Финансовая сфера

Банковское обозрение


  • Поток банковского сознания
27.04.2012

Поток банковского сознания

На выступлениях и в кулуарах съезда АРБ в начале апреля участники обсуждали наболевшее


Андрей Нечаев, президент банка «Российская финансовая корпорация»

О надзоре

Мне кажется, что озабоченность Банка России состоянием активов коммерческих банков иногда принимает чрезмерно мелочные, не всегда понятные формы. Речь, конечно, о новациях в расчетах достаточности капитала, создании резервов под кредиты и о повышающих коэффициентах. Но для меня, например, остается непонятным, почему для стратегических предприятий повышающий коэффициент можно не применять, а для остальных — нужно? Они ведь стратегические не потому, что финансово устойчивые, а потому что наша власть считает, что в них нет места для иностранного капитала. Риски их кредитования, может быть, даже больше, чем риски менее политизированных заемщиков.

Еще мне непонятно, почему предлагается использовать повышающий коэффициент для недвижимости, сдаваемой в аренду? Какие здесь риски, если она переоценивается каждый год по рыночной стоимости и при этом еще приносит доход?

Озабоченность ЦБ состоянием активов банков иногда принимает чрезмерно мелочные, не всегда понятные формы

Аналогичная история с ценными бумагами. Я уже говорил, что считаю абсолютно нелогичной позицию ЦБ по поводу кредитования под залог ценных бумаг или средств, находящихся у банков в доверительном управлении, при условии, что эти средства не называются, например, гарантийным депозитом. Тогда после моего выступления вроде бы ЦБ согласился подумать. Пока еще думает. Но ситуация-то усугубляется! Мы же с вами понимаем, что эти критерии достаточно формализованы, и по ним под сомнительную ссуду может попасть компания, которая имела на протяжении какого-то времени убытки. Но мы-то их кредитуем под ценные бумаги, которые с дисконтом перейдут в залог и обеспечат или весь кредит, или, по крайней мере, значительную его часть. Почему для этого актива надо использовать повышенный в 1,5 раза коэффициент при расчете Н1?

Мы много раз ставили вопрос, касающийся общения банков с разными третьими силами. Вот мы, сравнительно небольшой банк, получаем бесчисленное количество предписаний: дать информацию по этому клиенту, сообщить о таких-то счетах, о таком-то движении средств, что-то арестовать и т.д. Но надо же понимать, что банковский бизнес — это не конец 80-х или начало 90-х, когда там была высочайшая прибыльность. Активы, которые приходятся на одного банковского работника в России и в других странах, отличаются на порядок. Потому что мы вынуждены содержать огромное количество людей, которые вместо банковских операций занимаются написанием бесчисленного количества бумаг в отношении любопытствующих органов. Пусть тогда они за это заплатят! Хотя бы по себестоимости, мы даже еще НДС с этого заплатим.

 

Андрей Костин, президент-председатель правления ВТБ

О рефинансировании и достаточности капитала

Важно найти баланс между повышением эффективности и качеством улучшения надзора за банками и тем, чтобы оставить возможность банкам дышать и наращивать кредитование реального сектора.

Мы считаем, что надо и дальше продолжить совершенствование развития механизма залогового рефинансирования, поскольку все равно живем еще в труднопрогнозируемой ситуации.

Есть потенциал снижения минимум на 50 базисных пунктов стоимости рефинансирования под залог активов, поручительств и золота. В рамках текущей задолженности перед ЦБ это позволило бы снизить фактическую стоимость заимствований до уровня 6,25%. Мне кажется, это вполне реалистичный и довольно-таки скромный запрос с учетом тех успехов, которые наша экономика и наши финансовые органы достигают в рамках борьбы с инфляцией.

Еще одна важная для банковского сектора тема — это достаточность капитала. Например, поскольку мы — группа, то для нас важно, чтобы любое перераспределение ресурсов между банками и компаниями группы не относилось к активам повышенного коэффициента риска. Сегодня, если банк ВТБ кредитует заемщика, а зарплатный проект обслуживает ВТБ24, то это является зоной повышенного риска, что, на наш взгляд, представляется малоаргументированной позицией. Это относится и к компаниям холдингов, у которых есть компании-казначеи, через которые идет централизованное управление финансовыми холдингами.

У нас вызывает озабоченность завышенная оценка риска по высоколиквидным акциям надежных эмитентов

У нас вызывает озабоченность завышенная оценка риска по высоколиквидным акциям надежных эмитентов. Это наносит удар по деятельности российских банков, которые активно предоставляют инвестиционные услуги, в том числе по IPO и SPO российских компаний, и в качестве маркетмейкера соответственно владеют на каком-то этапе и пакетом акций. Эта проблема может еще больше развернуть рынок в сторону иностранных конкурентов.

Среди наших предложений — отмена консолидированной отчетности по РСБУ и МСФО для банковских групп, выпускающих консолидированную отчетность по МСФО.

 

Андрей Крысин, президент банка «Евротраст»

Нужны идеи как рефинансировать ипотеку

Кто-то говорит: в 2012 году мы выдадим ипотеки на триллион рублей. В 2011 году мы уже выдали кредитов на 717 млрд рублей, это рекорд, это очень хорошо. Но рефинансирование не запустили. Триллион рублей на балансе? На 30 лет? Это тупик.

Нужно выстраивать инвесторов в очередь. Для этого нужны рыночные ставки, доходность. По стратегии развития банковского сектора в 2012 году 45% выданных кредитов должно быть рефинансировано через ипотечные ценные бумаги. По оценкам нашего комитета, будет рефинансировано 10–12%.

Мы планируем провести мозговой штурм с членами комитета АРБ по ипотеке, обсудить, какие новые инструменты, какие новые механизмы могут подтолкнуть этот рынок к интенсивному развитию. Может быть, другие участники рынка предложат какие-то новые идеи, механизмы.

Как это ни прискорбно, ставки по ипотеке надо повысить на 2–3 процентных пункта, может быть, на пару – тройку лет

АИЖК готово направлять часть своей прибыли на развитие вторичного рынка ипотеки. Но нужны какие-то формы рефинансирования. Субсидировать ставки? Каким образом?

Как мы видим, в результате реализации программ, по которым АИЖК выкупает у банков старший транш ипотечных облигаций, прошло сделок меньше чем на 30 млрд рублей. Программы нормальные, продуманные, но все упирается в ставки. АИЖК нужна прибыль. Для структур коммерческих это важно. Пример США показывает, что нельзя сочетать коммерческие и государственные интересы в одной структуре, как это было с Fannie Mae и Freddie Mac. Они не просчитывали риски, надули «пузырь», который лопнул. Мы не должны повторять их ошибки.

На мой взгляд, как это ни прискорбно, ставки по ипотеке надо повысить на 2–3 процентных пункта, может быть, на пару-тройку лет. Может быть, когда рынок ипотечных ценных бумаг раскрутится, если зарубежные и российские инвесторы выстроятся в очередь, рынок сам будет снижать ставки по ценным бумагам. Тогда все эти программы заработают. Но сейчас три маркетмейкера — Сбербанк, ВТБ24 и АИЖК держат две трети рынка. Поэтому тяжело запускать этот механизм.

 

Антон Слободчиков, исполнительный директор Алтайского банковского союза

Получить пенсию в алтайской деревне — проблема

У нас в области жесткая централизация в отношении финансовых институтов, вертикаль власти выстроена не на уровне региона. Есть определенные программы, которые реализуются через федеральные банки. Я не скажу, что малые банки отрезаны от этих инструментов, но по формальным признакам они не могут подойти к участию в каких-то крупных проектах.

Малые банки совокупно по размерам сети в Алтайском крае занимают третье место после Сбербанка и Россельхозбанка. Сейчас существует перекос в доступности банковских услуг между крупными городами и районами края. В деревнях нет никакой сети банковского обслуживания — ни терминальной, ни банкоматной, зато есть привычка к физическому обслуживанию. Получить пенсию — и то проблема, приходится ехать за 200 километров.

У нас аграрный край, поэтому большую долю занимает Россельхозбанк, но всех потребностей населения в банковских услугах он не закрывает. На селе нужны не только кредиты, но депозиты, РКО.







Сейчас на главной
Мораторий и жизнь FINLEGAL Мораторий и жизнь

Традиционно в ходе FinLEGAL 2022 представители юридического сообщества обсуждают наиболее важные темы и практики, решения Верховного Суда. В 2022 году к «стандартным» для специалистов по финансовому праву прибавились и новые заботы, связанные с геополитикой. «Б.О» провел опрос среди участников мероприятия, которые сформулировали самые актуальные для рынка проблемы


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ