Финансовая сфера

Банковское обозрение


  • Аффилированный с должником банк-банкрот в лице АСВ включается в реестр требований кредиторов: направления практики
23.12.2022 Best-practice

Аффилированный с должником банк-банкрот в лице АСВ включается в реестр требований кредиторов: направления практики

Как подлежат рассмотрению требования аффилированных с должником лиц?


Как Верховный Суд, так и Конституционный Суд, исходят из того, что в условиях банкротства должника и высокой вероятности нехватки его имущества для погашения требований всех кредиторов между последними объективно возникает конкуренция по поводу распределения конкурсной массы, выражающаяся помимо прочего в доказывании обоснованности своих требований. Во избежание злоупотреблений в этой части законодательством установлено, что по общему правилу требования кредиторов включаются в реестр требований кредиторов должника только после судебной проверки, в ходе которой в установленном законом процессуальном порядке проверяется их обоснованность, состав и размер (п. 6 ст. 16, ст. 71, 100 Закона о банкротстве). При этом установленными могут быть признаны только требования, в отношении которых представлены достаточные доказательства наличия и размера задолженности (п. 26 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 года № 35)1.

В этой связи арбитражному управляющему, кредиторам, требования которых включены в реестр требований кредиторов, а также иным указанным в законе лицам предоставляется право на заявление возражений. Приведенные нормы и разъяснения направлены на обеспечение реализации принципа состязательности при установлении судом требований кредиторов и защиту их имущественных интересов2. Более того, в отличие от рассмотрения обычного судебного спора проверка обоснованности и размера требований кредиторов предполагает большую активность самого суда3.

В настоящее время сформировалась устойчивая судебная практика, закрепляющая повышенный стандарт доказывания реальности и обоснованности требований аффилированных с должником лиц.

Так, в соответствии с п. 1 Обзора судебной практики от 29.01.20204 на аффилированном с должником кредиторе лежит бремя опровержения разумных сомнений относительно мнимости договора, на котором основано его требование, заявленное в деле о банкротстве. Верховный Суд отмечает, что при наличии в рамках дела о банкротстве возражений о мнимости договора суд не должен ограничиваться проверкой документов, представленных кредитором, на соответствие формальным требованиям. Ему необходимо выяснить, представлены ли достаточные доказательства существования фактических отношений по договору. Ведь аффилированный кредитор не имеет каких-либо препятствий для представления полного набора дополнительных доказательств, находящихся в сфере контроля группы, к которой он принадлежит, устраняющего все разумные сомнения по поводу мнимости сделки. Если же такой кредитор не представляет указанные доказательства, то считается, что он отказался от опровержения факта. В подобной ситуации действия, связанные с временным зачислением аффилированным лицом средств на счет должника, подлежат квалификации по правилам, установленным ст. 170 ГК РФ.

Иными словами, в ситуации, когда расчетный счет должника используется в качестве транзитного, то есть должник не расходует полученные от аффилированного лица денежные средства в собственных целях, а перенаправляет их на счета других лиц из группы, суды должны отказывать во включении требований таких аффилированных лиц в реестр требований кредиторов должника.

Нижестоящие суды активно руководствуются приведенным разъяснением Верховного Суда и отказывают аффилированным кредиторам.

А если на месте кредитора находится банк в лице АСВ?

Однако если на месте кредитора находится аффилированный банк, признанный банкротом, полномочия конкурсного управляющего которого осуществляет Агентство по страхованию вкладов, то говорить о единообразии судебной практики не приходится. В общем виде фактические обстоятельства таких споров выглядят следующим образом:

  • кредитор-банк и должник являются аффилированными лицами;
  • кредитор впоследствии был признан банкротом, полномочия конкурсного управляющего осуществляет АСВ;
  • основанием требования является неисполнение должником обязательств по кредитным договорам;
  • перечисления в пользу должника имеют транзитный характер.

Почему суды включают АСВ в реестр?

Такие требования суды в полном объеме включают в реестр требований кредиторов. В качестве примеров релевантных судебных актов можно отнести:

  • Постановление Арбитражного суда Московского округа от 06.07.2022 по делу № А41-39631/2019;
  • Постановление Арбитражного суда Московского округа от 30.05.2022 по делу № А40-109341/2019;
  • Постановление Арбитражного суда Московского округа от 18.10.2021 по делу № А40-40485/2018.

Обосновывая факт включения требований банка в реестр, суды ссылаются на необходимость учета интересов вкладчиков банка как основной группы его кредиторов. В общем виде аргументы судов сводятся к следующему.

Во-первых, вводится понятие фактического кредитора должника, под которым понимается не аффилированный банк, а его кредиторы — вкладчики банка и АСВ.

Во-вторых, отмечается, что злоупотребления при заключении кредитных договоров, допущенные прежним руководством банка, действиями которого банк доведен до банкротства, при рассмотрении требования о включении в реестр должника не могут быть противопоставлены интересам вкладчиков банка.

В-третьих, подчеркивается, что банк, обращаясь с заявлением о включении в реестр, действует не в интересах предполагаемого конечного бенефициара, группы компаний, а в интересах независимых кредиторов банка — вкладчиков и государства, то есть фактически в целях защиты публичных интересов. Поскольку банк признан банкротом, Агентство по страхованию вкладов, выплатив компенсации вкладчикам за счет средств Банка России, стало в одном лице кредитором и конкурсным управляющим банка. В связи с этим действия АСВ, связанные с предъявлением требования должнику, направлены на возвращение средств, потраченных государством.

Что на этот счет говорит Верховный Суд?

Представляется, что направленность судов на защиту интересов вкладчиков банка, вследствие чего требования банка удовлетворяются судами, связана с отсутствием определенности по данному вопросу со стороны Верховного Суда.

Так, в Определении от 24.08.2020 № 305-ЭС20-6599 по делу № А40-11024/2019 впервые обращается внимание на то, что кредитор-банк, так же как и должник, находится в процедуре конкурсного производства. Суд говорит, что вследствие принятого судами решения об отказе в удовлетворении требования банка правовая защищенность его добросовестных кредиторов стала ниже, чем защищенность неосмотрительных кредиторов должника, что не согласуется с положениями п. 1 и 2 ст. 1 ГК РФ.

Важность учета интересов вкладчиков банка просматривается и в Определении от 24.02.2022 № 305-ЭС20-15145 (5) по делу № А40-109097/2018. Суд отмечает, что вследствие признания сделок недействительными банку отказано во включении в реестр требований кредиторов должника, следовательно, банк не получит в конкурсную массу денежные средства от реализации залогов, в то же время бывший бенефициар банка вернет контроль над предприятиями, которые ранее были приобретены на средства вкладчиков банка.

Наконец, не так давно Верховный Суд рассмотрел дело ООО «Рент Эстейт Групп». В данном деле суды апелляционной и кассационной инстанций отказали банку-банкроту во включении в реестр в связи с недействительностью кредитных договоров, являющихся основанием требования, из-за транзитного характера операций банка в пользу должника. Суды установили, что денежные средства, полученные должником по кредитным договорам, в день их поступления перечислялись на счета иных лиц. Однако Определением от 08.08.2022 № 305-ЭС21-6122 (3) по делу № А40-109791/2019 Верховный Суд отменил постановления апелляции и кассации и направил спор на новое рассмотрение. Но как таковой правовой позиции по проблеме суд не предложил. В определении суд лишь рассмотрел обеспечительные сделки, а кредитные договоры и операции по ним, имеющие транзитный характер, остались без внимания суда. В отсутствие какой-либо аргументации Верховный Суд заключил, что в рассматриваемом случае обеспечительные сделки заключались во исполнение реальных кредитных договоров, по которым банк ранее предоставил денежные средства заемщикам.

Соответственно Верховный Суд, по сути, не высказывал своего мнения относительно того, что нужно делать судам при рассмотрении споров о включении требований банка-банкрота в лице АСВ в реестр требований кредиторов аффилированного должника. В связи с этим универсальной правовой позиции не выработано. Но в то же время прослеживается определенное внимание со стороны Верховного Суда к вкладчикам банка, а также учитываются их интересы.

Аргументы против включения АСВ

Имеются судебные акты, где в удовлетворении требований банка было отказано, например:

  • Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 08.07.2021 по делу № А12-7/2019;
  • Постановление Арбитражного суда Московского округа от 19.10.2020 по делу № А41-3910/2019;
  • Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 10.08.2022 по делу № А40-40485/2018.

Особый интерес представляет последнее дело. В соответствии с ним банк в лице АСВ обратился в арбитражный суд с заявлением об установлении требований в размере более 12 млрд рублей. Изначально суд первой инстанции, поддержанный апелляцией, отказал в удовлетворении заявления. Суд округа отменил данные судебные акты и направил спор на новое рассмотрение. Но и при повторном рассмотрении первая инстанция и апелляция опять отказали в удовлетворении требования.

Во-первых, суды установили, что ни по одному из кредитных договоров полученные должником денежные средства не были использованы в его хозяйственной деятельности, а были выведены из оборота в тот же день и транзитом перенаправлены в иные входящие в группу лиц организации. То есть банк выдавал кредитные средства внешне финансово устойчивой и стабильной организации, имеющей значительные активы, в целях повышения качества кредитного портфеля, однако в дальнейшем незамедлительно перенаправлял их в подконтрольные организации, созданные незадолго до осуществления операций, путем создания формального документооборота.

Во-вторых, суды подробно рассмотрели вопрос о балансе интересов независимых кредиторов должника и кредиторов банка. По их справедливому замечанию, такой баланс обеспечивается за счет реализации иных инструментов. Так, в рамках дела о банкротстве банка конкурсным управляющим предъявлены требования к контролирующим банк лицам о взыскании убытков, возникших вследствие выдачи банком денежных средств по кредитным договорам, являющимся основанием требования к должнику. При этом, заявляя требование о взыскании убытков, АСВ как конкурсный управляющий банка ссылается именно на транзитность движения денежных средств и ничтожность кредитных договоров, что свидетельствует о противоречивости его позиции в споре о взыскании убытков и в споре о включении требований в реестр должника.

Более того, стоит согласиться с позицией судов о том, что включение требований банка в реестр кредиторов должника по транзитным операциям, напротив, приведет к нарушению баланса интересов кредиторов должника и кредиторов банка, поскольку негативные последствия неправомерных действий прежнего руководства банка фактически будут возложены на независимых кредиторов должника.

Вывод

Таким образом, в настоящий момент судебная практика не позволяет с уверенностью сказать, что же делать с требованием аффилированного с должником банка-банкрота в лице АСВ в том случае, когда под кредитом скрывается транзитное перемещение средств внутри группы компаний.

Зачастую суды подменяют понятия, включая такие требования в реестр. Центральным аргументом, обосновывающим указанную позицию, является необходимость учета интересов кредиторов банка, то есть вкладчиков. Представляется, что ввиду этого и происходит перекос баланса интересов кредиторов должника и кредиторов банка. Судам следует принять во внимание позицию, изложенную в Постановлении Девятого арбитражного апелляционного суда от 10.08.2022 по делу № А40-40485/2018, согласно которой такой баланс интересов в полной мере обеспечивается за счет иных инструментов, в том числе за счет взыскания убытков с контролирующих лиц.


1. Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 20.09.2018 № 305-ЭС18-6622 по делу № А40-177314/2016, Определение Конституционного Суда РФ от 06.10.2021 № 2126-О.
2. Определения Конституционного Суда РФ от 28.06.2022 № 1658-О, от 24.02.2022 № 409-О, от 28.11.2019 № 3078-О, от 06.10.2021 № 2126-О.
3. Пункт 17 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ № 4 за 2018 год.
4. Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с установлением в процедурах банкротства требований контролирующих должника и аффилированных с ним лиц.