что нужно учесть банкам, которые хотят создать криптопродукт


Недавно PayPal объявил, что к 2021 году американские пользователи смогут покупать и продавать «крипту». Это еще больше подогрело интерес банков к рынку криптовалют, показав, что игнорировать рекордно высокий интерес инвесторов к цифровым активам уже нельзя. Фининституты наконец рассмотрели в «крипте» возможность в условиях кризиса быстро мобилизовать вокруг себя новую аудиторию высокодоходных пользователей и начинают действовать. Но войти на крипторынок не так просто.

Создание криптопродукта ― задача непростая и более чем креативная для банков, которые привыкли работать с традиционными фиатными деньгами. Общаясь со многими из них, я увидел, что они интересуются цифровыми активами, но не знают, с чего начать, с какой стороны подойти к решению криптофиатного уравнения со множеством переменных. 

Постараюсь ответить на основные вопросы.

Где строить крипторешение: внутри периметра банка или снаружи?

Даже в странах, лидирующих по уровню цифровизации банков, в число которых входит и Россия, по данным Deloitte, вряд ли хоть один банк решится построить криптопродукт на базе своей инфраструктуры. Объяснение простое: если бы банк решил создать in-house-крипторешение, основанное на совершенно других технологиях, чем электронные фиатные платежи, ему пришлось бы перенастраивать все процессы по клиентскому сервису, комплаенсу, хранению данных, обслуживанию пользователей, казначейству и т.д. А с учетом особенностей и различий в осуществлении крипто- и фиатных транзакций это сделать непросто. 

Также если банк решит унифицировать все процессы, создание внутреннего криптопродукта может потребовать модернизации значительной части IT-инфраструктуры. Для этого понадобятся не только крупные инвестиции, но и много времени на большое количество согласований. В итоге, чтобы минимизировать ресурсы и риски, банкам выгоднее создавать криптопродукты на базе внешней организации ― независимой, но контролируемой. 

Как криптопродукт соотносится с текущей деятельностью банка?

Банки работают в соответствии с лицензиями и требованиями по определенным направлениям деятельности, в том числе по открытию счетов, приему депозитов, выпуску и обслуживанию карт, эквайрингу, обмену валют, брокерскому обслуживанию и т.д. Это задает им «коридор» для продуктовых возможностей: создание новых сервисов, объединение или интеграция имеющихся решений, которые нецелесообразно повторять во внешнем периметре. Исходя из имеющихся условий и ограничений банк может определить, какие функции должна выполнять компания, которая займется крипторешением, а какие он оставит за собой. 

Как определить режим регулирования для криптопродукта? 

Процесс поиска и определения режима регулирования криптобизнеса можно разделить на две части: 

1) определение сути криптопродукта, а именно что именно будет предлагать банк ― товар, услугу по «хостингу» криптокошелька как программного обеспечения, брокерские, депозитарные или валютообменные операции; 

2) определение порядка исключения создаваемого криптопродукта из ограничений существующего регулирования фиатных транзакций. Речь идет о законах, определяющих признаки транзакций, способствующих легализации преступных доходов. 

В решении этого «юридического уравнения» может быть несколько ответов в зависимости от значения переменных, то есть параметров криптопродукта. Кроме того, нужно понимать, выходит ли сервис за рамки одной юрисдикции. Регулирование в разных странах криптовалют различается .

Что говорит местный регулятор о ЦФА?

Одним из основных параметров в криптофиатном уравнении является суть криптопродукта. В странах, где крипторегулирование высоко развито и дифференцировано, от этого будут зависеть наличие возможностей и ограничений. Например, в Швейцарии есть набор требований для каждой из криптоуслуг: криптотрейдинга, трейдинга деривативами на «крипту», эмиссии стейблтокенов, токенизации активов, хранения криптовалют или полноценного криптовалютного обслуживания, включающего криптокошелек, криптокарту, обменные операции фиат/крипта/фиат, входящие и исходящие криптотранзакции. 

 

 

Российский закон о ЦФА (цифровых финансовых активах) не запрещает владеть криптовалютой. И это один из важнейших параметров для криптофиатного уравнения, от которого можно отталкиваться в поиске ответа. Даже текущий контекст поправок Минфина предусматривает наказание только за «недекларирование» владения криптовалютой и самим криптокошельком, а значит, криптовалюта может как минимум находиться на электронных кошельках граждан. Но нужно учесть и другие нормативные акты: о противодействии легализации преступных доходов, о персональных данных, платежных системах и т.д. 

Как обеспечить соответствие крипторешения законодательству против легализации преступных доходов

Чтобы учесть требования AML-законодательства, банку нужно сформулировать:

1) почему общие критерии, которые в случае с фиатными транзакциями указывают на вероятность того, что кто-то пытается легализовать преступные доходы, не могут и не должны применяться к криптовалюте;

2) что нужно сделать для исключения возможности использовать криптопродукт в незаконных целях.

Согласно «бытовому юридическому представлению», оборот криптовалюты должен быть запрещен, потому что «крипта» исходно содержит признаки схем, связанных с легализацией преступных доходов, которые сформулированы в Законе № 115-ФЗ: она анонимна и децентрализована. Но эти свойства лежат в основе технологических отличий «крипты» от «фиата». Их нельзя вычеркнуть из кода. Также нужно понимать, что нежелательные признаки не тождественны факту совершения преступления. Даже если операция выглядит подозрительно, она все равно может быть законной.

С этой точки зрения для банков важно понять, что можно сделать, чтобы предотвратить нарушение AML-законодательства. Эта задача решается за счет технических средств контроля за транзакциями и клиентами, которые могут быть применены только к «крипте». Например, анонимность ― присущую, кстати, и наличным ― можно полностью устранить с помощью процедур KYC и определения условий, когда нельзя совершить транзакцию с криптосчетами, чьи владельцы не были идентифицированы через KYC. 

В свою очередь, свойства децентрализации контролируются за счет KYT-процедур (know your transaction), которые дают больше возможностей для отслеживания транзакций, чем AML. KYT предоставляет всю историю крипты ― с момента создания токена до его попадания в кошелек пользователя, включая каждую операцию, в которой участвовала «крипта». Анализ транзакций выполняется внутри блокчейна с использованием технологий машинного обучения, а сформированные отчеты могут служить доказательством прозрачности операции. Представить настолько эффективные инструменты контроля в отношении обычной фиатной банкноты или монеты просто невозможно. 

Как будет проходить обработка персональных данных? 

Соблюдение Закона № 152-ФЗ «О персональных данных» в отношении криптопродукта не добавит банкам проблем, если они собираются работать только с российскими клиентами. Главное ― хранить данные на родине. Однако криптовалюта экстерриториальна: транзакции могут начинаться в одном государстве, а заканчиваться в другом. Тут возможны разные варианты. Так, сбор, анализ, хранение, использование и передача персональных данных граждан ЕС регулируется правилами GDPR. А вот с законодательством других стран придется разбираться в каждом конкретном случае. Порядок обработки клиентских данных при этом может усложниться.