Финансовая сфера

Банковское обозрение


  • Атака на банк стоила 100 тысяч долларов
01.01.2009

Атака на банк стоила 100 тысяч долларов

Более 30 банков в разных регионах этой осенью стали жертвами информационных атак. Пользуясь кризисным фоном, конкуренты или рейдеры попытались ухудшить положение наиболее интересных региональных банков. Устоять удалось не всем.


Экономическая ситуация в России, особенно в финансовой сфере, вызывает всеобщее беспокойство. Финансовый кризис, который превратился в главную тему работы правительства и иных государственных структур, непосредственно банков и уже перекинулся в кухонные разговоры, на мой взгляд, в нашей стране состоит из нескольких составляющих, весьма причудливо переплетенных между собой.

Прежде всего — и это главное — финансовый кризис в России есть составная часть мирового финансового кризиса. Это вещь объективная, и от нее не уйти. Вторая составляющая — в российской финансовой системе сейчас около 1100 банков, и разговоры о том, что существование значительной их части экономически ничем не обосновано и они служит не более чем для обслуживания некоторых интересов, идут не первый год. В связи с этим высказывается мнение, в том числе и с высоких государственных трибун, что нынешний кризис — хороший инструмент для оздоровления отечественной финансовой системы в целом, под чем нередко понимается значительное сокращение числа банков.

И, наконец, третья составляющая российского финансового кризиса — пока еще не очень значительная, но тем не менее имеющая тенденцию к нарастанию — это целенаправленная деятельность ряда окологосударственных структур, некоторых местных властей и приближенных к ним частных структур, преследующих эгоистический частный интерес и таким образом способствующих общему обострению ситуации. Преимущественно об этой последней составляющей и пойдет речь в данной статье.

Всего банков, ставших жертвами атак, на настоящий момент насчитывается около 30. Расположены они в самых различных регионах — да, по сути дела, по всей стране.

На фоне общего финансового кризиса ряд банков подвергся целенаправленным информационным атакам, которые нанесли им существенный урон, вплоть до того, что некоторые из банков так и не смогли оправиться. Всего банков, ставших жертвами атак, на настоящий момент насчитывается около 30. Расположены они в самых различных регионах — да, по сути дела, по всей стране. Такие случаи отмечены и на Дальнем Востоке, и на юге России, и в Поволжье, но своего рода «эпицентром» стал Екатеринбург, где сразу 5 (!) банков кошмарили посредством черного PR. И это еще не все банки известны, ведь многие подвергшиеся информационным атакам банки пытаются сохранить этот факт в тайне, опасаясь, что придание этой информации огласке лишь ухудшит их положение. Перечислим лишь некоторые из таких банков — причем из тех, которые сами заявили об этом. Это Далькомбанк, Татфондбанк, «Северная казна», «24.ру», Поволжский немецкий банк, ряд региональных отделений Банка Москвы и «Возрождения».

Технология «кошмарения» практически везде была одинакова (с небольшими вариациями). Первое, что было замечено в очень многих регионах, — жалобы банкиров на деятельность работников Сбербанка по переманиванию клиентов. Осуществлялось это посредством прямых контактов сотрудников региональных отделений с вкладчиками и клиентами других банков. В личных беседах им разъяснялось, что на дворе финансовый кризис, многие банки, как ожидается, обанкротятся, ну а Сбербанк уж точно устоит. И такая «работа» дала определенные результаты. Действительно, ряд клиентов других банков перевел свои счета в Сбербанк.

Ввиду масштабности события — а как отмечалось выше, такое замечено в очень значительном количестве регионов — эта деятельность достаточно быстро стала достоянием общественности и была расценена банковским сообществом как «недобросовестная конкуренция» со стороны Сбербанка. Руководство Сбербанка было вынуждено выступить с разъяснением, что это «самодеятельность» некоторых региональных отделений, строго запретило заниматься этим впредь и даже уволило одного руководителя в Восточно-Сибирском регионе. Вот только с увольнением непонятная история… Фамилию уволенного (или хотя бы конкретное отделение) Сбербанк предпочел сохранить в тайне, и никто его так и не узнал. Да и на официальном сайте Сбербанка (по крайней мере, на момент написания статьи) об этом ни слова… А сигналы (правда, уже в меньшем количестве) о продолжении подобной деятельности некоторыми сотрудниками Сбербанка все продолжают поступать. Возьму на себя смелость заявить, что банковское сообщество ожидает от руководства Сбербанка четкого и недвусмысленного пресечения таких вещей.

Но это, как говорится, были только цветочки. Ягодки — хотя и в более ограниченном количестве случаев — появились чуть позже, и оказались эти ягодки поистине ядовитыми. Против указанных выше банков начали проводиться массированные «черные» PR-кампании с применением новых, современных коммуникационных технологий (сотовая связь, Интернет), которые ранее практически не использовались.

«Вдруг» вкладчики и клиенты банков начинали получать SMS-сообщения, спам в электронную почту и в icq, что «их» банк находится на грани банкротства и лучше как можно быстрее забрать свои деньги, пока их еще дают, и вывести все счета. Подобными рассылками покрывалась практически вся клиентская база соответствующего банка. Одновременно на популярных городских интернет-форумах и блогах начиналась очерняющая эти банки PR-кампания. В некоторых случаях были подключены и популярные в соответствующих регионах СМИ. В результате очень быстро включалось «сарафанное радио» — на фоне постоянных разговоров об общем финансовом кризисе слухи о серьезных проблемах в конкретном банке (объекте информационной атаки) распространялись со скоростью лесного пожара.

Результатом всего этого становилась паника среди вкладчиков — уже через день-два отделения буквально «трещали» от наплыва вкладчиков, пытающихся досрочно снять свои депозиты, закрыть все счета, а к банкоматам соответствующих банков выстраивались очереди… Соответственно, возникал локальный кризис ликвидности, и банки были вынуждены вводить непопулярные (а иногда и незаконные) меры — ограничивать дневной лимит выдачи, всячески тормозить закрытие счетов и особенно депозитов, тормозить прохождение платежей юридических лиц. Это подливало масла в огонь — в СМИ выходили статьи уже о реальных проблемах, которые начинал испытывать банк. Ну а в Интернете поднималась полная вакханалия.

Следует отметить крайнюю дешевизну примененных технологий. По моим оценкам, ни одна из этих кампаний не стоила более 100 тыс. долларов, однако общая финансовая ситуация обусловила их крайне высокую эффективность. И одновременно это обстоятельство напрочь отметает все домыслы о том, что это некая «спонтанная» акция, просто устроенная какими-то обиженными вкладчиками, так как ни один здравомыслящий частный гражданин не будет тратить такие деньги (да у большинства столько просто и нет) для удовлетворения каких-то попранных амбиций.

К сожалению, далеко не все банки оказались готовы к этой ситуации. Почему они оказались не готовы?

Полагаю, этому несколько причин. Прежде всего, банки привыкли считать себя «великими», этакими «хозяевами жизни», «непотопляемыми». С одной стороны, такие громады, как банк, с другой — ну какие-то «комариные укусы». Так вот, укусы оказались далеко не комариными. Полагаю, банкам как можно быстрее необходимо осознать, что они — публичные институты и чрезвычайно зависят от общественного мнения. Им надо значительно более серьезно, чем раньше, заняться имиджевой политикой.

Вторая причина — недостаточная информированность населения о системе АСВ и особенно о том, что недавно принят закон о повышении лимита государственного гарантирования вкладов до 700 тыс. рублей. Ведь большинство вкладчиков, поддавшихся панике, — это как раз небольшие вкладчики, имеющие счета до указанной суммы, и — в соответствии с новым законом — гарантированно не потеряющие свои деньги. Только вот не знают они об этом… Так что убежден, что необходимо как можно быстрее запустить разъясняющую кампанию об АСВ, и сделать это должно само АСВ и общественные организации банков, в первую очередь АРБ.

И, наконец, среди причин столь тяжких последствий паники не могу не упомянуть «юридическую позицию». Мне довелось консультировать ряд банков, попавших в описанную ситуацию, и практически везде я сталкивался с достаточно жесткой позицией юристов, что «надо просто подать в суд на СМИ и прочих, распускающих лживые слухи». Это, конечно, нужно делать, но банк-то это не спасет… К началу судебного заседания, если не делать ничего другого, скорее всего, от банка останутся рожки да ножки. И некому будет заплатить юристам за услуги.

Некоторые из отмеченных банков уже поглощены. Другие — отбиваются. А некоторые уже ведут переговоры о продаже стороннему инвестору — лишь бы не рейдеру.

Корни «юридической позиции» я усматриваю в том опыте (точнее, в том представлении), который дал банковский «кризис доверия» 2004 года. У всех в памяти остался процесс Альфа-Банк — «Коммерсант». Не буду его описывать, скажу лишь, что в результате судебной победы банка над газетой у многих банков сложилось впечатление, и совершенно ложное, что именно так удалось спасти банк. В действительности же судебный процесс проходил много позже, когда все страсти уже улеглись. А вот что действительно спасло банк — это то, что он начал действовать немедленно, сразу же после выхода злосчастной статьи в «Коммерсанте», и далеко не только по «юридической линии». По финансовой части были изысканы возможности займа и одновременно введены ограничения по закрытию депозитов (банк возвращал депозиты с 10% дисконтом). Конечно, потом банк проиграл суды и вернул вкладчикам удержанные деньги, но это не главное. А главное заключается в том, что банк заставил людей задуматься о реальных потерях, сбил панические настроения и выиграл столь необходимое время. Параллельно была запущена массированная (и дорогостоящая) PR-кампания, начавшаяся буквально на следующий день, направленная на успокоение вкладчиков. И именно так банку удалось преодолеть кризис. А вот в памяти большинства людей (в том числе и банкиров) остался только судебный процесс с газетой…

А вывод такой — банкам необходимо иметь антикризисную программу, включающую в себя как финансовую, так и PR-часть. Вот по опыту моего общения с банкирами, к сожалению, у многих такой программы до настоящего времени нет.

До начала ноября черные информационные атаки на конкретные банки нарастали очень быстрыми темпами. Несмотря на относительно малый масштаб, на середину ноября атакам подверглось лишь около 2% всех банков — развитие ситуации начало приобретать угрожающие размеры, расшатывающие всю банковскую систему, особенно в регионах.

В дело был вынужден вмешаться президент. 7 ноября, выступая в Санкт-Петербурге на совещании по совершенствованию работы правоохранительных органов, он специально выделил эту проблему. «Я не знаю, происходило ли это в Санкт-Петербурге, но это происходило точно в Сибири, на Дальнем Востоке. Когда появляется информация о том, что банк «падает», его положение неустойчиво — естественно, оттуда изымаются деньги, люди не могут на это не реагировать… Такого рода информацию нужно проверять, и при выявлении признаков преступления сразу же привлекать к ответственности, чтобы неповадно было наживаться на кризисе», — сказал Дмитрий Медведев.

После этого заявления президента на момент написания статьи (13 ноября) мне неизвестно о новых информационных атаках на банки. Но известно о том, что те атаки, которые были зафиксированы ранее, продолжаются. А ведь такие заявления, не подкрепленные реальными действиями властей, имеют лишь ограниченный во времени эффект. Конечно, я не хотел бы списывать все на бездействие правоохранительных органов. С рейдерами вообще бороться весьма сложно, и нельзя сказать, что у государства в настоящее время имеется полноценный рабочий механизм противодействия. Это в еще большей степени относится к такому новому механизму рейдерства, как информационное. Так что полагаю, что банкам в сложившейся ситуации было бы более чем опрометчиво полностью полагаться на государство. Еще раз повторю, для тех, у кого еще нет антикризисной программы, нужно срочно ее разработать. Она должна учитывать не только общеэкономическую ситуацию, но и вероятность проведения целенаправленной негативной информационной кампании против банка.

А пока… Некоторые из отмеченных банков уже поглощены. Другие — отбиваются, кто лучше, кто хуже. Немногие получили деньги от государства. А некоторые уже ведут переговоры о продаже своего бизнеса стороннему инвестору — все лучше, чем сдаваться на милость рейдера.

От государства реальную защиту именно против рейдерских атак пока не получил никто.

Можно все,что не запрещено законом

Банк 24.ру является одним из екатеринбургских банков, которые в условиях финансового кризиса столкнулись с проблемой рейдерства. 13 октября на банк была организована информационная атака, целью которой была дискредитация банка. Неизвестными была произведена SMS- и ICQ-рассылка, опубликованы сообщения на популярных городских интернет-форумах о том, что необходимо срочно забирать вклады из банка в связи с его скорейшим банкротством. Ситуация достигла пика к 21 октября, когда появилась информация о готовящейся провокации в офисах учреждения. Банк ввел в действие антикризисную программу, которая несколько снизила ажиотаж вкладчиков, но рейдеры продолжили свою деятельность — информация о скором банкротстве банка появляется в ряде СМИ с заметным постоянством, на форумах банк продолжают поливать грязью.

29 октября Банк 24.ру в очередной раз опровергает все слухи о возможном банкротстве. «Недружественные СМИ, которые уже давно подозреваются в пособничестве информационным агрессорам, устроившим атаки на известные уральские банки, опубликовали новые слухи о якобы возможном банкротстве Банка 24.ру. Причем, по их данным, каждую неделю банк либо закрывается, либо его руководство уезжает на постоянное жительство в Эмираты, либо банк перестает работать круглосуточно, либо еще что-то более абсурдное. Это говорит о том, что оперативно-следственные мероприятия ФСБ (Федеральной службы безопасности) в отношении захватчиков уральских банков идут успешно, и рейдеры, исчерпав все разумные аргументы и возможности получить контроль над крупными активами, вынуждены публиковать очевидно абсурдную информацию. Кроме того, к суду могут быть привлечены СМИ, которые распространяют ложную информацию и тем самым влияют на общественное мнение»,— говорится в официальном обращении на сайте Банка 24.ру.

Независимые эксперты в лице Уральского банковского союза также называют информацию, проходящую в СМИ, абсурдной. «По нашим сведениям, никаких предпосылок к ухудшению ситуации с Банком 24.ру не существует. Банку удалось стабилизировать ситуацию. Новые слухи — это последняя отчаянная попытка рейдеров опорочить банк, который сумел успешно справиться с тяжелой ситуацией и в ближайшее время вернется к нормальному режиму работы», — прокомментировал ситуацию заместитель председателя Уральского банковского союза Евгений Болотин.

30 октября 2008 года появляется информация о том, что банк обратился в ФСБ и прокуратуру с просьбой найти ответственных за информационную атаку на банк. Кроме того, председатель совета директоров Борис Дьяконов открыто заявляет, что банк подвергся рейдерской атаке. Однако имена заказчиков банк раскрыть отказывается, мотивируя это интересами следствия. По мнению Дьяконова, «рейдеры ставят перед собой четкую цель — воспользоваться ситуацией общемирового финансового кризиса, несколько пошатнувшего крепкую банковскую систему Урала, добавить в нее дополнительной нестабильности и на этой мутной волне достичь своих корыстных целей — лично обогатиться».

11 ноября банк обратился в ЦБ и АСВ с просьбой оказать ему экстренную помощь для восстановления платежной позиции по выплатам юридическим и физическим лицам.

По материалам ИА Advisers






Новости Релизы
Сейчас на главной

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ