Финансовая сфера

Банковское обозрение


  • Антибанковский заговор
22.06.2023 FinRegulationАналитика

Антибанковский заговор

Куда потекут золотые реки с российских аффинажных заводов после введения западных санкций на торговлю золотом из России, отмены НДС при продаже золотых слитков внутри страны и ожидаемого роста оборота драгметаллов и их производных через инструменты ЦФА?


Российские банки на протяжении долгих лет имели монополию на продажу гражданам золота в слитках или в форме обезличенных металлических счетов, а инвестиционные операции с драгметаллами в целом были закрытой отраслью, доступной небольшому кругу инвесторов. Но с 2022 года происходит стремительная переориентация части золотодобывающей отрасли на внутренний рынок, где розничного спроса пока не хватает. Какие инструменты необходимы рынку и кто отберет «теплое местечко» у кредитных организаций?

Куда уходит российское золото

По данным Торгово-промышленной палаты (ТПП), за 2022 год производство золота в России достигло 371 тонны, но в свете введения США и ЕС эмбарго на российский драгоценный металл экспорт сильно осложнился.

«Куда сейчас уходит российское золото, практически никто не скажет, потому что статистика по экспорту была закрыта год назад, — сообщил Сергей Кашуба, председатель Союза золотопромышленников России, на сессии ПМЭФ-2023 «Инвестиции в драгметаллы: розничный рынок и “цифровое золото”». — Мы сами об этом просили госорганы. Моя личная позиция и позиция Союза — мы не видим необходимости и смысла раскрывать данные по экспорту российского золота».

Но даже в условиях такой недосказанности очевидна переориентация экспорта на азиатские рынки и внутреннего потребителя. При этом Союз золотопромышленников был заинтересован в развитии отечественного рынка задолго до санкций 2022 года. С тем, что сейчас появляется особенная необходимость в развитии отечественного рынка, согласился и Георгий Смирнов, генеральный директор компании «Нордголд Менеджмент». «Мы как компания находимся практически под всеми возможными санкциями с середины прошлого года. Поэтому напрямую экспортировать не можем», — заявил спикер, скромно добавив, что на самом деле компания могла бы наладить экспорт через посредника. Однако, по мнению эксперта, золото — очень хороший актив для диверсификации портфелей российских инвесторов.

Георгий Смирнов («Нордголд Менеджмент»)

Чем богаты на инструменты

Интерес россиян к золоту регуляторно стимулирует отмена с 9 марта 2023 года уплаты НДС на продажу золотых слитков. Инвестиционные монеты имели такую опцию и ранее. Однако этого для массового спроса не хватило. Главная причина: инвестировать в золото неудобно.

В целом, такие инструменты на российском рынке развиты слабо, считает директор департамента финансовой политики Минфина Иван Чебесков. Например, покупка золота в слитках доступна очень ограниченному числу граждан: «Я в какой-то момент поинтересовался, что это значит: купить золото в слитках. И понял, что это не для меня: во первых, не по зарплате. Во-вторых, золото в слитках нужно где-то хранить. Хранить его дома — нереально, ты случайно заденешь, что-то поцарапаешь, а потом никому его не продашь. Оно будет стоить на 30% ниже».  

Иван Чебесков (Минфин). Фото: Фотохост-агентство РИА Новости /Мурад Багандов

Помимо этого Иван Чебесков отметил слишком высокий спред между покупкой и продажей слитка из-за низкой ликвидности. Есть вариант хранения в банковской ячейке, но тогда появляются дополнительные затраты.  

«Проблема вторичного рынка является ключевой для розничного рынка драгметаллов вообще, — согласился Аркадий Трачук, генеральный директор «Гознака». — Если еще с инвестиционными монетами вторичный рынок уже какой-то сформировался, то со слитками ситуация — хуже не придумаешь. Фактически в лучшем случае выкуп слитков столкнется с проблемой поиска места и поиска изготовителя этих слитков, эмитента, и чаще всего главный путь будет в скупку, где уже разговор не про спред, а про стоимость лома. Это, конечно, неинвестиционная модель».

Аркадий Трачук («Гознак»). Фото: Фотохост-агентство РИА Новости /Мурад Багандов

Тем не менее потенциал у инструмента есть: «Слитки гибче реагируют на рынок, они быстрее могут появиться на рынке, могут быть разного размера. Наше производство позволяет их делать от одного грамма до килограмма, — отметил представитель “Гознака”. — И в этом смысле цены на слитки будут ближе к котировкам металла, чем, допустим, цены на инвестиционную монету».

С 17 мая 2023 года «Гознак» реализовал концепт продажи небольших слитков в специальной упаковке, которая защищает их от механических повреждений. «16 февраля 2023 года мы предложили инструмент под названием “Госзнак.Инвестиции”. Это возможность купить инвестиционные монеты, а с 17 мая — и мерные слитки, при условии, что они остаются на хранении у нас, и точно так же обеспечивается обратный выкуп». По словам Аркадия Трачука, продукт показал интересные результаты за четыре месяца: около 5 тыс. пользователей, средний чек больше 200 тыс. рублей, что эквивалентно четырем-пяти инвестиционным монетам. Получился розничный инструмент. «Естественно, нам потребовалось к этому подготовиться. Подготовить специализированное хранилище, где мы обеспечиваем индивидуальные места хранения — контейнеры, которые хранятся таким образом, что к ним доступ имеют только кладовщики, когда операции осуществляются именно с этим контейнером».

Другой инструмент, доступный рознице: ОМС (обезличенный металлический счет). На него не начисляются проценты, счет не попадает под Систему страхования вкладов. Также непонятно, в действительности есть или нет обеспечение самим золотом, подчеркнул Иван Чебесков. Одним из популярных инструментов стали индексы на золото: БПИФы (Биржевой паевой инвестиционный фонд), ETF (Exchange traded fund). В ряду их плюсов представитель Минфина отметил ликвидность, низкие комиссии за управление, но и тут стоит вопрос с обеспечением. «Все инструменты, которые сейчас существуют, имеют какие-то свои плюсы и минусы, но, на мой взгляд, идеального инструмента для инвестиций в золото пока нет», — уверен Иван Чебесков.

Когда золото станет ликвиднее

Так или иначе новые инструменты на рынке вынуждено появятся. В рамках ПМЭФ участники рынка рассказали о различных решениях, которые стоило бы взять в разработку.

Мигель Маркарянц, руководитель блока розничного бизнеса ПСБ, поделился опытом банка в рассмотрении решения, которое позволило бы инвесторам не заботиться о хранении: «Мы планировали продавать золото, но не давать в руки клиентам по договоренности с аффинажными заводами. Чтобы это было так: покупка произошла, но ваше золото хранится там». Отсутствие факта передачи из рук в руки снизило бы себестоимость слитка. Также Мигель Маркарянц подчеркнул потребность клиентов-«физиков» в трансграничном перемещении своего актива.

Мигель Маркарянц (ПСБ). Фото: Фотохост-агентство РИА Новости /Мурад Багандов

Еще одна «мысль вслух» от представителя ПСБ, родившаяся в ходе обсуждения внутри банка: появление в России некого государственного золотого сертификата, обеспеченного металлом. В таком инструменте не будет необходимости покупать сам слиток. Аккредитованные регулятором компании должны быть вправе выдавать такие сертификаты, продавать их. Спикер подчеркнул, что главное условие инструмента — в том, чтобы государство контролировало возможность в любой момент обменять сертификат на физическое золото.  

Сергей Кашуба внес целый список предложений, которые позволят золоту стать ликвиднее.

1. На рынке должно быть как можно больше игроков помимо банков. «Новыми участниками должны в полной мере стать “Гознак” и аффинажный завод. А для этого нужно законодательно установить для них нулевой НДС при покупке ими золота у золотодобытчиков».

2. Организация продаж золота в новых точках, например на маркетплейсах. «Но продажа мерных слитков на “Авито” и “Вайлдберрис” — это полный нонсенс, — считает Сергей Кашуба. — Такой маркетплейс не гарантирует подлинность. В этом вопросе необходима максимальная сопряженность не только маркетплейсов, но и всех других игроков рынка с ГИИС ДМДК (Государственная интегрированная информационная система в сфере контроля за оборотом драгоценных металлов и драгоценных камней). Только в связке с ГИИС покупателю это даст гарантию подлинности слитков».

3. Транспортировка золота должна быть упрощена. «У нас требования по охране драгметалла достаточно высокие, если человек купил 20–150 граммов/килограммов, как это все организовывать, тоже надо продумать».

4. Увеличение количества точек обратного выкупа мерных слитков. «Это основное. Иначе у нас будет просто тупая одноканальная система. Накупим золота столько, сколько сможем, оборота не получится, продавать не будем».

В ответ на предложения представителя Союза золотопромышленников Аркадий Трачук сообщил, что «Гознак» с онлайн-торговлей экспериментировал и все эти эксперименты были коммерчески неуспешными. «У вопроса доставки при дистанционной торговле нет решения. Даже если человек покупает слиток за 50 тыс. рублей, доставка должна осуществляться только специализированным транспортом с охраной, что делает экономику процесса совершенно бестолковой».

Время ЦФА

Говоря о розничном инвесторе, нужно понимать его портрет: «Я предполагаю, что это хорошо одетая, хорошо обеспеченная женщина 57 лет, — поделился своими мыслями Дмитрий Бутрин, заместитель главреда по экономической политике газеты «КоммерсантЪ», который модерировал сессию. — Однако всякий раз, когда мы начинаем разговаривать про золото публично, по большей части это молодые люди 27 лет в таких белых “тишотках”, инвестирующие и в биткоины, и в золото, начинают разговаривать про цифровое золото и говорят: ну, слитки — это прекрасно, верификация — прекрасно, а вы нам цифровой финансовый актив на золото дайте, там говорить нам интересно».

Дмитрий Бутрин («КоммерсантЪ»). Фото: Фотохост-агентство РИА Новости /Мурад Багандов

В целом, ЦФА на золото — не просто хайповая тема. Монополия банков на продажу золота — эксперимент, признанный неудавшимся, считает Денис Иорданиди, генеральный директор «Лайтхаус». «Что мы можем сейчас купить в банке? Монетку какую-то, но ее нельзя считать инвестиционной. Или какой-то маленький по размеру слиток, который непонятно, в каком отделении, какого размера есть и что с ним потом делать», — утверждает представитель цифровой финансовой экосистемы. По его мнению, главная задача сейчас — дать возможность производителю золота напрямую взаимодействовать с розницей. «Я лично полагаю, что ЦФА может быть как раз тем инструментом, который позволит дотянуться до розничного клиента производителям», — сказал Денис Иорданиди.

Сейчас конечному покупателю золота нужны простота, надежность, и минимизация транзакционных издержек. «Если говорить о каждом из этих пунктов, я думаю, что ЦФА, который мог бы быть выпущен на физический актив, реально удовлетворял бы всем этим трем критериям», — подтвердил Георгий Смирнов.

А в регулировании к появлению ЦФА на золото уже многое готово. «В цифровых правах есть два инструмента: ЦФА — право требования на денежный поток и УЦП (утилитарные цифровые права) — право требования на товар или услугу. В случае золота, наверное, больше подходит, как говорится, “обертка” УЦП», — объяснил Иван Чебесков.

О реализации инструмента рассказала Екатерина Фроловичева, генеральный директор «Атомайз»: с конца июня — начала июля прошлого года несколько компаний, которые специализируются в горно-металлургической отрасли, в частности Global Palladium Fund Investments и «Красцветмет», задумались о том, чтобы выступить напрямую на рынок. Первые примерки такого опыта шли по пути эквивалента стоимости базового актива, которыми являлись не только золото, но и другие драгоценные металлы. «Здесь формата доставки физического золота не требовалось, — сказала гендиректор платформы «Атомайз». — Впоследствии даже на вторичном обращении, например, выпуски, которые были у “Красцветмета”, привязанные к стоимости семи разных драгоценных металлов, были доступны для физических лиц».

Екатерина Фроловичева («Атомайз»). Фото: Фотохост-агентство РИА Новости /Мурад Багандов

Преимущество ЦФА на драгметаллы состоит в отсутствии издержек на хранение, которое ложится нагрузкой на эмитента такого финансового инструмента. Кроме того, возможно дробление актива: «Вы как бы уходите немножко от уровня физики. В физическом активе вы имеющийся слиток, честно говоря, распилить на несколько частей не сможете в силу того, что сразу теряются привлекательность, потребительские свойства. В цифровом финансовом активе, даже если он номинирован и привязан, например, к одному грамму золота, вы можете его реализовать при обращении в эквиваленте не один грамм, а одна четверть грамма», — пояснила Екатерина Фроловичева. Такое дробление как раз очень важно для розницы.

Остается вопрос: а будет ли за ЦФА золото? Есть несколько форматов выпуска ЦФА, ответила гендиректор компании «Атомайз»: обеспеченный и необеспеченный. В необеспеченном виде ЦФА мы ближе к идеологии неких индексов. Это всего лишь выбор настройки при выпуске ЦФА, которая будет абсолютно легитимно работать и в том, и в ином виде.






Новости Релизы
Сейчас на главной

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ