Финансовая сфера

Банковское обозрение


15.12.2020 FinCorpFinTechАналитика
В поисках новой ВЭД-нормальности

Из-за коронакризиса и сокращения внешнеторгового оборота банкам пришлось стать и консалтерами, и хедж-фондами, и «одним окном» для компаний по всем вопросам ВЭД. Рынок восстановится не ранее 2021 года, прогнозируют банкиры, и новые локдауны не добавляют оптимизма


Пандемия, всемирный локдаун, закрытие границ и авиасообщения, а также финансовые и экономические последствия ожидаемо затронули и ВЭД. По данным Федеральной таможенной службы (ФТС), внешнеторговый товарооборот за восемь месяцев 2020 года упал на 16%. А в январе — сентябре 2020 года таможня перечислила в бюджет 3 трлн 217 млрд рублей. Это на 32% меньше, чем за три квартала прошлого года. В сентябре падение замедлилось до 8,5%, что по сравнению с майской «просадкой» в 43,3% можно считать почти ростом. При этом, по данным ФТС, за девять месяцев 2020 года импорт составил 2 трлн 340 млрд рублей, экспорт — 802 млрд рублей. Однако, отметили в ФТС, падение объемов импорта частично нивелировал резкий рост курса доллара.

Девальвация национальной валюты и всеобщий локдаун в первом квартале 2020 года стали неожиданностью для всех отраслей экономики. Резко снизилась деловая активность бизнес-среды во всем мире, это ощутили и в банковской среде, обратила внимание на ситуацию Юлия Зуйкова, начальник управления ВЭД департамента развития среднего бизнеса банка «Открытие». Для участников ВЭД удар был двойным, считает она: высокая волатильность курсов валют сеяла панику, сомнения в реалистичности исполнения обязательств по внешнеторговым контрактам не добавляли оптимизма. «В тот момент серьезно изменилась конъюнктура рынка международных перевозок, сильно подорожала стоимость авиаперевозок, в автомобильных перевозках не хватало водителей из-за карантинных мер, введенных всеми странами, при этом популярность стали набирать железнодорожные перевозки. Раздел внешнеторговых контрактов “Форс-мажорные обстоятельства” приобрел новый смысл и, как оказалось, мало чем помог участникам ВЭД», — продолжила Юлия Зуйкова.

Банками-лидерами оказались те, кто лучше оцифровал этот процесс, так как ВЭД не очень прозрачна. В ней всегда много неявной регуляции, и, чем у банка эта деятельность прозрачнее, чем быстрее он может реагировать на запросы клиентов, оформлять сделки, обновлять их статусы и выполнять платежи, тем это более востребовано клиентами и тем больше спрос на эту услугу и рост выручки по этому направлению, пояснил Михаил Попов, основатель TalkBank, самой крупной финтех-платформы в России. По его мнению, во многом увеличили свои доходы Альфа-Банк, «Тинькофф», Райффайзенбанк, ВТБ, занимающие хорошие позиции и в последнее время сделавшие упор на цифровизацию в своей работе. Упростилась ситуация в Сбербанке, что тоже положительно сказалось на его выручке по ВЭД, но если вернуться в целом к российскому рынку, то понятно, что при таком значительном падении ВЭД доходы у игроков банковского направления сократились, заключил Михаил Попов.

Во времена начала локдауна и режимов самоизоляции в области ВЭД кредитные организации оказались на передовой. Но и банки, и компании смогли начать восстанавливать потерянные доходы и объемы рынка.

Отбились «цифрой»

Банки оказались одними из самых подготовленных к удаленной работе с клиентами компаний по всем фронтам: от физлиц и кредитов до работы с ВЭД. Большая часть документооборота и обмена информацией с клиентами уже давно была переведена в онлайн, а то, что планировали перевести в ближайшие год-два, цифровизировали немного быстрее. 

Например, в банке «Открытие» удаленных сервисов в 2020 году стало больше: появилась возможность для онлайн-сделок по покупке/продаже валюты с отражением реальной ситуации на валютном рынке, можно подать заявку на хеджирование от курсовых потерь, заказать виртуальную карту для расчетов с таможенными органами и получить необходимую отчетность по платежам. А новый сервис по проверке контрагента из Китая позволяет получить юридическую справку из официальных реестров КНР о текущем состоянии дел у партнеров, рассказала Юлия Зуйкова.

По мнению Марии Матвеевой, заместителя генерального директора компании «Мультисервисная платежная система», текущий год многократно увеличил спрос на удаленные сервисы, и те компании, которые предлагают или смогли оперативно внедрить и предложить своим клиентам дистанционные услуги, находятся в более выгодном положении. «Для “Мультисервисной платежной системы” 2020 год — продуктивный за счет создания и внедрения дополнительных сервисов: пользователи сервиса РАУНД начали переходить на многопользовательскую систему удаленного доступа, которая упрощает процесс подключения личного кабинета, привязку электронных подписей, процедуру отключения СМС-паролей для подтверждения транзакций, смену номеров телефонов пользователей и другие возможности», — поделилась итогами работы Мария Матвеева.

Банки оперативно подстроились под новые реалии и дистанционную коммуникацию как в проведении встреч и переговоров с клиентами, так и в участии в российских и международных конференциях и форумах. «Однако, несмотря на эффективность применения таких форм коммуникаций и экономию для банка, для ВЭД дистанционное общение не может на 100% заменить очное», — уверен Дмитрий Мушков, заместитель директора департамента поддержки операций на финансовых рынках Россельхозбанка.

Проблемы у компаний — это не только снижение объема сделок, но и падение комиссионных доходов от операций ВЭД, что для банков важно в кризис. Сбербанк в самый острый момент сам максимально снизил комиссионное вознаграждение по ряду продуктов или вовсе «заморозил» его взимание, рассказала Наталья Голудина, советник заместителя председателя правления Сбербанка. Остальные игроки констатируют снижение комиссий из-за выбывания компаний с рынка, а новым выходить сейчас сложно. 

Банки отметили также снижение транзакционных комиссий из-за падения объемов клиентских операций во время локдауна, но сейчас корпоративный сегмент уже почти восстановил объем операций, и потому комиссии вернулись к уровню прошлого года, рассказал Сергей Козелков, первый вице-президент дирекции корпоративного бизнеса Росбанка. 

Снизились количество клиентов сегмента МСБ и их рентабельность, что, в свою очередь, негативно сказывается и на банках, согласилась с оценкой Сергея Козелкова Марина Арсланова, начальник отдела развития продуктов ВЭД и валютного консалтинга Ак Барс Банка.

Доходы по комиссиям ВЭД по сравнению с прошлым годом снизились на 10–15%, это стало следствием снижения активности клиентов, сокращения объемов проводимых операций, а также резко возросших курсов основных валют: долларов США и евро, уточнил руководитель блока МСБ Банка ЗЕНИТ Дмитрий Дьяков.

Выживут большие и гибкие

Даже у крупных корпоративных клиентов были проблемы с реализацией продукции, заявил Дмитрий Мушков. Например, этот тренд был четко заметен в машиностроении и металлургии: всемирный локдаун и закрытие границ существенно снизили объемы торговли и привели к уменьшению оборотов по ВЭД.

Но в целом, крупные экспортеры и импортеры легче пережили кризис, отметили банкиры, опрошенные «Б.О». Они пострадали меньше, чем в сегменте МСБ: это подтверждается объемами операций в рамках ВЭД, если сравнивать аналогичные периоды текущего и прошлого годов, считает Сергей Козелков. По его словам, спад был наиболее заметен в период с апреля по июнь 2020 года — падение до 30%, а в некоторых отраслях и более, но с июля прослеживается тенденция к восстановлению объемов операций. 

Некоторые предприниматели не смогли пережить локдауна и скачков курса валют и были вынуждены свернуть деятельность, но были и те, которые нашли новую бизнес-идею, новые рынки, новую концепцию, оценила ситуацию на рынке Юлия Зуйкова. Нефтяная отрасль с обвалом мировых цен сильно пострадала, но и подушка безопасности у нефтяников обычно больше, чем у других. Компании с выстроенными цифровыми процессами и технологиями оказались более подготовленными ко всеобщему локдауну. Возросли поставки медицинского оборудования и расходных материалов, средств индивидуальной защиты. Неплохо выглядит экспорт пищевой и сельхозпродукции. 

 

 

Больше всего пострадали торговля, производство и туризм, уверен Сергей Норицин, директор дирекции внешнеторговых операций банка «Санкт-Петербург». «Безусловно, это очень укрупненная оценка, нельзя игнорировать и ряд компаний сферы услуг, строительства и других, снижение активности работы которых мы наблюдали. Что касается выигравших, то лучше остальных себя почувствовали те компании, которые реализуют сервис в области телекоммуникаций и информационных технологий, компании медицины и фармацевтики; те, кто производят специальную экипировку и одежду», — продолжил он.

Повторная волна коронавируса в Европе и на других рынках не способствует улучшению ситуации, подтвердил Михаил Попов. Но у некоторых компаний даже во время пандемии выросли показатели экспорта. В первую очередь это средства защиты от вируса — маски, санитайзеры, разные приборы, вплоть до роботов, которые замеряют температуру и обрабатывают поверхности антисептиком. «IT-отрасли будут активно расти, потому что сейчас за счет курсовых изменений стоимость наших услуг очень конкурентоспособна на мировом рынке. Мы обходим даже Индию и Китай по стоимости разработки. Спрос на диджитализацию бизнеса на иностранных рынках растет на фоне локдаунов, что в итоге повышает спрос на услуги отечественных разработчиков на международной арене», — указал он.

В первую очередь пострадал сектор услуг — рестораны, фитнес-индустрия, салоны красоты, подтвердил Александр Мещеряков, директор дирекции международного бизнеса Промсвязьбанка. А к списку тех, кто выиграл от ситуации и растет, он добавил онлайн-ретейлеров, сервисы, предоставляющие развлекательный контент, сельское хозяйство, химическое производство, газодобычу, электроснабжение. «Сегмент экспорта сырьевых товаров начал восстанавливаться быстрее по сравнению, например, с сегментом импорта потребительских товаров — последствия для российских экспортеров оказались менее болезненными, чем для импортеров, которые все еще находятся в формате изменения своего бизнеса под новые экономические реалии. Скорее всего, ряд игроков с низким запасом прочности может покинуть рынок во время второй волны [пандемии] коронавируса или сразу после», — считает он. Также пострадали угольная, лесная деревообрабатывающая промышленность, машиностроение, лизинг, транспорт и логистика, отметила Наталья Голудина.

Банк, хедж-фонд, консультант — далее везде

Во время локдауна многие банки поняли, что клиент иногда приходит с вопросами, которые связаны с банковской и финансовой деятельностью лишь косвенно, — просто потому, что не знает, кому еще можно задать эти вопросы. 

«В марте мы начали фиксировать рост обращений от клиентов по поводу консультаций: как действовать в ситуациях, когда срываются сроки поставок по контрактам либо графики оказания услуг; что делать, если контрагент не выполняет обязательства по оплате; как быть, если из-за локдауна невозможно оформить подтверждающие документы, в том числе в случаях, когда уже походят сроки их представления в банк», — рассказал Сергей Козелков.

Выиграли банки, которые не просто предоставили индивидуальные консультации, но смогли поставить эти консультации на поток и стать «единым» окном для участника ВЭД. 

Так, Сбербанк предложил участникам ВЭД альтернативные решения для поиска новых партнеров, например международную платформу поиска партнеров bankofpartners.com и международные бизнес-миссии онлайн, позволяющие в дистанционном формате эффективно продавать свою продукцию на зарубежные рынки, уверена Наталья Голудина. Также Сбербанк запустил сервис экспресс-возврата НДС, позволяющий за семь дней вернуть средства в оборот. Если в целом по России объемы ВЭД в первом полугодии снизились на 19,5%, то по клиентам Сбербанка снижение составило 8%, обратила внимание она.

Клиенты столкнулись с ситуациями, вый­ти из которых без помощи специалистов оказалось непросто. «Мы видим спрос на продукты документарного бизнеса, международный факторинг, субсидируемое финансирование экспортных контрактов», — поделилась своими наблюдениями Наталья Бахова, директор департамента торгового финансирования МКБ. 

Для клиентов — участников ВЭД основными проблемами в период карантина стали выход на новые рынки, поиск и установление связей с новыми контрагентами, подчеркнул Александр Мещеряков. «Онлайн-мероприятия пока не могут полностью заменить деловые поездки, встречи и выставки, а с контрагентами из ряда стран в силу культурных особенностей бизнеса и вовсе довольно сложно установить контакт в онлайн-формате, если до этого не было хотя бы одной-двух личных встреч», — прокомментировал он.

Ограничения вынуждают участников ВЭД искать новых контрагентов для восстановления объемов товарных потоков, соответственно возрастают коммерческие риски, поэтому сейчас клиенты хотят использовать аккредитивы и гарантии, которые помогают закрывать эти риски, сказала Марина Арсланова. По ее мнению, большая волатильность курсов валют и желание управлять этими рисками вызывают потребность в хеджировании, а форвардные сделки и опционы позволяют бизнесу чувствовать себя более комфортно. 

Чтобы обеспечить «защитный комплекс», в банке «Санкт-Петербург» разработали три предложения для экспортеров и импортеров «аккредитив плюс хеджирование», рассказал Сергей Норицин. Они соединяют в себе защиту от предпринимательских и валютных рисков: к аккредитиву с постфинансированием/аккредитиву с резервированием средств/экспортному аккредитиву добавляется специально подобранный инструмент хеджирования, наиболее подходящий клиенту в каждом конкретном случае (форвард, опцион или опционная стратегия), что позволяет сделать ведение бизнеса клиентом максимально комфортным, отметил эксперт.

Многие банки сейчас активно подключаются к международным системам, таким как бизнес-сотрудничество, и системам проведения платежей, ищут контрагентов за рубежом, которые, с одной стороны, расширяют их сеть финансовых транзакций, а с другой — снижают комиссии, так как возникает больше прямых контактов, по словам Михаила Попова.

В полутора годах от роста

По прогнозу Минпромторга, период восстановления мировой экономики и торговли до прежнего уровня может продлиться до конца 2021 года. С этим прогнозом согласны почти все банкиры, опрошенные «Б.О». 

Положительный фактор для восстановления спроса — перераспределение от стандартных условий расчетов (100%-ная предоплата) для стран, регионов в пользу расчетов с предоставлением отсрочки платежа и с использованием документарных аккредитивов, гарантий и т.д., оптимистично отметил Дмитрий Мушков. 

«В 2021 году нас ожидает постепенное восстановления объемов внешнеторгового товарооборота до доковидного уровня, — считает Мария Арсланова. — Мы ожидаем возвращения до уровней докризисных реалий к концу 2021 года и последующего укрепления растущего тренда. При прочих равных, три года кажется вполне достаточным периодом для того, чтобы восстановить работу по тем направлениям, по которым бизнес-активность снизилась из-за пандемии и внешнего фона, и чтобы развить внешнеторговую деятельность уже новым игрокам этого рынка», — согласился с ней Сергей Норицин.

Отыграть падение общего товарооборота на рынке в последнем квартале года не удастся, сожалеет Юлия Зуйкова, но в банке оценивают текущую ситуацию более позитивно, чем при первом локдауне, и отмечают постепенное восстановление рынка с июля 2020-го. Все ждут начала массовой вакцинации как основы для возврата к нормальному экономическому росту, развития бизнеса и увеличения инвестиций, построения долгосрочных прогнозов. «Думаю, что так и будет, возможно, не в столь быстром темпе, как мы все хотели бы», — подтвердил Александр Мещеряков. Повторное введение локдаунов, изолированность ряда стран, в том числе крупнейших партнеров России, накладывают негативный отпечаток на восстановление ВЭД. «Мы не ожидаем восстановления показателей до значений прошлого года, но в целом, ситуация меняется в лучшую сторону», — согласилась Наталья Голудина.

К показателям по ВЭД предыдущих годов рынок вернется нескоро, добавил Дмитрий Дьяков. «Полагаем, что к концу 2021 года активность клиентов и объемы операций ВЭД увеличится на 20–30% по отношению к этому году», — дал он прогноз.